Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск

» » Давно закончилась война — литературно-музыкальная композиция к Дню Победы


Давно закончилась война — литературно-музыкальная композиция к Дню Победы

Давно закончилась война — литературно-<noindex><a rel="nofollow" href="http://www.kalitva.ru" style="text-decoration:none; color:#5a5628">музыка</a></noindex>льная композиция к Дню ПобедыЧтецы читают отрывок из «Реквиема» Р. Рождественского.
Помните!
Через века, через года, — помните!
О тех, кто уже не придет никогда, —
помните!
Памяти павших будьте достойны!
Вечно достойны!
Люди!
Покуда сердца стучат, — помните!
Какою ценой завоевано счастье, —
Пожалуйста, помните!
Детям своим расскажите о них,
чтоб запомнили!
Детям детей расскажите о них,
чтобы тоже помнили!

Звучит мелодия довоенного танго. Это может быть «Рио-Рита» или «В паркеЧаир». Несколько пар нарядно одетых юношей и девушек танцуют этот танец,который неожиданно прерывают звук воздушной тревоги и разрывы падающих бомб.Танцующие замирают. Звучит мелодия «Священной войны».

Чтецы.
Война! Жесточе нету слова!
Война! Страшнее нету слова!
И на устах у всех иного
Уже не может быть и нет!

1941 год
«Тяжкий грохот обрушился на землю. Вмиг погас свет. Вздрогнули стены каземата.С потолка сыпалась штукатурка. И сквозь оглушительный вой и рев все яснее ияснее прорывались раскатистые взрывы тяжелых снарядов. Рвануло где-то совсемрядом.
— Война! — крикнул кто-то.
— Война это, товарищи, война!
…Наружную дверь смело взрывной волной, и сквозь нее видны были оранжевыесполохи пожаров. Тяжко вздрагивал каземат. Все вокруг выло и стонало. И былоэто 22 июня 1941 года в 4 часа 15 минут по московскому времени».
Б. Васильев. «В списках не значился».

Гаснет свет. Идут слайды о войне.

Чтецы.
Победа! Как она досталась?
Каким путем вы к ней пришли?
И раны были, и усталость,
И шрамы на груди земли.
Броня во вмятинах глубоких,
И дали пройденных дорог,
И ордена на гимнастерках,
Где пот нещадно ткань прожег.
Могилы братские, в которых
Друзья погибшие лежат.
И. Дашков. «Победа».

Вокальная группа исполняет 1-й куплет песни М. Исаковского «Огонек».

На позицию девушка провожала бойца.
Темной ночью простилися на ступеньках крыльца.
И пока за туманами видеть мог паренек,
На окошке на девичьем все горел огонек.

Далее звучит только мелодия песни. Гаснет свет. Слайды о проводах на войну.

Чтецы.
…И Кама, и Волга на битву сынов провожали,
И матери долго цветными платками махали.
Прощались невесты — косички девчоночьи мяли,
Впервые по-женски любимых своих целовали.
Гремели колеса, литые колеса гремели,
И пели солдаты, совсем по-мальчишески пели
Про белые хаты, про верную Катю-Катюшу…
И рвали те песни комбата отцовскую
Душу…
М. Гриезане. «Обелиски».

Вокальная группа исполняет 1-й куплет песни Э. Галицкого, Г. Максимова«Синий платочек».

Синенький, скромный платочек
Падал с опущенных плеч.
Ты говорила, что не забудешь
Милых и радостных встреч.
Порой ночной
Мы расставались с тобой…
Нет прежних ночек!
Где ты, платочек,
Милый, желанный, родной?
Письма твои получая,
Слышу я голос родной.
И между строчек
Синий платочек
Снова встает предо мной.
И мне не раз
Снились в предутренний час
Кудри в платочке,
Синие ночки,
Искорки девичьих глаз.

Выступление очевидца боев, ветерана Великой Отечественной войны.

Чтец.
1941 год. Один из гитлеровских генералов так докладывал в ставкуГитлера о прорыве Брестского укрепрайона: «Русские, однако, оказались настолькохорошими солдатами, что не растерялись от неожиданного нападения. На отдельныхпозициях доходило до ожесточенных боев».
Звучит мелодия песни «Катюша».

