Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Поисковые птицы (Charadriornithes). Семейство улитовых (Totaninae)


Поисковые птицы (Charadriornithes). Семейство улитовых (Totaninae)

Поисковые птицы (Charadriornithes). Семейство улитовых (Totaninae)Второе подсемейство представляют улитовые (Totaninae), отличающиеся слабым клювом и довольно длинной плюсной.

Первый род подсемейства составляют кроншнепы (Numenius). Тело их стройное; клюв длинный, высокий у основания и утончающийся к концу; ноги тонкие, высокие и оканчиваются четырьмя пальцами, связанными перепонкой; крылья острые, большие, хвост средней длины, округленный; оперение твердое и по цвету похоже на оперение жаворонка.

Наиболее крупный вид этого рода — крон­шнеп, степной кулик (N. arcuatus). Оперение верхней стороны тела бурое со светлыми каемками, нижней части тела — ржаво-желтое с бурыми пятнами; маховые перья черные с белыми пятнами, рулевые имеют черно-бурые полосы. Едва ли в Европе существует область, где бы не водился кроншнеп; на севере он гнездится, на юге же бывает во время пролета. Сверх того он посещает зимой Индию и Африку. У нас он появляется в апреле и лет его продолжается до начала мая, но уже к августу кроншнеп возвра­щается обратно и, наконец, в сентябре улетает на зимовку. Из всех кроншне­пов это наиболее неразборчивый в выбо­ре места жительства: он с одинаковой охотой селится и у берега моря, и у реки, и у озера, на равнине или холмистой местности. Это пугливая, осторожная, недоверчивая пти­ца; она охотно собирается в небольшие стаи, ее осторожность всегда собирает вокруг нее стаи других, менее понятливых голенастых птиц.

Голос кроншнепа со­стоит из округленных, звучных тонов. Местом гнездования его являются преиму­щественно северные страны и особенно тундры. Пищу его кроме растительных веществ и насекомых составляют мелкие рыбы и гады. В неволе птицы эти чувствуют себя хо­рошо, быстро привыкают к новому корму и своему воспитателю и становятся очень руч­ными, чем доказывают высокую степень своего умственного развития.

Следующий род сукальней, или веретенников, (Imosa) ближе всего по строению и образу жизни подходит к улитам, хотя нельзя отрицать и не­которого сходства их с бекасами. Представителем их может служить лап­ландский сукалень (L. lapponica), водящийся в северных частях Европы и Азии.

Улиты, лозники (Totanus) отличаются стройным телосложением, небольшой головой, длинным клювом, высокими ногами и ко­ротким клиновидным хвостом. Оперение плотно прилегает к телу и меняется дважды в год. Это преимущественно жители севера, совершающие, однако, дальние перелеты. Мес­топребыванием им служат берега текучих и стоячих вод, болота, реже берега моря.

Голос их заключает в себе приятные, вы­сокие флейтовые звуки, далеко разносящие­ся по окрестностям и чрезвычайно сходные у разных видов. Гнездо устраивается обыкно­венно на земле, реже на деревьях; кладка состоит из 4 яиц, насиживаемых самкой. Все относящиеся сюда птицы легко выжи­вают в неволе, скоро привыкая к своему воспитателю-человеку.

Наиболее любопытный из всех улитов турухтан, таратайка (Т. pugnax). Весной самцы украшаются большими боевыми воротниками, защищаю­щими шею и грудь и пропадающими осенью. Верхняя сторона крыльев буро-серая, хвост черно-серый, брюшко—белое; все же остальное оперение бывает необык­новенно разнообразно как по цвету, так и по узору; особенно разнообразна окраска воротника, и невозможно найти двух самцов, которые были бы сходны друг с другом по оперению. Но у одной и той же птицы каждый год на пере появляется тот же рисунок и та же окраска. Родина турухтанов—север Старого Света, хотя отдельные экземпляры встречались и в С. Америке; при перелете птицы эти посещают все европейские и азиатские области и всю Африку. Излюбленные места турухтанов—обширные и плоские болота.

