Последние новости
04 дек 2016, 17:43
Девушка погибла в результате сильного наводнения в испанском городе Малага, сообщает...
Поиск



» » » Бизнес икорной мафии начинает давать трещину: интервью координатора проектов программы TRAFFIC WWF России ИА REGNUM


Бизнес икорной мафии начинает давать трещину: интервью координатора проектов программы TRAFFIC WWF России ИА REGNUM

3 января информационные агентства распространили сообщение о том, что с начала 2006 года Секретариат Конвенции о международной торговле дикими видами фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС) запретил экспорт черной икры из стран Каспийского бассейна. По просьбе ИА REGNUMэту информацию прокомментировал координатор проектов программы TRAFFIC Всемирного фонда дикой природы (WWF России) Алексей Вайсман.

"Никакого запрета не было, - пояснил он. - По действующим правилам страны, делящие тот или иной бассейн, в конце года в обязательным порядке заявляют в Секретариат СИТЕС квоты на вылов осетровых и экспорт икры на будущий год. Причем эти квоты предварительно должны быть согласованы с другими странами бассейна. В этом году по каким-то причинам это не произошло, и, в соответствии с правилами СИТЕС, квоты автоматически были установлены нулевые. Кстати, это коснулось не только бассейна Каспия, но и других бассейнов, где производится коммерческий вылов осетровых - Амурского и Черноморско-Дунайского.

В России причиной того, что квоты не были заявлены вовремя, стала затянувшаяся административная реформа. До конца сентября не было постановления Правительства, определившего национальный Административный орган СИТЕС для осетровых. Наконец таким органом бы учрежден Россельхознадзор, для которого это было во многом неожиданно, и который почти не имеет соответствующих специалистов. Раньше этим вопросом занималось Госкомрыболовство, а последний год такого органа в России не было вообще.

REGNUM: Как же получение нулевой квоты отразится на экспорте черной икры из России?

Практически никак не отразится. Легального экспорта из нашей страны нет уже целый год, потому что не было выполнено еще одно требование СИТЕС. С 1 января 2005 года в России, как и в других странах должна была быть введена единая маркировка всех банок с икрой предназначенных как для внутреннего, так и для внешнего рынка. Это не было сделано; специальные наклейки с голограммами были напечатаны, но оттого, что в результате административной реформы исчезло ответственное ведомство, они так и остались на складе. В результате наша черная икра продолжала обращаться на внутреннем рынке, но за границу не поставлялась, и даже в магазинах "Дьюти фри" ее не было.

REGNUM: При этом нелегальные поставки нашей икры за границу продолжались?

Да, но их объемы незначительны по сравнению с нелегальным оборотом икры на внутреннем рынке. Основная проблема наших осетровых в том, что нелегальная икра в огромных количествах реализуется именно внутри страны, и пока есть возможности для выгодного сбыта товара, невозможно остановить браконьерство. Сама по себе борьба с браконьерством, даже если она ведется с полной отдачей сил (а сейчас у нас по сути дела такой борьбы нет, а есть "крышевание" нелегального промысла), выглядит очень героически, требует массы сил и средств, но имеет достаточно низкую эффективность. Поймать удается единицы браконьеров. Поэтому нужно воздействовать, прежде всего, на рынок икры, чтобы убрать внутренний спрос на нее.

REGNUM: Государство способно оказать такое воздействие на рынок?

В принципе да. Рынок икры открытый, ее невозможно продавать из-под полы маленькими дозами как наркотики, а открытый рынок достаточно чувствителен к полицейским мерам. И если бы черная икра была просто изгнана из открытой продажи, это уже дало бы весьма значимый эффект. На это государство теоретически вполне способно, но практически оно ничего не делает в связи с высокой коррумпированностью правоохранительных органов.

С 1996 года действует постановление правительства Москвы о запрете продажи черной икры на рынках. И что? - На всех рынках она продается...

REGNUM: Когда вы говорите об изгнании с рынка черной икры, вы имеете в виду вообще весь этот товар, включая продукцию легальных производителей?

Безусловно, нет. Но по нашим данным, нелегальный вылов осетров, и, соответственно, объем продажи икры осетровых примерно в десять-двенадцать раз превышает объем легальной добычи. До 2005 года практически вся легальная икра уходила на экспорт. Сейчас же, когда законного экспорта нет, отличить легальный товар от нелегального сложно, учитывая, что икра из незаконно выловленных осетров в массе своей перерабатывается на тех же заводах, что и легально добытая. Конечно, на рынке присутствует и самопальный продукт, - это развесная икра, продаваемая на рынках. А вот ту, которую продают закатанной в банки, отличить практически невозможно. Тем более что на заводах возможно и смешение икры, добытой в рамках установленной квоты, и икры из осетров, пойманных в превышение квот, т.е. по-браконьерски. Но, повторю, легальная икра погоды не делает, ее доля на рынке составляет от силы 10 процентов. В основном люди едят икру, добытую из осетров, пойманных браконьерами. Покупая эту икру, они платят деньги мафии.

REGNUM: WWF России накануне Нового года выступил с призывом к обеспеченным россиянам временно отказаться от потребления черной икры, чтобы помочь сохранению осетровых. Вы всерьез рассчитываете на сознательность потребителей?

Да, поэтому наша организация и обратилась к людям с призывом отказаться от потребления икры. Давайте сократим потребление, сократится и нелегальный вылов.

Как я уже сказал в основном икра, которую мы видим в продаже - нелегальная. Осетровое браконьерство - это хорошо отлаженный промысел. И как любой промысел он зависит от экономических условий: от уровня затрат на организацию промысла, от его результативности, т.е. попросту говоря сколько осетров можно поймать за одну постановку сети или за один выход в море, а это зависит в свою очередь от количества осетров в море. От спроса и уровня цен на потребительском рынке. Перестанет приносить барыши - завянет промысел.

Так вот, условия для браконьерского промысла сейчас не очень веселые. Затраты растут: дорожает горючее, моторы, запчасти, растет уровень выплат различным силовым ведомствам за то, чтобы не трогали ни браконьеров в море, ни груз при транспортировке. А результативность промысла падает, осетров-то все меньше и меньше.

Сейчас, по нашим данным, низовая часть икряной пирамиды - собственно рыбаки-нелегалы, ходящие в море и рискующие жизнью - работают почти на пределе рентабельности. У них просто нет выбора - другой работы на побережье нет. В этой части экономическая ситуация складывается в нашу пользу. Неуязвимая ранее, финансово мощная и коррупционно отлаженная схема начинает давать трещину. Надо нанести удар со стороны потребительского рынка. Нужно снижать спрос.

Я реально смотрю на вещи и не обольщаюсь, что, услышав наш призыв, люди, ранее покупавшие икру, вдруг возьмут и перестанут это делать. Но часть из них - да. Многие, узнав истинное положение дел с осетровыми, действительно задумываются. В конце концов не купить банку икры это то, что может сделать каждый. Не надо ждать, что какой-то сильный и мудрый государственный дядя придет и спасет нам осетров, победит браконьеров и мафию. Давайте сами начнем это делать малыми делами и малыми усилиями, но все и вместе. Вода камень точит. Источник: www.regnum.ru
18 янв 2006, 00:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.