Последние новости
09 дек 2016, 22:41
Большая планерка началась с обсуждения плана мероприятий по подготовке и оформлению...
Поиск

» » » » Сыщики взяли полониевый след


Сыщики взяли полониевый след

Сыщики взяли полониевый следНа минувшей неделе сотрудники российской Генпрокуратуры, расследующие дело об убийстве Александра Литвиненко, завершили работу в Лондоне. Там в присутствии британских полицейских они допросили несколько свидетелей, в том числе Бориса Березовского и Ахмеда Закаева.

Подробности «Итоговой программе» НТВ сообщил замначальника Управления по расследованию особо важных дел Андрей Майоров.

Кирилл Поздняков, ведущий: «Андрей Альфредович, хотелось бы уточнить некоторые детали вашей поездки в Лондон, в частности о допросе Закаева и Березовского. Сейчас ведется много разных разговоров. Давайте начнем с того, где это происходило, и что предшествовало этим мероприятиям? Были ли какие-то особые процедуры?»

Андрей Майоров, заместитель начальника управления Генеральной прокуратуры РФ по расследованию особо важных дел: «Дело в том, что Англия — страна, которая не понаслышке знает о терроризме, и заботится о тех людях, которые находятся на ее территории. Поэтому осуществлялась определенная проверка всех входящих в полицейский участок.

В равной степени были проверены сотрудники Скотленд-Ярда, Генпрокуратуры России и приглашенные на допросы. Ничего сверхъестественного в этом не было. Говорили, что, мол, искали и яды, и оружие, но это вопрос, который вызывает смех».

Ведущий: «Закаева и Березовского, я так понимаю, допрашивали в двух разных помещениях?»

Андрей Майоров: «Их допрашивал одновременно в двух разных кабинетах в одном полицейском участке».

Ведущий: «Скажите, сколько длились допросы того и другого?»

Андрей Майоров: «Допрос Березовского длился порядка шести часов, а Ахмада Закаева около четырех».

Ведущий: «Березовский иногда называет себя Платоном Елениным. В ходе допроса каким образом он себя обозначал?»

Андрей Майоров: «Вначале допроса полицейский задал ему вопрос: „Ваша фамилия и имя?“ Он называет: „Борис Березовский“. Точно так же ответил и Закаев: „Ахмад Закаев“».

Ведущий: «Если я правильно понимаю, вопросы звучали на английском языке, а затем их переводили?»

Андрей Майоров: «Допросы осуществляли непосредственно два полицейских Скотленд-Ярда в специальном помещении, которое оборудовано звукозаписывающей аппаратурой. Там присутствовали также переводчик, допрашиваемое лицо и представитель Генпрокуратуры — всего пять человек.

Полицейский задавал вопросы на английском языке, переводчик их переводил на русский язык. Ответ фиксировался через переводчика опять же на английском языке для офицера полиции».

Ведущий: «Борис Абрамович утверждает, что большая часть заданных ему вопросов касалась исключительно финансовой стороны дела, то есть о его счетах. По его мнению, они якобы не имеют никакого отношения к делу о смерти Литвиненко. Как Вы можете прокомментировать эту ситуацию?»

Андрей Майоров: «Все вопросы были связаны именно с уголовным делом об убийстве Литвиненко, потому что исследуется ряд версий, в том числе связанных с бизнесом Литвиненко. В течение многих лет он поддерживал отношения с Березовским. Также их объединяли и финансовые вопросы.

Поэтому мы были вынуждены задавать их. На вопросы такого плана, в частности, Березовский не ответил. Как впрочем, другие допрашиваемые тоже не ответили на некоторые вопросы».

Ведущий: «Была ли у российской стороны возможность задавать уточняющие вопросы в ходе этого мероприятия?»

Андрей Майоров: «Порядок допроса был следующий. От начала до конца полный перечень вопросов, обозначенных в международном поручении, задавал офицер полиции. После этого нам было разрешено задать уточняющие, либо дополнительные вопросы. Это тоже происходило через переводчика с фиксацией на английском языке».

Ведущий: «Вас не удивила бурная реакция Березовского, которая последовала вслед за этим допросом?»

Андрей Майоров: «Честно говоря, когда мы были в Лондоне, про допрос Березовского практически нигде не было сказано. Для нас это нормальная работа. А как человек реагирует на допрос, это уже его личное дело».

Ведущий: «Березовский упоминал, что якобы следователю было неприятно с ним общаться».

Андрей Майоров: «Наверное, в первую очередь Борису Абрамовичу было неприятно общаться со следователем. Тем более что несколько лет назад его уже допрашивали в Генеральной прокуратуре, причем неоднократно».

Ведущий: «Вы удовлетворены уровнем сотрудничества с британской стороной?»

Андрей Майоров: «Полагаю, что на данный момент мы достигли большего взаимопонимания, чем это было на первоначальном этапе следствия».

Ведущий: «Намерены ли российские следователи отправиться в Лондон еще раз? И ждете ли Вы ответного визита с британской стороны?»

Андрей Майоров: «Фактически сейчас идут два параллельных расследования. Поэтому у нас возникает необходимость во взаимном обмене не только информацией, но и процессуальными документами, которые могут явиться доказательствами в уголовном деле как одной стороны, так и другой.

С учетом анализа тех данных, которые мы получили в Великобритании, а также собранных в России доказательств и результатов экспертных исследований, могут возникнуть новые вопросы. Наше дальнейшее сотрудничество с Великобританией, с ее правоохранительными органами в этом деле будет продолжено. С думаю, будут иметь место и их ответные визиты к нам».
09 апр 2007, 09:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.