Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » Грузия ведет информационную войну, готовясь к настоящей


Грузия ведет информационную войну, готовясь к настоящей

Опыт современных локальных конфликтов учит, что любая «обычная» война должна предваряться мощной войной информационной. Судя по тому, с какой страстью и упорством Грузия ведет последнюю против России и своих бывших автономий, Южной Осетии и Абхазии, «горячая» война в этом регионе — уже не за горами. Эта тема обсуждалась на прошедшем на днях в Москве круглом столе «Информационная война грузинского руководства — угроза мирному урегулированию на Кавказе».

Как отметила руководитель Центра изучения современного балканского кризиса, доктор исторических наук Елена Гуськова, методика управления конфликтными процессами — методика «двойных стандартов» — была разработана и впервые применена международным сообществом в отношении бывшей Югославии. Затем ее же использовали на Украине, а теперь планируют реализовать в Грузии. Основополагающие детали грузинского варианта — вывод российских миротворцев и введение войск НАТО.
«Схема везде одна и та же, и по этой причине просчитываемая, — говорит Гуськова. — Нам ни в коем случае нельзя допустить международные организации туда, где стоят наши миротворцы. Основная цель Запада — разрушение России, а для этого нужно разжечь пожар на Кавказе».
Один из основных способов противостояния планам Запада на территории постсоветского пространства — организация ответной информационной войны, убеждена ученый. «Этот вопрос надо поднять на государственный уровень», — считает Гуськова.
СПРАВКА
«Информационная война — это комплекс мероприятий и операций, проводимых в мирное и военное время, в которых информация является одновременно оружием, ресурсом и целью. Каждый человек, военный или гражданский, участвует в информационной войне в той или иной ее форме». Одной из форм информационной войны является «формирование и массовое распространение по информационным каналам противника или глобальным сетям информационного воздействия дезинформации или тенденциозно подобранной информации для воздействия на оценки, намерения и ориентацию населения и лиц, принимающих решения (психологическая война)» (автор этого определения — генерал-майор Золотарев В.А.).
«Информационная война — это коммуникативная технология по воздействию на информацию и информационные системы противника с целью достижения информационного превосходства в интересах национальной стратегии, при одновременной защите собственной информации и своих информационных систем» (Швец Д.А. Информационное управление как технология обеспечения информационной безопасности, Сборник «Массовая коммуникация и массовое сознание», М., МГИМО, 2003).

События последних лет убедительно доказывают, что информационная война — дело государственное. И если российское государство в ситуации с грузино-осетинским и грузино-абхазским конфликтами делает вид, что всё в порядке, — оно оказывается совершенно безоружным под напором грузинской пропаганды. Качество последней прекрасно охарактеризовал директор Института стран СНГ Константин Затулин, сравнивший главного тбилисского спецпропагандиста и командующего информационной войной — государственного министра по урегулированию конфликтов Гиоргия Хаиндраву — с Геббельсом. Который, как известно, считал, что чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят. Госминистр Грузии действует именно по этой схеме, давно уже не заботясь хотя бы о малейшей правдоподобности своих слов.

«Мы будем дружить с демократической, а не с фашистской Россией, — говорил Хаиндрава десять дней назад во время теледебатов с депутатом Госдумы Виктором Алкснисом в эфире грузинского канала «Рустави-2». — Сегодня в России — фашизм. ... Вы затопили в крови весь Советский Союз, все народы. Вы затопили в крови все человечество. Вы — хуже фашистов». Отметим, что такими словами грузинский «миротворец» поносил Советский Союз в период руководства им грузина Иосифа Сталина, а советскими карательными органами — грузина Лаврентия Берия. Но еще более характерно, что о «российском фашизме» рассуждает представитель государства, действия которого в начале 1990-х годов как раз и квалифицируются как фашистские. Суд над грузинским фашизмом, прошедший в Цхинвали осенью прошлого года, дал огромный фактологический материал по преступлениям, которые сделали невозможным возвращение Южной Осетии под управление Тбилиси.

Поразительно, но, выступая через неделю на пресс-конференции в Москве, Гиоргий Хаиндрава заявил, что... «никогда в жизни не называл Россию фашистским государством». «Я назвал фашистским советский строй и большевистскую идеологию, и лично товарища Алксниса, — разъяснил госминистр Грузии. — Никакого отношения к России это не имеет. Что касается большевистской идеологии, то, если помнить 60 миллионов жизней, которые были принесены в жертву этой идеологии, это и есть ни что иное, как фашизм». О том, что Хаиндрава говорил именно по поводу современной России, свидетельствуют как аудиозаписи, так и второй участник дискуссии — депутат Госдумы Виктор Алкснис.
Но грузинского госминистра это не смущает. Никаких извинений не последовало — напротив, Хаиндрава счел нужным добавить масла в огонь. «Когда российские политики заявляют, что они не выведут оттуда миротворческие войска (из Южной Осетии) и что миротворческая группировка России защищает там интересы российских граждан, то это уже не миротворчество, этому название другое, — вещал он. — Когда армия одной страны на территории другой страны защищает интересы собственных граждан — это аннексия, под этим предлогом Гитлер начал войну».

