Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск

» » » Беременность. О чем следует спросить врача, у которого вы собираетесь наблюдаться до родов.


Беременность. О чем следует спросить врача, у которого вы собираетесь наблюдаться до родов.

Беременность. О чем следует спросить врача, у которого вы собираетесь наблюдаться до родов. В данной статье мы постарались рассказать вам, о чем следует спрашивать врача во время ознакомительной беседы, а также привели примеры как конструк­тивных, так и нежелательных ответов.

Вопрос первый: Сколько времени вы уже занимаетесь акушерской практикой?
Мой вариант ответа — я принимаю роды уже более 10 лет. Однако цифры здесь не имеют решающего значения. Совершенно оче­видно, что врач с трехлетним опытом работы вел гораздо меньше родов, чем акушер с двадцатилетней практикой. Но даже это не всегда верно.

На­пример, один врач за год принимает роды всего несколько раз, другой за тот же отрезок времени занимается этим почти ежедневно. Преимущество втом, что врач, у которого меньше пациентов, может уделить вам больше времени и внимания. Недостаток заключается в том, что у такого акушера не столь обширный опыт ведения осложненных родов, чем у врача с более интенсивной практикой. Такой взгляд субъективен, все зависит от ваших по­требностей. На вашем месте я искал бы врача, чей практический опыт уст­раивает вас как потенциальную пациентку. Очень важно убедиться, что врач, которому вы вверяете свою участь, обладает достаточной квалифи­кацией для благополучного исхода беременности.

Вопрос второй: Скольким детям вы помогли появиться на свет?
Лично я принял более 800 новорожденных, а кроме того, работал в во­енном госпитале, оказывая помощь множеству больных. Вам следует учитывать, что после окончания обучения молодой врач, возможно, принял не так много родов, но в клинической больнице, где он проходил практику и фактически работал в период подготовки, он мог при­обрести богатый практический опыт родовспоможения. Снова повторю  сказанное выше: цифры — не главное. Врач, принявший хотя бы 1ОО детей или чуть больше, все же опытнее акушера, который помог родиться только 10 младенцам, — все относительно. Важно, какой ответ кажется лично вам более убедительным. У каждой пациентки свой субъективный взгляд. Обыч­но вам хочется, чтобы врач-акушер обладал определенным опытом и мая компетентно и уверенно справляться с возникающими проблемами.

Вопрос третий: Что вам ближе — акушерство или гинекология?
В моем случае — и то, и другое; я за равновесие. Мне нравится рабоЛ тать с беременными женщинами и вести роды, но и охрана здоровыХ женщин в целом также представляет для меня интерес. Обычно акушеры-гинекологи предпочитают одно из двух направлений. Бывает, что врач решает целиком посвятить себя гинекологии после неуда! чи в акушерской практике. Кроме того, ведение родов в любое время суток создает большие неудобства в личной жизни, многие просто не выдерживают нагрузок.

И, наконец, если врач специализируется по акушерский случаям повышенного риска, вполне возможно, что у него к этому призвав ние. Многие акушеры-гинекологи находят золотую середину и успешно практикуют в обеих областях медицины. Но есть и такие, кто отдает прея почтение гинекологии. По ответу на заданный вами вопрос вы сможете от дить, хотите ли вы, чтобы именно этот врач наблюдал вас во время беременности и принимал у вас роды.

Еще одно соображение: если врач отвей чает, что в скором времени собирается оставить акушерскую практику  заняться гинекологией, а вы планируете рожать неоднократно, возможной вы передумаете и обратитесь к тому специалисту, который станет ваши! «семейным» акушером.

Вопрос четвертый: Из тех родов, что вы приняли, сколько раз! вы делали кесарево сечение?
Из всех принятых мной родов кесарево сечение пришлось делать в 18% случаев. Отвечая на этот вопрос, целесообразно приводить данные в процентном соотношении, а не в абсолютных цифрах. В США наблюдается тендвЯ ция к увеличению частоты использования кесарева сечения. Судя по всему, по ближайшем будущем эта тенденция сохранится. Сегодня в США доля та­ких операций среди всех видов родоразрешения достигает 22—24%. Если в беседе с вами акушер назовет более высокие показатели часто­ты кесарева сечения или осложнений беременности, это отнюдь не значит, что он отдает предпочтение хирургическим методам ведения родов, а ско­рее свидетельствует о его работе с пациентками из групп высокого риска.
 
