Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск



Pret-a-porter в Париже

Pret-a-porter в ПарижеДля тех, для кого парижские коллекции начались с показа Dior, стало ясно – отмечать 60-летие знаменитого диоровского new look будут широко, и, разумеется, дом, носящий его имя, в первую очередь.

На сцене перед подиумом была выстроена белая лестница, задник выкрашен в серый цвет, по бокам огромные вазы с цветами. Именно так выглядел тот самый салон Кристиана Диора, в котором в 1947 году была показана коллекция, получившая название New look и совершившая переворот в послевоенной европейской моде. Джон Гальяно воспроизвел те самые формы, линии и силуэты в гипертрофированном виде. Силуэт "песочные часы", с затянутой талией и подчеркнутыми бедрами и бюстом, он усилил нарочито пушистыми мехами. Юбки украсил тренами, водрузил девочкам на головы изумительные шляпки в духе 40-х годов, только увеличенные в два раза. Нарисовал на глазах жирные стрелки, а модели заставил принимать нарочито манерно старомодные позы перед камерами. Если учесть, что вся коллекция была сделана в ярчайших оттенках лимонно-желтого, апельсиново-рыжего, малинового, цвета зеленого яблока, то станет ясно, что шоу получилось отменным. Правда, Гальяно не сумел вовремя остановиться и показал раза в полтора больше, чем нужно для того, чтобы коллекция смотрелась на одном дыхании. Но все же она была, безусловно, хороша. В первую очередь тем, что это был именно Dior и именно Гальяно – такой, каким его полюбили вот уже больше десяти лет назад.

Показ Жан-Поля Готье, которого все любят вот уже 30 лет, был тоже прекрасен. Готье тоже мастер спецэффектов, правда, более тонких, чем Гальяно. На сей раз он показал всю коллекцию под шотландскую волынку, начиная с первого выхода, когда модель Кока Роша прошла весь длиннющий подиум в сложнейшем шотландском танце. Разумеется, Готье блестяще разработал все шотландские мотивы. Клетки, складки, мохер, плюмаж из перьев на головах, военную форму. Просто во все это он подмешал классической парижской элегантности. Прелестные банты на спинах, кокетливые трены. В вечерние наряды он добавил средневековый аскетизм и завершил все опять шотландским танцем. Публика встретила дизайнера настоящей овацией, потому что Готье сам уникум. Мода знает немного примеров такого честного коммерческого и художественного успеха в течение столь долгого времени. Потому что, например, Валентино, карьере которого вот уже 45, на сей раз показал вполне унылую старомодную коллекцию. И даже вечерние платья, которыми он так славится, казались подозрительно нескладными.

Показ дополнился в первую очередь выступлениями антимеховых активистов, которые пытались скинуть с себя одежду и голышом прорваться на подиум. Зато в этот же день коллекция Рикардо Тиши для дома Givenchy еще раз продемонстрировала собравшимся, как красиво и достойно может выглядеть старый французский дом при новом молодом дизайнере. Он выбрал, безусловно, всеми любимую, но едва ли не самую избитую тему – морской костюм. Но сумел довести его до высот истиной элегантности и даже некоторого драматизма. Костюмы из синей шерсти с золотыми квадратными заклепками были сделаны столь мастерски, что, казалось, их вылили по форме тела. Но материя не застыла, а продолжала струиться и падать тяжелыми складками. Было в ней и пафосное викторианское достоинство, особенно в длинных юбках со шлейфами и хрустящих манишках из белоснежного пике. И трогательная женственность в эфирно-розовых плиссированных платьях, разбросанных, как бутоны цветов, в гуще этой нарочито серьезной и сине-черной коллекции. И было изумительное ощущение театральности без единого намека на спецэффекты.