До и после времени размножения поведение самцов и самок совершенно одинаково. Они общительны, держатся дружно вместе; едва наступит -заря, как они, подобно родственным им видам, уже веселы и бодры и так вплоть до глубокой ночи, а если светит луна, то и всю ночь. Утром и вечером они заняты поисками пищи, которая состоит из всевозможных водяных живот­ных, червей, насекомых, а также семян. Но когда наступит время соединения в пары, поведение турухтанов совер­шенно изменяется; тогда они вполне заслуживают свое латинское название (pugnax, т.е. боевой).
 
Между самцами без всякой видимой причины начина­ются беспрерывные драки; замечательно, что самцы дерутся даже в неволе и вообще при всевозможных условиях, как только наступит урочное время. На свободе они собираются для этого на особые места, расположенные друг от друга шагов на 500—600; это слегка возвышенные, сырые, поросшие невысокой травой площадки от 11 / 2 до 2 метров в поперечнике. Здесь каждый самец ожидает своего противника и вступает с ним в драку. Пока перья ворот­ника еще не выросли, на этих площадках не увидеть ни одного турухтана; но едва только самцы наденут свое брачное одеяние, они уже там и настойчиво придерживаются раз выбранного места.

«Первый прибывший самец,—говорит Науман,—осматривает внима­тельно место, ища глазами другого; если таковой прилетел, но не расположен еще к бою, упомянутый самец поджидает третьего, четвертого и т. д., и бой вскоре начинается. Противник найден, оба безумно кидаются друг на друга и дерутся так до полного истощения; тогда каждый возвращается на прежнее место, чтобы собраться с силами и начать сызнова. Так продолжается до тех пор, пока бой не надоест обоим воюющим сторонам, и они удаляются, хотя ненадолго. Иногда случается, что подобные единоборства происходят между не­сколькими парами одновременно. Зритель, наблюдая эту сцену издали, может подумать, что птицы сошли с ума или одержимы бесом.

У них нет другого оружия, кроме мягкого, с тупыми краями клюва— орудия далеко не опасного, которым они никогда не в состоянии ни поранить, ни клюнуть до крови; самая крупная неудача, которая может произойти с бой­цом,—это если противник схватит его за язык и потаскает за него. На­росты на голове защищают ее, как шлем, а густой шейный воротник играет роль рыцарского щита».

Гнездо устраивается вдали от места поединков, на какой-нибудь кочке в болоте, представляя собой ямку, скудно выстланную травой. Самка усердно насиживает положенные ею 3—4 яйца в течение 17—19 дней и может слу­жить живым упреком для самца, который совершенно не заботится о своем потомстве. Чтобы поймать турухтуна, достаточно поставить на место их турни­ров силки. К клетке птица эта привыкает чрезвычайно скоро.

Из других видов того же рода упомя­нем лишь о большом улите, трав­нике (Т. litoreus), водящемся буквально во всех частях света. Оперение его сверху черно-бурое, надхвостье и нижняя часть тела -совершенно белые; большие маховые перья — буро-черные, малые — матово-бурые.

Исландский песочник (Tringa са-nutus) может служить представителем рода несочников (Tringa). В летнем опере­нии перья его темного буро-красного цвета,— снизу одноцветны, а сверху покрыты чер­ными пятнами. В зимнем наряде перья верхних частей пепельно-серые со светлыми, бледно-серыми каймами; снизу оперение се­ровато-белое. Как и все песочники, исланд­ский песочник гнездует только на Крайнем Севере, но пролетом осенью и зимой посе­щает все места Европы, Азии и Африки.
 