Однако если в целом в практике врача преобладают неосложненные слу­чаи беременности, а частота оперативного вмешательства у него выше, чем в среднем по стране, вполне резонно поинтересоваться причинами. Вам важно выяснить, считает ли ваш потенциальный доктор целесооб­разным делать кесарево сечение в обстоятельствах, при которых другой врач выберет обычные вагинальные роды. В целом кесарево сечение со­пряжено с определенным риском как для пациентки, так и для младенца. Однако в ряде случаев при крайней необходимости риск хирургического вмешательства оправдан и является меньшим злом, чем роды через естест­венные родовые пути.

Вопрос пятый: Часто ли у ваших пациенток возникают осложнения?
Хороший вопрос. У моих пациенток редко развиваются осложнения, что меня очень радует. С одной стороны — это вопрос везения, а с дру­гой — квалификации. В моей практике у беременных было мало ослож­нений и очень немного случаев беременности с неблагоприятным исхо­дом. Считаю, что частота осложнений напрямую зависит от наличия практического опыта. Деликатность этого вопроса заключается в том, насколько откровенно вам на него ответят. Вы не почувствуете этого, пока не спросите, но дол­жен заметить, что такой прямой вопрос может поставить врача в трудное положение. Если в беседе с вами акушер займет активную оборонитель­ную позицию, даст уклончивый ответ либо демонстративно обидится, вам стоит хорошенько подумать, прежде чем обращаться к нему за медицин­ской помощью. Если врач уверен в своих силах, он постарается ответить честно. Обычно пациенткам даже не приходит в голову интересоваться та­кими вещами у врача. Предвкушаю, сколько нелестных писем от коллег я получу с упреками в «подрывной деятельности».

Речь здесь идет о том, в какой мере возникающие при беременности и родах осложнения непосредственно связаны с действиями самого врача. Врачи — достаточно самолюбивые люди и не склонны признавать свои ошибки. Но в американских больницах ведется внутренний учет частоты осложнений с поименной регистрацией каждого случая, хотя руководство больниц и не афиширует эти данные. В практике любого акушера есть ос­ложненные случаи — от неблагоприятных последствий оперативного вме­шательства до повторной госпитализации пациентки вследствие послеопе­рационной инфекции. Существование осложнений в любом их проявлении неизбежно. Поэтому помните, что огромное большинство врачей всеми си­лами стараются их избежать.

Вопрос шестой: Как вы относитесь к эпизиотомии?
Я прибегаю к эпизиотомии по клиническим показаниям. Я не превра­щаю ее в повседневную процедуру, но и не исключаю этот способ из своей практики. Если возникает ситуация, когда нужно предпринять срочные меры, чтобы улучшить исход родов, я без колебаний сделаю эпизиотомию. Но превращать этот способ родовспоможения в обыч­ную, привычную процедуру, по-моему, не следует. Правда, некоторые врачи утверждают, что эпизиотомия значительно повышает шанс благо­получного исхода беременности и родов. Некоторые врачи проводят эпизиотомию в рутинном порядке, потому что убеждены, что естественные разрывы промежности, если они происхо­дят во время родов, гораздо хуже заживают, чем разрез после хирургиче­ского рассечения. Возможно, это действительно так. Но при естественных родах разрывы промежности происходят не всегда. Доктор может решить провести эпизиотомию, если в ходе родов промежность уже частично повреждена, либо если, по его мнению, операция облегчит рождение ребенка.
 
Вопрос седьмой: Каково ваше отношение к обезболиванию во время родов и на какой стадии вы его применяете?
Я считаю своим долгом создать пациентке максимально комфортные ус­ловия, поэтому, чтобы облегчить ее состояние, я предлагаю медикамен­тозное обезболивание как во время схваток, так и в ходе родов. Обыч­но я обсуждаю такие вопросы заранее. Если пациентка предпочитав рожать естественным способом без обезболивания, я обязательно учи­тываю ее мнение. Если во время родов она передумает, я введу ей обезболивающее средство.