А вот у Хуссейна Чалаяна спецэффекты всегда были, не исключение и нынешний сезон. Платья, светящиеся в темноте, капюшон, который закрывается и открывается, как лопасти загадочного механизма, некое подобие купального или гимнастического костюма, все части которого трансформируются на глазах у зрителя и превращают его в платье, напоминающее пачку футуристической балерины. Клубы дыма, выплескивающиеся из отверстия в подиуме, как при запуске космического корабля. При всем при этом изумительные одежды, порой едва ли не трогательные в своей совсем не футуристической женственности. И очень носимые благодаря математически точно проработанным деталям. Всякий раз после шоу Чалаяна, слушая восторженный рев публики, становится ясно, что еще не все потеряно, что современная мода – это не только умелый маркетинг и профессиональный пиар.

Середина недели была отмечена блистательной коллекцией Стефано Пилати для Сен-Лорана. Даже модные недоброжелатели, для которых предшественник Пилати Том Форд был эротическим кумиром, признали эту коллекцию лучшей. На самом деле Пилати продолжил пристальное изучение архива величайшего дизайнера ХХ века Сен-Лорана, но сделал это так совершенно и современно, что не поддаться магии этой коллекции было просто невозможно. Объемные, словно парящие в воздухе полупальто с пышными рукавами, в духе Сен-Лорана 70-х, который увлекался воспоминаниями о 40-х, фантастического кроя брючные костюмы, которыми так славился Сен-Лоран, капоры из крокодиловой кожи, напоминающие о байкерской одежде 60-х, которую великий дизайнер поднял до высокой моды в одной из первых своих коллекций. Расслабленные мешкообразные силуэты, банты, достойные барочных одежд, платье-свитер с монашеским капюшоном почти мистического оттенка густого серого дыма на чернокожей модели и, разумеется, смокинги как одно из главных наследий основателя дома. Коллекция была точна на грани высочайшего портновского искусства и романтична в своей верности великому дизайнеру. В то же время в ней не было ни единой вещи-манифеста, все носимо и баснословно красиво.

Очень носимой показалась и коллекция Chanel. И если в прошлом сезоне она была так же хороша, но пригодна разве что для подростков, то в этот раз Карл Лагерфельд показал вещи, в которых отлично чувствует себя женщина любого возраста. По подиуму, заваленному снегом, под пенистыми белыми облаками из плотного шелка маршировали девушки в очень расслабленных платьях-пальто всех возможных ярких цветов с чуть завышенными талиями в духе 70-х. Привычные твиды Шанель тоже были подкрашены яркими красками и пестрели наивными клетками. Вязаные шапочки с шарфами добавляли образу непринужденности. Маленькие черные платья дизайнер надел в том числе и поверх узких брючек и сделал несколько изумительных трикотажных топов – монашески закрытых спереди, зато беззастенчиво открывающих спину.

Почти сенсационно красивую коллекцию показал итальянец в Париже Джамбаттиста Валли. Дендистски строгие черные жакеты и пальто с хрустящими белоснежными воротниками и оборками по вороту, юбки из плотного, словно старинного шелка драматических оттенков красного и кораллового, широкие черные пояса, туго стягивающие талию, и широкополые шляпы, надетые на испанский манер. Такой чистоты, элегантности и драматизма этот дизайнер, чья парижская карьера началась с сексуальных оборок в доме Ungaro, не достигал никогда.

Жан-Поль Готье, оправившись от прошлогоднего 30-летнего юбилея собственной марки, кажется, обрел второе дыхание. Он сделал для Hermes откровенно байкерскую коллекцию – у основания подиума стоял гигантский Harley-Davidson, девочки носили кожаные байкерские куртки, в том числе и крокодиловые, и длиннющие кожаные пальто-шинели. Появление кожаного фрака было встречено ревом восторга, настолько он был хорош. А когда в финале Готье набросил на вечерние платья из тонкого струящегося шелка кожаные шинели и байкерские куртки в цвет, стало понятно, что это самая современная и самая в хорошем смысле модная коллекция Готье для Hermes за все годы его работы в этом заслуженном доме.

Чрезвычайно эффектной была и коллекция Антонио Марраса для Kenzo, в ней прозвучали испанские мотивы и модные в этом сезоне драматические ноты. Алый цвет, гигантские розы, широкополые шляпы, объемные пончо, юбки в пол с волочащимися шлейфами, а в финале – латинские танцоры с тряпичными куклами в человеческий рост, одетыми в алые платья с оборками. Маррас известен своими театрализованными шоу, они у него всегда прекрасны, но и коллекция была хороша во всех смыслах – и в коммерческом, и в художественном.