Из других видов того же рода упомянем обыкновенного песочника (Т. minuta), принадлежащего к числу самых мелких его представителей; он также распространен на дальнем севере. Плавунчики (Phalaropus) характери­зуются средней длины прямым и очень слабым клювом, низкими ногами, длинными, острыми крыльями, коротким закруг­ленным хвостом и длинными кроющими перьями хвоста. Название плавунчиков при­сваивается им потому, что они превосходят в умении плавать всех прочих птиц. Ро­дина их —Крайний Север Старого и Нового Света, откуда они на зиму морем переле­тают на юг. Они одинаково ловки как на суше, так и на воде, которая должна счи­таться их постоянным местопребыванием. В их образе жизни для нас еще много загадочного и нуждающегося в изучении.
 
Как представителя плавунчиков назовем круглоносого плавунчика (Phalaro­pus hyperboreus); оперение его на верхней стороне тела черно-серое, горло и нижние части—белые. Родина этой птицы—Исландия, Лапландия и тундры всех трех северных частей света.. На дальнем севере этот вид замещается плосконосым пла­вунчиком (Ph. rufus).
 
Ходулочник, долгоногий кулик (Himantopus candidus) служит предста­вителем рода ходулочников (Himan­topus), отличающихся длинным, гибким, как китовый ус, тонким клювом, длин­ными плюснами, прямым хвостом и крыльями, заходящими за его концы. Он живет по берегам Средиземного моря, и хотя пред­почитает места с соленой водой, но к морским птицам его причислить нельзя. В весеннем оперении голова черная, хвост— пепельно-серый, а все остальные части бе­лые с розовым налетом. Пищу его соста­вляют исключительно насекомые.

Род шялоклювок (Recurvirostra) характеризуется средним ростом, высокими ногами и длинным, слабым, широким, су­живающимся к концу и своеобразно изогну­тым клювом; передние пальцы соединены наполовину плавательными перепонками.

Шилоклювка, чеботарь (Recurvi­rostra avocetta) имеет простое, но кра­сиво окрашенное оперение. Голова, плечи и большая часть крыльев—черные; все осталь­ное оперение белое. Птица эта водится повсю­ду в Старом Свете. Шилоклювка—настоящая морская птица, редко оставляющая морской берег и почти не встречающаяся внутри материка. Благодаря хорошо развитым плавательным перепон­кам, она плавает очень легко и ловко.

Го­лос ее—унылый свист, не лишенный, однако, приятности. В воде она отыскивает свой корм, причем часто окунается до по­ловины; клювом своим она, как саблей, движет из стороны в сторону, подхватывая плавающую добычу и проглатывая ее. Для гнезд шилоклювы выбирают места, порос­шие низкой травой; здесь они вырывают небольшое углубление и выкладывают его сухими стебельками или корешками. Самец и самка попеременно насиживают яйца в тече­ние 17—18 дней, много заботятся о потомстве, отводят птенцов сначала на топкие места, затем на лужи и, наконец, когда они ста­нут способными летать—в открытое море.

Ржанковые (Charadriinae) в тесном смысле отличаются твердым прямым клю­вом и мало отличаются друг от друга.

Обыкновенная пигалица, или чи­бис (Vanellus capella), представитель рода того же имени (Vanellus), характеризуется четырехпалыми ногами, тупыми крыльями и особенным хохолком на голове. Верхняя часть головы, груди и конечная половина хвоста—блестяще-черная; низ груди, брюхо и остальная половина хвоста—белые; хохо­лок состоит из длинных, узких перьев с раздвоенными кончиками. Чибис водится во всех странах Старого Света, начиная с 81° с. ш. до Индии и Сев. Африки.

Пигалица—один из первых вестников приближающейся весны, так как прилетает к нам одновременно со скворцом и жаворон­ком. Иногда птицы эти прилетают, когда еще зима в полной силе, и принуждены бы­вают, таким образом, вести довольно жалкое существование. Едва только стая этих птиц устроится на родине, она распределяется по различным местам и начинает свою летнюю жизнь. Чибис избегает человека, почему очень редко селится поблизости его жилья, за исключением разве заливных лугов. Главным условием для гнезда является близость воды; если же чибисы гнездятся на плоских возвышенностях, то можно смело рассчитывать, что места их обычного гнездования будут залиты водой.