Вам следует иметь в виду, что применение обезболивающих препара­тов чревато определенным риском и что очень важно правильно выбрать время для проведения обезболивающей процедуры. Например, прежде­временное использование эпидуральной анестезии ассоциируется с повы­шенной частотой кесарева сечения: по результатам исследований, эпиду-ральная анестезия ослабляет родовую деятельность. Применение обезбо­ливающих средств может настолько замедлить родовую деятельность, что раскрытие матки прекратится и потребуется кесарево сечение.

Время для введения обезболивающих лекарственных средств определя­ет акушер-гинеколог, а не анестезиолог, который выступает в роли кон­сультанта и исполнителя. Врачи редко отказываются выполнить просьбу па­циентки об обезболивании, если нет медицинских противопоказаний к его проведению. Преимущество обезболивания состоит в том, что без физиче­ских страданий у пациентки значительно повышается вероятность благо­приятного исхода при вагинальных родах. Некоторые женщины категориче­ски против обезболивания, и их волю надо уважать. Если, несмотря на решение женщины, врач говорит, что в любом случае применит обезбо­ливание, недовольная пациентка скорее всего обратится к другому аку­шеру.

ОСТЕРЕГАЙТЕСЬ!
Врача, исповедующего негибкий подход к обезболиванию.
Врача, категорически не приемлющего никакие медикаментозные средства.
Врача, злоупотребляющего применением обезболивающих средств (что опасно для плода и для матери).
Врача, уверяющего, что вы не почувствуете никакой боли (чрезмерное использование медикаментозных средств или их преждевременное введение может повредить здоровью пациентки и младенца).

Вопрос восьмой: Вы сами будете принимать у меня роды или это сделает другой врач?
Я сделаю все от меня зависящее, чтобы лично принимать у вас роды. Однако возможно, что в день, когда вы начнете рожать, у меня будет неотложный случай и я не смогу заниматься вами сам.

Если такая ситуа­ция возникнет, роды у вас примет один из моих ассистентов, с каждым из которых я вас заранее познакомлю. Акушер-гинеколог должен знать свой график отпусков и выходных и бо­лее или менее точно сказать, будет ли он/она в городе ко времени ваших родов. У каждого доктора есть «подмена». Вам следует выяснить имя и те­лефон этого человека, чтобы позвонить в случае необходимости. Правда, все эти сведения должны быть и в больнице, откуда в экстренной ситуации по телефону вызовут подменяющего врача.

Вопрос девятый: Если роды будут принимать другие врачи, будут ли у них все мои данные: история болезни (беременности), результаты анализов и прочее?
Ответ — конечно. Если вы попадете в другую больницу, всю вашу медицинскую документацию незамедлительно отправят туда или вышлют по факсу. Если роды начнутся в неприемные часы, все равно кто-то из дежурных по клинике бу­дет иметь доступ к записям вашего врача. В ряде больниц документацию ведут в традиционной письменной форме, но многие больницы уже пере­шли на электронную систему регистрации данных, что обеспечивает оперативный доступ к файлам.

Вопрос десятый: Когда можно вам звонить, если у меня возникнут проблемы, и что, с вашей точки зрения, служит уважительной причиной для звонка?
Если вас что-то беспокоит или вы в чем-то не уверены — это уже повод позвонить врачу. Лучше лишний раз побеспокоить врача и спросить потому что проблема может оказаться весьма серьезной. Так что если сомневаетесь, обращайтесь в любое время. Всегда лучше перестрахол ваться. Бывает, что незначительные с медицинской точки зрения симптомы вызывают у беременной женщины сильную тревогу и беспокойство о благо­получном течении беременности. Если вас что-то тревожит, лучше не стес­няться и обратиться к врачу. Иногда симптомы носят более выраженный ха-эоктер, например у пациентки вагинальное кровотечение; необычная, не /тихающая боль или выделения, которые могут свидетельствовать о проры­ве омниотического пузыря. Могут возникать опасения по поводу возмож­ных инфекций. Иногда будущей матери кажется, что ребенок перестал ше­велиться. По поводу всех этих вопросов лучше всего поскорее проконсуль-гироваться с врачом.
14 авг 2007, 13:05
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.