Зато к числу и художественных, и, похоже, коммерческих провалов стоит отнести первую коллекцию нового дизайнера Chloe. Паоло Мелим Андерссон, скандинав, обучавшийся в Англии, был рекрутирован из Marni в надежде на то, что сумеет поддержать коммерческий успех марки. Коллекция оказалась очередным унылым перепевом наследия 60-х с полихлорвинилом, мини-платьицами, намеком на панк и потугами на непринужденную моложавую элегантность. Все выглядело слишком сухо, жестко и крайне непривлекательно. Когда речь идет о марке, чья, быть может, чуть легкомысленная женственность всегда была притягательна и всегда приносила дивиденды, это тем более обидно. Не говоря уже о том, что в последние годы благодаря англичанке Фиби Фило она стала не просто культовой, но и искренне любимой всеми.

Зато новый человек в Nina Ricci, в действительности хорошо и давно всем знакомый бельгиец Оливье Тискенс, показал коллекцию глубоко романтическую и в то же время абсолютно носимую, которая, похоже, просто обречена на успех. За спиной моделей открывался вид на голые деревья сада Тюильри, которые утопали в белом дыму, имитировавшем снежную поземку. У девочек прически напоминали покрытые инеем веточки деревьев, а вся одежда была выдержана в снежно-льдистых тонах. Фактура тканей тоже напоминала то тонкий гладкий лед, то припорошенную снегом землю, то узоры инея на стекле. А завернутые спиралью шелковые платья походили на подтаявшие сосульки. Мягкие округлые объемы сверху и узкие прямые линии снизу – так увидел силуэт этого сезона Тискенс. Марк Джейкобс для Louis Vuitton тоже показал коллекцию, быть может, более романтичную, чем мы привыкли у него видеть В ней было меньше, чем обычно, будущих статус-символов, зато много просто очень красивых вещей. Марк Джейкобс мастерски замешал фактуры – гладкую кожу с пушистым мохером, маслянистый кашемир с металлизированной глянцевой поверхностью. На головах девочек красовались огромные береты словно с полотен Рембрандта, меха были покрыты особым составом, благодаря которому становились похожими на перья птиц после дождя, белоснежные блузы и платья-размахайки походили на блузы художников. Общая живописность коллекции подтвердилась финальными выходами – вечерние платья были сшиты из тканей, прокрашенных переходами различных цветов.

Альбер Эльбаз никого не удивил своей очередной изумительной коллекцией для Lanvin. Девочки были одеты в черные парички-каре, как героини немого кино 20-х. Впрочем, прямого отношения к коллекции это не имело. Он показал маленькие вещи с объемными деталями – воротниками-пелеринами, гигантскими рукавами, оборками вдоль позвоночника. Все это придавало девочкам сходство с красивыми птицами. Но какой бы абстрактной и поэтической ни была идея коллекции, только Эльбазу подвластно сделать прямую черную юбку так, что она станет объектом вожделения на ближайшие месяцы.

И наконец, последняя коллекция недели – Miu Miu, в которой Миучча Прада, похоже, решила реабилитироваться после несколько сомнительной миланской коллекции Prada. Скорее всего, она хотела воспеть юбилейный new look, но сделала это в совершенно новых и очень красивых материалах. Это была, по сути, вываренная шерстяная фланель, но, вероятно, с металлической нитью, благодаря которой все формы словно парили в воздухе, казалось, что все эти пышные юбки и приталенные жакеты отформованы как скульптуры.
Все эти превосходные степени в описании парижских коллекций стоит воспринимать буквально. Сезон и в самом деле выдался на редкость удачным, причем по общему признанию. Создается ощущение, что мода взяла курс на более высокое искусство – что так странно в наше время глобализации, упрощения и удешевления всех производственных процессов.
12 мар 2007, 13:32
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.