Это деятельные, живые птицы, беспрерывно находящиеся в движении; полет их пре­восходен и полон самых затейливых изворотов, особенно если им на лету гро­зит опасность. Чем больше наблюдать чибиса, тем ско­рее можно убедиться, что это положительно умная птица. Ее осторожность, приводящая в негодование всех охотников, делает ей честь; она прекрасно знает, какому человеку можно доверять и кого следует избегать. Она никогда не забывает неприятности, и место, где погибла одна из ее подруг, на годы остается в ее памяти. Ко всем четве­роногим хищникам пигалица выказываетсамую глубокую ненависть, проявляя при этом часто величайшую отвагу: она с гне­вом бросается на легавую собаку, проносясь часто у самой ее головы, так что последняя делает попытку схватить ее; точно так же нападает пигалица и на лисицу, но менее счастливо, так как последняя нередко схватывает-таки наиболее смелую из ата­кующих ее птиц, чем наводит отчаяние и страх на всех ее подруг.

Любопытно видеть чибисов, храбро бросающихся на кор­шуна, ворону или орла с полной уверен­ностью в победе. Главную пищу пигалицы составляют дожде­вые черви, затем личинки, насекомые, улитки и т. п.; по нескольку раз на день она ле­тает на водопой и очень любит купаться. Гнездо ее устраивается на полянах, сы­рых лугах, редко в непосредственном соседстве с водой; оно представляет собой углубление, заботливо выстланное тонкими стеблями и корешками. Время кладки прихо­дится на конец марта или начало апреля.

Самка сидит на яйцах одна и почему-то тщательно следит за тем, чтобы концы яиц соприкасались друг с другом. Опе­рение птенцов очень сходно с цветом почвы. Пойманные чибисы, особенно моло­дые, легко привыкают к неволе, стано­вятся ручными, доверчивыми, дружат с другими домашними животными и вообще очень занимательны.

В Египте нашего чибиса заменяет шпорцевый чибис (V. spinosus), одна из самых обыкновенных птиц этой страны. По своему поведению и образу жизни он мало отличается от вышеописанного вида.

Ржанки (Charadrius) характеризуются умеренной длины клювом, высокими трехпа­лыми ногами, оперенными до сочленения плюсны с голенью; заостренными крыльями, умеренной длины закругленным хвостом и пестрым оперением.

Сивка, ржанка (Ch. pluvialis) может служить представителем этого рода. У нее передняя часть шеи, грудь и брюхо—черные; все перья верхней части тела черные с бе­лыми каймами и имеют золотисто-зеленый оттенок; малые маховые перья темно-бурого цвета, большие имеют на темном фоне зо­лотисто-зеленые полоски. Это типичная жительница тундры, характе­ризующая ее точно так, как бегунки и рябки пустыню.
 
Ее видишь там повсюду, куда ни оглянешься, и постоянно слышишь ее меланхолический голос. Южнее 57-й па­раллели она гнездится очень редко, но по­сещает все места Европы во время своих зимних перелетов на юг. Ржанка резвая, веселая птица, красиво ходит, хорошо бе­гает по земле, ловко и скоро летает и вблизи гнезда любит выделывать при по­лете красивые повороты. Голос ее чист и благозвучен; внешние чувства и умственные способности также высоко развиты, так как ржанка отличается общительностью, миролю­бием, смышленостью, нежностью к птен­цам и другими хорошими качествами. Пища ее состоит из червячков и насекомых, особенно комаров; вода необходима ей для питья и для купания, так как ржанка ежедневно омывает свои перышки.