Удивляться наглости грузинского политика не приходится, поскольку официальная Москва старательно делает вид, что ничего особенного не происходит. «У Гиоргия Хаиндравы был телемост с депутатом Госдумы России Виктором Алкснисом, и он конкретно его назвал фашистом. Это не относилось ко всей России, — заявил «Кавказскому узлу» пресс-секретарь посольства России в Грузии Михаил Свирин. — В данной ситуации мы не видим оснований для каких-то официальных заявлений со стороны посольства России. Надо еще учитывать местный менталитет — грузины люди горячие». И госминистр по урегулированию конфликтов, как ни в чем не бывало, приехал в Москву на переговоры.
«Мы себя уважаем или нет? — прокомментировал это Константин Затулин. — Если госминистр делает такие заявления, без публичных извинений он не имеет права ступать на российскую землю». «Вряд ли Хаиндрава в своем нынешнем душевном состоянии может чем-либо помочь Грузии в урегулировании конфликтов, — полагает директор Института стран СНГ. — Либо правительство Грузии должно переименовать его в государственного министра по провоцированию конфликтов, либо трудоустроить на должность министра пропаганды нового грузинского рейха».

История с «фашистской Россией» получила широкую огласку, поскольку слова Гиоргия Хаиндравы оскорбительны не только для его собеседника, но и для всего российского народа. В то же время тиражируемое грузинской прессой бесконечное вранье госминистра о договоренностях, якобы достигнутых в рамках Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта, наносит серьезный ущерб процессу урегулирования. Хотя моральный облик Хаиндравы представляет интерес прежде всего для специалистов, и отнюдь не в современных российско-грузинских отношениях, но еще один характеризующий его пример привести все-таки стоит...

11 июня 2004 года, когда ситуация в зоне грузино-осетинского конфликта резко обострилась после незаконного введения туда грузинских вооруженных формирований, а президент Южной Осетии находился в Москве, где передавал в Госдуму ходатайство о приеме РЮО в состав РФ, «на хозяйстве» в Цхинвали остался председатель парламента Южной Осетии Знаур Гассиев. В те дни Тбилиси, воодушевленный нелегитимным отстранением от власти аджарского лидера Аслана Абашидзе, с комсомольским задором пытался реализовать в отношении Южной Осетии аналогичный сценарий. К границам республики везли тонны просроченных удобрений. Чтобы продемонстрировать «нерушимую дружбу братских народов», в Цхинвали ехали автобусы с грузинскими футболистами, борцами, творческими коллективами.
Но, учитывая воцарившееся в зоне конфликта «тревожное спокойствие», проведение в те дни товарищеских матчей и самодеятельных концертов было, мягко говоря, неуместно. Довелось наблюдать, как жители республики развернули у пограничного села Эргнети автобус с грузинскими футболистами, эмоционально объясняя им, почему матч необходимо перенести. Из окон смотрели недоуменные, растерянные лица спортсменов, обманутых грузинской пропагандой. Отправляя их в зону конфликта, им явно не сообщили о том, что происходит в Южной Осетии и вокруг нее.

Такова была атмосфера в Цхинвали, когда в кабинет Знаура Гассиева позвонил Гиоргий Хаиндрава. В течение двадцати минут госминистр Грузии просил, умолял, давил, требовал — словом, делал все, что мог, чтобы заручиться разрешением югоосетинской стороны пропустить в находящееся на ТрансКАМе за Цхинвали грузинское село Курта два автобуса с детским музыкальным коллективом и грузом учебников на грузинском языке. Сопровождать их должна была группа грузинского телевидения. Хаиндрава звонил три раза, продолжая настаивать, что детям незамедлительно и крайне необходимо оказаться в зоне конфликта, пока Гассиев, поначалу пытавшийся убедить его логическими доводами, просто не отключил телефон.
«Не то время выбрали, — председатель югоосетинского парламента был огорчен и расстроен. — Этот «концерт» — прежняя музыка. На какие грязные вещи они идут! Зачем рисковать детьми? Ладно, наших детей им не жалко — так хотя бы своих пожалейте!».

Зная методы грузинской стороны, Гассиев вызвал министра внутренних дел Южной Осетии. Через несколько минут тот уже был в кабинете. «Роберт, сделайте все, чтобы автобусы, если они все-таки попытаются проехать, не были допущены в зону конфликта! Они способны на любые провокации. За детей отвечаешь головой!».
Осетинские правоохранительные органы выполнили задачу. В тот раз провокация не удалась, но настойчивость, с которой Хаиндрава подвергал детей вполне реальной опасности — возможно, с расчетом на «осетинский» обстрел, недаром же школьников сопровождало телевидение — произвела на цхинвальское руководство гнетущее впечатление.

