Последние новости
04 дек 2016, 17:43
Девушка погибла в результате сильного наводнения в испанском городе Малага, сообщает...
Поиск



» » » Слишком дорогая цена.


Слишком дорогая цена.

     Слишком дорогая цена.Уходят годы и все меньше остается свидетелей суровых дней оккупации нашей станицы и противостояния в январе – феврале 1943 года фашистов на правом берегу Донца. Даже 63 года не могут стереть из памяти события тех дней. 
Мы, подростки, по малолетству не могли участвовать в военных событиях, но трудностей натерпелись вдоволь. Освобождение станицы прошло без особых военных событий. Орудийная канонада была слышна в районе х. Дядина. Если немцы покидали станицу на танках, то наши солдаты утром появились на санях запряженных собаками. Немцы еще с осени укрепили огневыми точками и окопами возвышенный берег Донца. Дороги в Калитву были заминированы противотанковыми минами. Жители станицы, конечно же, не были готовы к зиме. Не было элементарного – топлива и продуктов питания. Я жил у деда с бабой на 9 линии с надеждой на нашу кормилицу корову, которая должна была отелиться в феврале.
     Летом мы с дедом накосили травы на зиму и спрятали в сарае, но румыны, минирующие дорогу к переправе, прознали про сено и трое пришли и набрали по вязанке сена на подстилку в окопах. А на следующий день пришли еще трое с таким же требованием. Тогда дед закрыл своим старческим телом вход в сарай. Три молодых и здоровых солдата сбили его с ног, но дед проворно вскочил и когтями покалеченной ладони, превратил лицо румына в красное месиво. 
Поцарапанный румын повалил деда и кулаками доказывал свое превосходство. Я, как ястреб, налетел и сколько было силы ударил его по сопатке (носу) из которого брызнула юшка (кровь). Румыны поставили нас к стенке расстреливать и только баба спасла нас. Она падала им в ноги с просьбой простить нас, но они били её ногами, тогда она выскочила на улицу с криком: «Караул, убивают деда с внуком».
      Слишком дорогая цена.На наше счастье немецкий офицер, которого баба завела во двор прогнал румын, которые ушли и один забыл винтовку. С такими последствиями мы спасли корову.
Мне кажется, что мы пережили легче оккупацию, чем месяц противостояния наших войск по Донцу.
     Стрельба с двух сторон не прекращалась ни днем ни ночью. Рой трассирующих пуль освещал небо превращая ночь в день. Бесплатные фейерверки каждую ночь. Перестрелка велась не только ружейно-пулеметным огнем, но немцы применили минометы типа «Ванюша». Жертвы были не только среди военных, но и местных жителей. От немецкой мины были ранены две лошади и солдаты были вынуждены были их пристрелить. Я впервые ел конину, которая при варке выпрыгивала из чугуна.
      Как мы, мальчики, могли узнать, что немцы покинули правый берег, но уже рано утром мы были на той стороне Донца.
     Мы группа мальчишек, перешли по льду, напротив поселка Заречного и оказались возле немецких окопов, которые были в пятидесяти метрах от берега.
Как мы прошли через заминированный берег, наверное, одному богу известно.
     Нашему взору открылась страшная правда войны – последствия наступления наших бойцов на немецкие окопы.
     5-7 наших солдат, одетых в шинели, валенки и шапки ушанки, буквально рядом с бруствером блиндажа были убиты, а один успел прыгнуть в окоп, расстрелял в спину одного немца и прикладом с такой силой размозжил голову немецкому солдату, что мозги ярко светились на каске, а третьего проткнул штыком и ... сам погиб, видимо от автоматной очереди. На спине героя было несколько выходящих пулевых отверстий. Я хорошо запомнил курносое, простоватое лицо солдата. Безымянно погиб патриот, совершивший геройский поступок. Меня удивил окопный быт немецких солдат. Сам окоп выкопан с большим искусством, у каждой амбразуры стояли соломенные чуни, деревянная скамья для отдыха и   много соломы. А в блиндаже, Оклеенном красивыми обоями и уставленном мебелью с точеными ножками, стоял такой порядок, как будто хозяева только ушли. В одном из блиндажей на столе стоял миниатюрный в 6-7 кг. электрогенератор на бензиновом приводе, который не только освещал, но и видимо, обогревал солдат. Правда, на следующий день я снял эту электростанцию, которая мне пригодилась потом для освещения Богатовской школы в 1959 г., где не было электричества в хуторе.
     В это утро мороз, наверное, был за 30° и мы одели немецкие бумажные костюмы, которые надежно предохраняли нас от холода. У меня была единственная цель - найти немецкий парабеллум, который я видел у немецких офицеров, расстреливающих лягушек на берегу реки Калитва, но довольствовался только немецким автоматом и гранатами с длинными деревянными рукоятками.
     Немцы покинули берег Донца настолько внезапно и скоро, что не успели забрать (на возвышенности возле моста) несколько десятков трупов немецких солдат одетых в новую и красивую форму, но не отвечающую нашим холодам. Мы пробовали стянуть кожаные сапоги с широкими голенищами, но попытки не увенчались успехом. Мне казалось, что они погибли не от пуль, а от мороза.
     Вооружившись скорострельным оружием, мы стреляли не только по любой консервной банке и бутылке, но и по пролетающим птицам.
     Перейдя через каменный карьер, где до войны колхозы добывали камень для своих нужд, мы вышли на возвышенность в 50 метрах от берега, как раз напротив шахты 3 (Бис), и увидели жуткую картину. Наши солдаты, что-то около 30, одетые не по сезону - в шинели, лежали ровной цепью с интервалом в 5-10 метров на снегу с винтовками. У многих были обуглены или валенки, или лицо, по которому было видно, что они нерусской национальности. Если бы мы знали что это герои-атаевцы, конечно, приняли бы другие меры.
     Не часто мы, не искушенные в военном деле, видели коллективную гибель целого отряда красноармейцев плохо экипированных, только с винтовками, в такой холод в фашистском логове.
      Они знали, что идут на верную смерть и в этом их героический подвиг. Они погибли честно, и выполнили свой военный и гражданский долг. Наш рейд закончился на подступах к лесу за Ковалевой балкой, где мы увидели шахматным порядком, расставленные мины, присыпанные снегом. Дальнейшее продвижение было опасным. Спустились на лед Донца и, вооруженные немецкими автоматами с большим запасом патронов, благополучно вернулись домой. А в эту ночь!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
     Уже работая руководителем городского музея, я решил увековечить подвиг атаевцев. По моим воспоминаниям и эскизам местный художник написал большую диораму, которая пользуется большой популярностью у наших гостей. И в один из приездов семьи Героя в наш город, я с гордостью пригласил их посмотреть диораму. Увлеченно рассказывая, что я был свидетелем в далеком холодном 1943 году траурной встречи с погибшими атаевцами, но когда повернулся, то для них, это было, почему-то, неинтересным и наша дальнейшая беседа потеряла смысл.
     Меня удивляет большая, и, в общем-то, благородная связь поколений, которая вот уже 63 года не прекращается.
     И мы каждый раз рады гостям, но хотелось бы не за счет нашего бюджета. А вообще, неплохо - они едут к нам, а наши руководители к ним и тоже не за свой счет. Мы гордимся тем, что патриотические залы музея с каждым годом пополняется новыми экспонатами и расширяется экспозиция тех уже далеких событий Великой Отечественной войны.
     А в эту ночь, наконец-то, наша корова отелилась, и я с жадностью попил молодое, еще не созревшее, молоко-молозево. Источник: Матвеев Н.А. январь 2006г.
01 мар 2007, 17:01
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.