Для гнезда служит неглубокая ямка, выложенная тра­винками, куда самка кладет обыкновен­ное число своих довольно крупных яиц. Кроме того, что ржанки имеют бесчислен­ных врагов среди млекопитающих и птиц, им приходится еще из-за своего вкусного мяса терпеть преследования со стороны че­ловека. Кроме сивки, упомянем еще о двух пти­цах, относящихся к тому же роду.
 
Глупая, или черноголовая, ржанка (Ch. morinellus) имеет оперение, сходное по цвету с каменистыми, горными местно­стями. Верхняя часть тела черноватая со светлым рисунком, грудь—ржаво-красная, брюшко—белое.

Речной зуек (Ch. curonicus), жи­вущий на плоских песчаных берегах рек и морей, имеет верхнюю часть тела земли­сто-серого цвета и нижнюю часть—белого. Обе птицы водятся преимущественно на севере Старого и Нового Света. Отдельный род образуют бегунки (Cursorius), которые характеризуются строй­ным телосложением, средней величины, слабо загнутым клювом, длинными плюс­нами, слабыми пальцами, острыми крыльями, коротким хвостом и мягким, гладким оперением.

Бегунок песчаный (С. gallicus) распространен во всей Сев. Африке и Пе­редней Азии, избирая для жительства нахо­дящиеся в этих местах пустыни. Внеш­ность и движения этой птицы так замеча­тельны, что ее трудно проглядеть. Парочка с необыкновенной быстротой бежит по земле от одного места к другому; пока, птица в движении, видишь только одно ту­ловище, а не ноги, которых нельзя заметить вследствие быстроты передвижения: кажется, будто безногое животное каким-то чудом несется над почвой. Но вот бегунок вне­запно останавливается, схватывает насеко­мое и вновь несется далее.

На Канарских островах птицу эту называют обманщиком детей, так как неопытные мальчики часто подолгу за ней бегают, думая без труда поймать ее. Бегунок не ограничивается одним бегом, но умеет, кроме того, еще прекрасно летать. О гнездовании этой птицы подробных сведений пока не имеется.

«Когда крокодил лежит на земле с открытой пастью,— говорит Плиний,— то птичка трохил прилетает и очищает ему пасть. Это нравится крокодилу, и потому он щадит птицу и еще шире разевает свою пасть, чтобы птице легче было вылезать. Птица эта живет вблизи воды и преду­преждает крокодила о приближении ихнев­мона, будя его голосом или клеванием в морду». Это сообщение, которое, казалось бы, следует отнести к вымыслам, имеет, однако, свое основание, так как и ныне существует дружба между крокодилом и его сторожем, как арабы назвали египет­ского бегунка.

Египетский бегунок, крокодило­вый сторож (Cursorius aegyptiacus) мо­жет быть рассматриваем как переход­ная форма между бегунками и ржанками. Оперение их на спине и затылке черное, на нижней стороне тела —белое, на боках и около груди—бледно-красное. На древне­египетских памятниках часто встречается изображение этой птицы, фигура которой в иероглифическом алфавите означала букву «у»; она и теперь еще очень обыкновенна в Нильской долине. Избрав себе местопре­быванием песчаную отмель, она остается там до тех пор, пока поднятие воды не прогонит ее оттуда.

Едва ли какой-нибудь путешественник по Нилу не заметил этой ловкой, живой и крикливой птицы. Она очень заметна, когда бегает на берегу со свойственной ей, как и всему семейству, быстротой, но еще за­метнее, когда летит над поверхностью воды, обнаруживая всю красоту крыльев, испещренных черными и белыми полосками. Хотя египетский бегунок называется кроко­диловым сторожем, но оказывает услуги и всем другим животным, предостерегая их от опасности. Каждый корабль, каждый приближающийся человек, каждое крупное млекопитающее привлекает его внимание, и он спешит громким криком известить об этом всех окружающих. Он необык­новенно хитер, сообразителен и одарен замечательной памятью.
 