Чтец.
Вокзал был тихим,
Маленьким и грустным.
Жевали с хрустом лошади овес.
Но вот под шпалой резко гравий хрустнул,
И задрожали рельсы от колес.
И к полустанку выплыли теплушки.
Березы у перрона встали в строй.
И запоздало охнула частушка,
Наполненная болью и тоской:
Милый едет воевать,
Надел рубашку белую.
Я все время буду ждать,
Изменушки не сделаю.
И лопнуло мгновенно напряженье,
Хлестнуло в сердце жарким и тугим,
И с дрожью взвился женский голос:
— Женя!
А как же мы… Себя побереги! —
А он пошел, уже солдат России,
К теплушкам, к погрустневшим землякам,
И сыновья с ним рядышком босые
По-взрослому шагали по бокам.
А женщина осталась небольшая, —
С нее печаль бы русскую писать!
Она в карманах суетливо шарит
И все платка не может отыскать.
И в толкотне ей удалось всмотреться —
Целует муж заплаканных ребят…
И сквозь поселок, словно через сердце,
Ушел состав в пылающий закат.
В. Соловьев. «Полустанок».

Вокальная группа исполняет 1-й куплет песни «Эх, дороги» (музыка А.Новикова, стихи Л. Ошанина).

Эх, дороги…
Пыль да туман,
Холода, тревоги
Да степной бурьян…
Знать не можешь
Доли своей,
Может, крылья сложишь
Посреди степей.
Вьется пыль под сапогами
Степями, полями.
А кругом бушует пламя
Да пули свистят…

Мелодия песни продолжается. Идут слайды о войне. На их фоне чтец зачитываетвоспоминания о войне.

Чтец.
1942 год. Старшина рванул скособоченную дверь, прыжком влетел в избу. — Хендехох!.. Немцы спали. Они отсыпались перед последним броском к железке. Старшиназабыл вдруг все немецкие слова и только хрипло кричал:
— Лягайт!.. Лягайт!.. Лягайт!..

И ругался черными словами! Самыми черными, какие знал. Нет, не крика онииспугались, не гранаты, которой размахивал старшина. Просто подумать не могли,что один он, на много верст один-одинешенек. Все четверо легли мордами вниз,как велел Басков. Пятый, прыткий самый, уж на том свете числился. Повязали онидруг друга ремнями, а последнего Федот Евграфыч лично связал. И заплакал. Слезытекли по грязному, небритому лицу. Он трясся в злобе, и смеялся сквозь этислезы, и кричал:
— Что, взяли? Взяли, да? Пятьдевчат, пять девочек было всего, всего пятеро! А не прошли вы, никуда не прошли и сдохнете здесь, все сдохнете!.. Лично каждогоубью, лично, даже если начальство помилует! А там пусть судят меня! Пусть судят!
Б. Васильев. «А зори здесь тихие».

Чтецы (инсценированное стихотворение И. Уткина «Бабы»).

Прибегают к штабу бабы,
Говорят: — Начальник штаба,
Высылай скорей отряд.
За селом у нас в овине
Люди видели живыми
Трех фашистов, — говорят.
Командир суров и бледен. —
Я людьми сегодня беден.
Все в расходе… Как мне быть
Одному?.. Вот если, кабы
Подсобили вы мне, бабы.
Бабы: — Рады подсобить!
— Ну, тогда, — сказал он, — нате. —
Выдал бабам по гранате
И повел их за собой.
И пошел начальник штаба,
Объясняя вкратце бабам,
Как ведут гранатный бой.
За селом овин душистый.
Прикорнули три фашиста,
Крепко в сене спят… И вот
Рвется первая граната,
И гремит приказ раскатом:
— По врагу!.. Гранаты! Взвод!
Дрогнули враги спросонок —
Под огнем не до фасона! —
Поднимают руки враз,
Подтянули только брюки,
Но когда подняли руки,
Поразились: «Вас ист дас?!
Взвод… Гранаты… А на деле?»
А на деле поглядели:
Вот так штука, черт возьми!
Впереди начальник штаба,
А вокруг овина… бабы!
И не более восьми!

