Последние новости
08 дек 2016, 15:25
Синоптики обещают непогоду в Ростовской области сегодня, 8 декабря, и завтра, 9 декабря....
Поиск

» » » Гиббон. Человекообразные обезьяны.


Гиббон. Человекообразные обезьяны.

Гиббон. Человекообразные обезьяны. Последний представитель человекообразных обезьян гиббон (Hylobates). отличается несоразмерно длинными руками. Гиббоны, которых насчитывают до 7 видов, населяют по преимуществу Ост-Индию и ближайшие из Больших Зондских островов, Тонкое, довольно стройное тело их. значительной величины (но не больше 1 метра), покрыто густым мягким мехом, черного, бурого или со­ломенно-желтого цвета. Голова мала и яйцевидной формы; лицо- походит на чело­вечье. Благодаря своим необычайно длинным рукам гиббоны ходят но земле очень плохо. Их хождение есть жалкое ковыляние на задних ногах, тяжеловесное переваливание тела, которое удерживается в равновесии лишь вытянутыми ру­ками; зато лазание и прыгание по ветвям представляет у этих животных легкое и ловкое движение; для этого движения нет, по-видимому, и границ; оно как бы не зависит от законов тяжести.

Гиббоны на земле медленны, неуклюжи, неловки, короче,—они чужие на земле; на ветвях же они представляют прямую противоположность всему этому: это—настоящие птицы в образе обезьян. Если горилла—Геркулес между обезьянами, то гиббонов можно сравнить с легким Меркурием; недаром же один из них (лар, или белорукий гиббон) назван в память возлюбленной последнего, прекрасной, но болтливой наяды Лары, которая своим неугомонным языком возбудила гнев Юпитера, но кра­сотою добилась любви Меркурия и благодаря этому избежала ада.
 
Наблюдение гиббонов на свободе представляет свои трудности, так как почти все они избегают человека. Живут они большей частью большими ста­дами, под предводительством одного вожака. Если их застать врасплох на земле, то можно поймать, так как, или от испуга, или чувствуя свою слабость, они не решаются бежать. Трусость—их характерная черта. Как бы ни было многочисленно стадо, оно всегда покидает раненого товарища. Матери, однако, схватывают детенышей, пытаются бежать, падают иногда вместе с ним вниз, испускают затем громкий горестный крик и, с раздутым гортанным меш­ком и расставленными руками, с угрозой загораживают дорогу врагу. Мате­ринская любовь гиббонов проявляется, впрочем, не только в опасности, но и при всяком случае. Некоторым путешественникам приходилось иногда наблю­дать интересное зрелище, как матери приносили своих малюток к воде, мыли их, несмотря на их крик, затем тщательно вытирали их и сушили и во­обще так заботились об их чистоте, что такого ухода можно пожелать и не­которым человеческим детям.

Относительно душевных способностей гиббонов мнения наблюдателей раз­личны. Дювосель, наблюдавший одного гиббона, вида сиаманг, очень дурно отзы­вается о нем. По его словам, это—существо, лишенное всяких способностей и занимающее, по степени развития ума, одно из последних мест в царстве животных. Напротив, другие наблюдатели придавали тем же гиббонам много человеческих черт. У О. Форбста был молодой сиаманг (вывезенный с Суматры, где они только и водятся), который имел очень умное выражение лица. «Он очень скоро приручился и стал приятным товарищем. Изящно и вежливо брал он своими нежными, заостренными на концах пальцами то, что предлагали ему. Чтобы пить, он не прикладывал губ к сосуду, а подносил воду ко рту, черпая горстью. Он был очень мил, когда нежно и ласково обвивал мне шею своими длинными руками и прикладывал голову к моей груди, издавая довольное ворчание. Каждый вечер он гулял со мною, опи­раясь на мою руку. При этом фигура его имела очень оригинальный и забав­ный вид, когда, рядом со мною, он торопливо шагал, прямо держась на своих немного кривых ногах и странным образом размахивая над головой свободной рукой, чтобы удержаться в равновесии».
 