Он действительно живет в дружбе с крокодилом, но вовсе не потому, что последний питает к нему какие-либо нежные чувства, а просто оттого, что бегунок, вследствие своей внимательности и проворства, умеет приноровиться к опас­ному соседству. Без всякого страха бегает он по спине прожорливого чудовища, как будто бы он двигался по зеленому дерну, спокойно клюет насекомых и пиявок, ко­торые собираются беспокоить крокодила, и осмеливается даже чистить пасть своему ги­гантскому приятелю, т. е. выклевывать остатки пищи, засевшие между зубами, и поедать па­разитов, присосавшихся к губам и деснам крокодила. Крик, который он издает при виде чего-либо необычайного, будит спящее пресмыкающееся и заставляет его прятаться в безопасной стихии. Яйца свои бегунок кладет в вырытую им в земле ямку и так искусно скрывает их местонахождение, что гнездо его удается найти только случайно.

Среди мелких птиц, живущих на бере­гах моря, замечаешь иногда очень красивую и проворную птичку, которая отличается от других не одной своей внешностью, но также и своеобразным поведением. Камне-шарки, о которых я хочу говорить, встре­чаются почти повсеместно на земле—на бе­регах Исландии, Греции, Испании, Австралии, Бразилии, в Египте, в Китае; словом, птица эта смело может быть названа космополитом.

Камнешарка (Arenaria interpres) — представитель рода того же имени (Arenaria). У взрослых птиц в летнем оперении задняя часть спины, шея, нижние кроющие перья крыльев— белые; боковые части шеи и груди—черные; передняя часть спины по­крыта черными и красными пятнами; крою­щие перья крыла—каштаново-бурые.
 
Птицы эти отличаются красотой оперения, живостью, подвижностью и веселым нравом. Редко приходится видеть их в спокойном состоянии, и разве только в полдень они неподвижно сидят на одном месте; все же остальное время находятся в постоянном движении, от раннего утра до заката солнца, а часто даже и ночью, отыскивая себе корм. Последний состоит из различных мелких морских животных, преимущественно червей и мелких моллюсков; чтобы добыть их, она роется в песке, переворачивая камни, отчего и происходит ее название. Всякий, кто бывал на берегу Немецкого моря, наверно, видел морского кривка (Haematopus ostralegus), сильно отличаю­щегося от других птиц по своему внеш­нему виду.

Он обладает приземистым ту­ловищем, небольшой головой, длинным, сильно сжатым с боков, твердым и пря­ным клювом, средней высоты сильными ногами, острыми крыльями и довольно корот­ким хвостом. Оперение на верхней части тела и на зобе—черное, с металлическим отливом; задняя часть спины, надхвостье, грудь и брюшко белые. Птица эта встречается на всех каменистых морских прибрежьях от Нордкапа до мыса Тарифы, а также по течению больших сибирских рек. Хотя на первый взгляд морской кривок кажется неуклюжим, но на самом деле он очень подвижен.

Он превосходно бегает, особенно спасаясь от преследований, пре­красно плавает и скоро и сильно летает. Голос его—порывистый свист, на месте гнездования превращающийся в благозвуч­ные трели, которые продолжаются довольно долго. Ни одна птица на прибрежье не может соперничать с кривком в беспокойной деятельности, смелости, драчливости, при по­стоянно хорошем расположении духа. После сытного обеда и непродолжительного отдыха птица эта начинает гонятся за своими по­другами и дразнить их и решительно не в состоянии долго оставаться спокойной на одном месте. Забавы подобного рода часто переходят в настоящие драки. Там, где встречаются морские кривки, они играют самую важную роль и влияют на образ жизни всех остальных мелких берего­вых птиц. Пищу кривка составляют мелкие мягкоте­лые, рачки и отчасти насекомые. В не­большом углублении, заменяющем гнездо, самка кладет 2—3 яйца и в течение трех недель усердно насиживает их вместе с самцом.