Звучит мелодия песни «В лесу прифронтовом». Идут слайды о войне.

Чтец (воспоминания-документы о войне 1943 года или письма сфронта).
Из письма Михаила Евдокимовича Ревы, жене.
 
ПИСЬМО С ФРОНТА.
«…Прошу тебя, Анна, не плакать. На мою долю выпало большое счастье — защищатьгород Ленина. Большего счастья не надо, только бы мы увиделись с тобой. Еслинадо будет отдать жизнь во имя поставленной командованием задачи, я отдам еесгордостью. К вам в Донбасс движется банда Гитлера. Если ты не сможешьэвакуироваться, то поезжай к моим родным и делай хотя бы что-нибудь на пользунашей армии. Береги нашего сына. Целую тебя и сына. Михаил».
Фонограмма «Стук вагонных колес».

Чтец.
Везет на фронт мальчика
Товарищ военный врач…
«Мама моя, мамочка,
Не гладь меня и не плачь!
На мне военная форма,
Не гладь меня при других!
На мне военная форма,
На мне твои сапоги.
Не плачь!
Мне уже двенадцать,
Я взрослый почти…
Двоятся, двоятся, двоятся
Рельсовые пути…
В кармане моем документы,
Печать войсковая строга.
В кармане моем документы,
По которым я — сын полка.
Прославленного, гвардейского,
Проверенного в огне…
Я еду на фронт, я надеюсь,
Что браунинг выдадут мне.
Что я в атаке не струшу,
Что время мое пришло…
Завидев меня, старухи
Охают тяжело:
«Сыночек, солдатик маленький…
Вот ведь настали дни…»
Мама моя, мамочка!
Скорей им все объясни!
Скажи, чего это ради
Они надо мной ревут?
Зачем они меня гладят?
Зачем сыночком зовут?
И что-то шепчут невнятно,
И теплый суют калач…
Россия моя, не надо!
Не гладь меня! И не плачь!
Не гладь меня!
Я просто будущий сын полка,
И никакого геройства
Я, не свершил пока!
И даже тебе не ясно,
Что у меня впереди…»
Двоятся, двоятся, двоятся
Рельсовые пути.
Поезд идет размеренно,
Раскачиваясь нелепо,
Длинный и очень медленный,
Как очередь за хлебом.

Р. Рождественский. «В сорок третьем».

Слайды о работе тружеников тыла. Выступление ветерана тыла. Воспоминания.Документальный материал на 2—3 минуты.
ТЫЛ — ФРОНТУ. Ленинград. Зима 1941—1942 гг. была на редкость суровой.Блокада. Только в декабре от голода умерло 53 тыс. человек. В январе-февралееще больше. Несмотря на это, осажденный город, погруженный во тьму, голод,холод, подвергаемый бомбежкам и артобстрелам, жил, работал, боролся. Вместе совзрослыми к станкам встали подростки. За этот период было изготовлено: 95 тыс.корпусов снарядов и мин.; 380 тыс. гранат; 435 тыс. взрывателей.

Люди были сплоченными, и эта сплоченность помогала жить. Из сводок тоговремени, публикуемых в газетах Осенью 1942 г. Сталинградскому, Донскому,Юго-Западному фронтам было отправлено: валенок — 41 тыс. пар; полушубков — 19тыс.; стеганых фуфаек и шаровар — 112 тыс.; рукавиц и шерстяных носков — 52тыс. пар; шапок-ушанок — 42 тыс.
Звучит мелодия песни «Ой, туманы мои».

Чтец.
Вся ночь пролетела, как страшный бред.
Расстрел, назначили рано.
А было ему шестнадцать лет,
Разведчику-партизану.
В сенях умирал заколотый дед.
Сестренке ломали руки.
А он все твердил упрямое «Нет!» —
И стоном не выдал муки.
Вдоль сонной деревни его вели
В пустое мертвое поле.
Морозные комья стылой земли
Босые ступни кололи.
Мать вскрикнула тонко, бела, как мел,
И в поле вдруг стало тесно.
А он подобрался весь и запел
Свою любимую песню.
На залп он качнулся лицом вперед
И рухнул в холодный пепел.
Ты понимаешь — такой народ
Нельзя заковать в цепи.
А Сурков. «Однажды ночью».