Другой наблюдатель, Гарлан, имевший гиббона-хулока (углечерную обезьяну с Индокитая), говорит следующее. «На мой зов он приходил, садился около меня на стул, чтобы позавтракать вместе со мною, и брал с тарелки яйца или крыло курицы, не пачкая скатерти. Он пил также кофе, шоколад, молоко, чай и т.п., и хотя обыкновенно он пил, погружая в жидкость руку, но, чувствуя сильную жажду, брал сосуд обеими руками и пил из него, как люди. Его любимыми кушаньями были: вареный рис, раз­моченный в молоке хлеб, бананы, апельсины, сахар и т.п. Бананы он очень любил, но охотно ел и насекомых, отыскивал в доме пауков и лов­ко ловил правой рукой мух. Подобно индусам, избегающим мяса из рели­гиозных побуждений, этот гиббон, по-видимому, тоже питал к нему отвращение».

Гиббоны образуют довольно обширный род человекообразных обезьян, до 7 ви­дов, из которых наиболее известны вы­шеупомянутые сиаманг, лар, хулок, затем—унко и ваувау.

Сиаманг (Hylobates Syndactylus), cyматрский гиббон, у которого указательный па­лец задних конечностей срастается с сред­ним, является самой большой из длиннору­ких обезьян, но руки его относительно короче, чем у других видов. «Если представить его,—говорит Дювосель—без шерсти, то вид его был бы безобразен, так как его низкий лоб так недоразвит, что остаются одни надбровные дуги, глаза сидят глубоко в впадинах, нос кажется широким и плоским, ноздри—очень велики, как и рот. Присоедините сюда большой голый гор­танный мешок сиаманга, который свешивает­ся в виде грязного, отвислого зоба и наду­вается при крике, кривые конечности, обра­щенные внутрь, недоразвитый подбородок, и придется сознаться, что, действительно, эта обезьяна не из красивых. Но густой, длин­ный, мягкий мех ее черного цвета и крас­но-бурые брови несколько скрашивают это безобразие».
 
Хулок (Н. hulock), или угле-черная обезьяна, из Индокитая (высотою около 3 фут.), без гортанного мешка и со сво­бодными пальцами задних конечностей. На черном мехе его резко выделяется белая перевязка на лбу.

Лар, или белорукий гиббон (Н. lar), распространенный главным образом на пол. Малакка, приблизительно такой же величины, как хулок, черно-серого цвета с красно-бурыми ягодицами, светлого цве­та руками и ногами и черным, обрамлен­ным белыми волосами лицом.

Уико (Н. raffiesii) похож на хулока по цвету, но отличается величиной и цветом меха, кроме того, у него 14 пар ребер. Лицо и мех его черные, спина и паха— красно-бурые, брови, щеки и челюсти у самца белые, у самок серые, водится на Суматре.
 
Ваувау (Н. variegatus) водится также на Суматре, кроме того, на Малакке. Лицо его голое, голубовато-черное; мех большею частью черный и только на заду окрашен в смесь белого и красноватого цвета. Это, пожалуй, самый ловкий и искусный акробат между гиббонами; для него ничего не зна­чит прыгнуть на 6-—7 сажен; он словно летает с ветки на ветку, до того быстры его движения. Характерен его крик «вау­вау», который он издает в радостном настроении. Этот вид гиббона ведет себя в неволе очень мило, относясь дружелюбно ко всем, кто ему нравится. Так, по край­ней мере, вела себя в неволе одна самка ваувау.

Но вообще-то гиббонов редко приходится видеть в неволе, даже и на их родине: они не могут выносить лишения свободы, страстно стремятся в род­ные чащи лесов и умирают от тоски по родине.

В заключении упомянем, что тип человекообразной обезьяны существо­вал на земной поверхности уже в третичную эпоху. Pliopithecus, открытый Лартэ в холме Сансан, устройством зубов походит на гиббона. Также Dryopithecus Сен-Гадена и Oreopithecus с горы Монте-Бамболи должны быть отнесены к высшим обезьянам. Однако и эти обезьяны не могут считаться ближайшими предками людей.
02 сен 2007, 10:28
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.