Тиркуши (Glareolidae) составляют особое семейство, соединяющее в себе при­знаки нескольких отрядов. Клюв их представляет нечто среднее между клювами куриных и козодоев; ноги высокие с 4 узкими пальцами, окончивающимися острыми когтями и отчасти соединенными перепонкой; крылья длинные, напоминающие крылья ла­сточек; хвост также довольно длинный.

Представителем их может служить лу­говая тиркуша (Glareola pratincola), встречающаяся во всех странах, прилежа­щих к Средиземному и Черному морям, в равнинах по Дунаю и Волге и в сте­пях Сибири. Оперение верхней части тела бурое, плечи и кроющие перья с металли ческим отливом; грудь и брюшко—белые, большие маховые перья—черные, малые— сероватые.

По берегам морей и многих пресных вод во всех частях света живут птицы из семейства Майковых (Laridae), ко­торых насчитывается до 150 видов. Они отличаются плотным туловищем, короткой шеей, довольно длинным, с острыми краями, несколько плоским, прямым клювом, пере понкой между пальцами и острыми крыльями Оперение густое, мягкое и однообразно окра шенное.

Крачки (Sterninae) лучшие летуны и нырки всего семейства. Это средних разме­ров или маленькие птицы, в оперении ко­торых преобладают черный, серый и бе­лый цвета. Они водятся во всех поясах земного шара, держатся вблизи моря или пресной воды и кочуют по берегам. Все крачки отличаются беспокойным подвижным нравом и беспрерывно деятельны от вос­хода солнца до его заката. Пищу их соста­вляют главным образом рыбы и насеко­мые; но крупные виды едят и маленьких млекопитающих, пресмыкающихся и гадов, а мелкие—червей и морских животных.
 
Чтобы схватить добычу, они носятся низко над водой и когда заметят животное, то парят над ним несколько секунд, а за­тем внезапно опускаются в воду и схва­тывают клювом. Незадолго до кладки, крачки собираются на место гнездования ежегодно в одной и той же местности; обык­новенно каждый вид гнездится в большом количестве, реже каждая пара поодиночке.

Как представителя опишем крачку-чеграву, или красноносую мартышку (Sterna caspia). Нижняя часть ее тела и передняя часть спины блестяще-белого цвета, плечи — голубоватые. Родиной ее считают Ср. Азию и юг Европы. Ее чаще всего ви­дишь летающей над водой с опущенной го­ловой, на которой очень выделяется блестящий красный клюв. Науман, посетивший гнез­довье этих птиц, описывает его следую­щим образом. «Яйца лежат на голом песке в небольшом углублении, вырытом птицами вблизи воды. В одном гнезде чаще всего находят 2 яйца, реже—3, сход­ные с яйцами домашних уток. У них несколько раз отнимают яйца и дозволяют насиживать только за 8—14 дней до Ива­нова дня». Для неволи чеграва не годится, так как сильно скучает и неохотно пи­тается мертвыми рыбами.
 
Из других относящихся сюда видов упомянем обыкновенную крачку (S. hirundo), водящуюся в Европе, Азии и С. Америки, и малую крачку (S. minuta), самую мелкую из всех крачек, живущую в Европе, Азии, Африке и Америке. Обе птицы мало отличаются по образу жизни от вышеописанного вида.
 
В особый род отделяют болотных крачек (Hydro chelidon). Из предста­вителей его назовем черную крачку (Н. nigra) с бархатисто-черными головой, грудью и брюшком при остальном опере­нии—сером, светлокрылую крачку (Н. leucoptera)—бархатисто-черную с светло-серыми крыльями и белощекую крачку (Н. hybrida), крупнейший вид всего рода, окрашенную в черный цвет, кроме серых брюшка и верхней части спины. Ро­диной всех названных видов можно счи­тать умеренный пояс как Старого, так и Нового Света. Многие крачки, водящияся в других ча­стях света, отличаются от вышеописанных по образу жизни.
25 авг 2007, 19:18
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.