Вокальная группа исполняет 2-й куплет песни Е. Винокурова «Москвичи».

В полях за Вислой сонной
Лежат в земле сырой
Сережка с Малой Бронной
И Витька с Моховой.
А где-то в людном мире,
Который год подряд,
Одни в пустой квартире
Их матери не спят.
Мелодия песни продолжается.

Чтец.
Пошли на смертный бой с врагами
Ее орлы, ее сыны.
Мать ожидает их годами:
Быть может, все ж придут с войны…
Спит у Мамаева кургана,
Под Сталинградом, сын один,
Другой — средь моря-океана,
Средь хмурой Балтики глубин.
А самый младший у Дуная:
Медали говорят о том…
А мать все верит, ожидая,
Что возвратятся дети в дом.
Сидит недвижно у дороги
С застывшим каменным лицом…
А может, это профиль строгий
На камне вырезан резцом?
Л. Забашта. «Мать».

Слайды с памятниками-монументами погибшим на войне.

Чтецы.
Разве погибнуть ты нам завещала,
Родина?
Жизнь обещала, любовь обещала,
Родина!
Разве для смерти рождаются дети,
Родина?
Разве хотела ты нашей смерти,
Родина?
Пламя ударило в небо — ты помнишь,
Родина?
Тихо сказала: «Вставайте на помощь…» —
Родина.
Славы никто у тебя не выпрашивал,
Родина.
Просто был выбор у каждого: я или
Родина.
Самое лучшее и дорогое —
Родина.
Горе твое — это наше горе,
Родина.
Правда твоя — это наша правда,
Родина.
Слава твоя — это наша слава,
Родина!
Р. Рождественский. «Реквием».

Вокальная группа исполняет 1-й куплет песни М. Ножкина «Последний бой».

Мы так давно, мы так давно не отдыхали,
Нам было просто не до отдыха с тобой.
Мы пол-Европы по-пластунски пропахали,
И завтра, завтра, наконец, последний бой.
Припев:
Еще немного, еще чуть-чуть.
Последний бой — он трудный самый.
А я в Россию, домой, хочу,
Я так давно не видел маму!

Выступление ветерана. Воспоминания о наступлении, последних днях войны 1945года.
1945 год. Еще не остыли орудия. Еще догорают пожарища. Еще не подобраны убитые…Пленные сдают оружие. Из подвалов выходят берлинские жители и выстраиваются вочередь за солдатским супом, который выдают на площадях наши фронтовые повара.А над Рейхстагом алеет советский флаг. В ночь на 1 мая разведчики 756-го полка3-й Ударной армии Михаил Егоров и Мелитон Кантария, русский и грузин, поднялисоветский флаг над Рейхстагом.
Звучит мелодия песни «Соловьи».

Чтец.
Еще стояла тьма немая,
В тумане плакала трава,
Девятый день большого мая
Уже вступал в свои права.
Армейский зуммер пискнул слабо.
Два слова сняли грузный сон,
Связист из полкового штаба
Вскочил и бросил телефон.
И все! Никто не звал горнистов,
Никто не подавал команд.
Был грохот радости неистов,
Дробил чечетку лейтенант.
Стреляли танки и пехота,
И, раздирая криком рот,
Впервые за четыре года
Палил из «вальтера» начпрод.
Над мутной торопливой Тиссой
И стрекот выстрелов, и гул.
К жаре привыкший, повар лысый
Зачем-то ворот расстегнул.
Не рокотали стайки «Яков»
Над запылавшею зарей,
И кто-то пел,
И кто-то плакал,
И кто-то спал в земле сырой.
Вдруг тишь нахлынула сквозная,
И в полновластной тишине
Спел соловей, еще не зная,
Что он поет не на войне.
И. Рядченко. «В день окончания войны».

Фонограмма: звук трелей соловья. Вокальная группа исполняет 1-й куплет песниМ. Ясеня «Майский вальс».