В контексте информационной войны пару слов следует сказать и о грузинском телевидении. Сотрудников одиозной телекомпании «Рустави-2» невозможно назвать коллегами. Они работают в пропагандистском СМИ, обслуживающем интересы власти, и не гнушаются не то что подтасовками и передергиваниями, но и прямой ложью. В качестве примера также приведем всего один, но очень показательный случай, получивший большой резонанс.

В марте 2004 года, в разгар противостояния Тбилиси и Батуми, по каналам многих информагентств со ссылкой на «Рустави-2» пошли сообщения о том, что на батумском стадионе собралось несколько тысяч вооруженных сторонников Аслана Абашидзе, которые в ближайшее время выдвинутся в сторону грузинской столицы. Пропагандистка — иначе не скажешь — в кадре «Рустави-2» возбужденно рассказывала, как прихвостни режима Абашидзе не пустили ее на этот стадион.
В реальности же никакие сторонники аджарского лидера никуда ехать не собирались, да и вообще — не собирались. Мелкий батумский дождик поливал абсолютно пустой стадион у моря да несколько закрытых автобусов и микроавтобусов, оставленных рядом с ним на стоянке. Однако этот, с позволения сказать, «информационный повод» был использован Тбилиси по полной программе, расцвечивая образ «тирана Аслана Абашидзе» новыми яркими красками. В конечном итоге тбилисская пропаганда заморочила голову не только большинству жителей остальной Грузии, но и существенной части аджарцев и даже россиян. Теперь столь же существенная часть аджарцев с ностальгией вспоминает, каково жилось при Аслане, — да поздно пить «боржоми».

Впрочем, чему удивляться, если не только грузинские СМИ и министры, но и сам глава государства день ото дня излагает «городу и миру» самые невероятные умозаключения. Перечислить все перлы Михаила Саакашвили хотя бы за прошлую неделю не представляется возможным, приведем лишь последний пример. На конференции по вопросам безопасности Грузии Саакашвили заявил, что Абхазия и Южная Осетия — «анклавы кагэбэшников, где без всякого контроля осуществляются мечты Дзержинского, Берии и Юрия Андропова». Какие «мечты»? Каких «кагэбэшников»? Это известно лишь президенту Грузии.

Что касается грузинского плана мирного урегулирования грузино-осетинского конфликта, то, по словам Саакашвили, он поддержан США и Евросоюзом, «а также Россией, хотя позднее российская сторона отказалась признавать, что она этот конкретный план поддержала». Но о каком «конкретном плане» идет речь, если в конце прошлого года Тбилиси одновременно оперировал чуть ли не пятеркой различных проектов и, в свою очередь, поддержал мирные предложения президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты, от чего теперь категорически отказывается? «Такой подход с российской стороны чувствуется во всем», — констатировал Михаил Саакашвили. К грузинской стороне это относится в куда большей степени.

Как заявил на круглом столе по информационным войнам Константин Затулин, нынешние власти Грузии «безответственны с точки зрения безопасности в регионе — это люди, уверившиеся, что добиться чего-то от России можно, только приперев ее к стенке». «Сегодня государство Грузия не отвечает за свои слова, — убежден директор Института стран СНГ. — Разговаривать с этими людьми всерьез довольно сложно, пока они не получили отказ, а его следует давать, если нарушается мир в регионе и возникает угроза миротворческому контингенту. До тех пор, пока мы, разговаривая с Хаиндравой, будем думать, что имеем дело с человеком, отвечающим за свои слова, все будет бессмысленно. Грузинская сторона зарвалась. И если Россия перестанет терпеть и сносить, с этого момента начнется другой отсчет в отношениях с Грузией и грузинским руководством».

А по мнению члена совета Ассоциации политических экспертов и консультантов Владимира Горюнова, Россия проигрывает информационную войну по трем причинам. Во-первых, ее ведет не только Грузия, но и западные покровители тбилисского режима. Во-вторых, в российских СМИ действует мощное прогрузинское и прозападное лобби. В-третьих, вся внешнеполитическая система России заражена пораженчеством, в большинстве своем состоит из лиц, не вполне адекватно представляющих себе национальные интересы РФ. Примером тому служит вышеупомянутое суждение российского посольства в Грузии о словах Хаиндравы.
«Без кардинальной смены кадрового состава российского внешнеполитического ведомства и в условиях приверженности либеральным ценностям невозможно вести эффективную информационную кампанию, — считает политолог. — Такие сражения невозможно выиграть, играя по чужим правилам. И пока наше руководство это не осознает, никаких шансов дать достойный ответ на развязанную Грузией информационную войну у России нет». Источник: www.rosbalt.ru
25 фев 2006, 00:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.