1. Весна сорок пятого года…
Как ждал тебя синий Дунай!
Народам Европы свободу
Принес жаркий солнечный май.
На площади Вены спасенной
Собрался народ стар и млад —
На старой, израненной в битвах гармони
Вальс русский играл наш солдат.
Припев:
Помнит Вена,
Помнят Альпы и Дунай
Тот цветущий
И поющий яркий май.
Вихри венцев
В русском вальсе сквозь года
Помнит сердце,
Не забудет никогда!

Идут слайды о ветеранах, крупно фотографии.

Чтецы.
Стираются лица, стираются даты,
Порой ваша память не все сохранит,
Но видят и нынче седые солдаты
Приволжскую степь, черноморский гранит.
Пути фронтовые припомнятся снова,
Лишь карт пожелтевших коснетесь рукой:
Снега под Москвою, дожди под Ростовом,
Апрельский туман за чужою рекой.
Какими путями прошли вы, солдаты,
Какие преграды сумели сломить!
Стираются лица, стираются даты —
Военных дорог никогда не забыть!
Далекое время вам кажется близким,
Да нет очень многих друзей среди вас —
Пути отмечая, стоят обелиски,
Ведут о боях молчаливый рассказ…
Стираются даты, стираются лица,
Но будет победно и вечно цвести
Девятого мая салют над столицей,
Связавший узлом фронтовые пути.
Матвеев. «Пути фронтовые».

Чтец.
Вот так новость: бабушка сказала,
Что она сражалась в партизанах!
Ты ж трусиха, милая бабуля…
У меня — пустяшная простуда,
У тебя — сейчас же с сердцем худо.
Если оцарапаюсь до крови,
Ты теряешь все свое здоровье.
А когда в кино палят из пушек,
Ты же сразу затыкаешь уши!
Бабушка в ответ сказала тихо:
— Верно! Я тогда была трусиха…
И тогда при виде чьей-то крови
Начисто теряла я здоровье,
А когда с пригорка пушка била,
Мне за всю деревню страшно было!
Только за себя я не боялась.
Так вот и в отряде оказалась.
М. Борисова. «Бабушка-партизанка»

Чтец.
На груди — ордена,
На висках — седина,
Позади боевые походы.
Не грусти, старина,
Что украла война
Ваши лучшие юные годы.
Снятся Днепр и Моздок
И тревожный гудок,
Снятся вам штыковые атаки.
Поезда — на восток,
Облака — на восток,
Вы — на запад, под пули и танки.
В двадцать лет седина…
Не грусти, старина,
Трудный век вам судьбою положен.
Ваша нам седина,
Ваши нам ордена
С каждым годом родней и дороже.
На висках седина.
За окном тишина.
Пусть она никогда не взорвется.
Пусть пришла седина,
Но осталась страна,
Что Великой Россией зовется!
Н. Шумаков. «Ветеранам».

Чтецы и вокальная группа исполняют песню С. Кочуровой «ДАВНО ЗАКОНЧИЛАСЬВОЙНА».

Давно закончилась война,
Давно с войны пришли солдаты.
И на груди их ордена
Горят, как памятные даты, —
За Брест, Москву, за Сталинград
И за блокаду Ленинграда,
За Керчь, Одессу и Белград,
За все осколки от снарядов.
А по ночам вам до сих пор
Бои под Бугом где-то снятся,
И «мессеры» строчат в упор,
И из ложбинки не подняться.
Зовет в атаку лейтенант,
Но тут же падает, сраженный…
А дома долго будут ждать,
Но лишь дождутся похоронной.
В один и тот же день и час
На встречу вы к друзьям спешите,
Но с каждым годом меньше вас,
И нас за это вы простите,
Что не сумели вас сберечь,
Не залечили ваши раны.
И вот на место этих встреч
Приходят внуки ветеранов.
Давно закончилась война.
Давно с войны пришли солдаты.
И на груди их ордена
Горят, как памятные даты.
Вам всем, кто вынес ту войну —
В тылу иль на полях сражений, —
Принес победную весну, —
Поклон и память поколений.

Вручение цветов ветеранам.
06 апр 2007, 11:07
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.