Последние новости
08 дек 2016, 15:25
Синоптики обещают непогоду в Ростовской области сегодня, 8 декабря, и завтра, 9 декабря....
Поиск

» » Чего женщины ждут от 8 Марта?


Чего женщины ждут от 8 Марта?

Чего женщины ждут от 8 Марта?Казалось бы, вот два праздника рядом — равноценные и равнозначные. Специально так придумано, чтоб никому не было обидно. Один для мужчин, другой — спустя две недели — для женщин. Сначала мы вас поздравим, потом вы нас, и все довольны.

Однако на деле между двумя этими праздниками пропасть, дистанция огромного размера. Только с виду они равнозначные, а по сути и по духу — абсолютно различные.

Чего ждут женщины от Восьмого марта?

Первое: признаний в любви, восхищения, восторгов, комплиментов по поводу своей заоблачной красы — внешней и внутренней.
Второе: высокой оценки своей роли в жизни семьи, трудового коллектива и всей страны, которая должна хотя бы раз в году прозвучать, соответственно, из уст супруга, начальника и руководителя государства.

Третье: маленьких сюрпризов, цветов, подарков и других знаков внимания. Конечно, никто не придает им никакого значения, но все равно приятно. Тем более всем чего-нибудь подарят, а ты что же, будешь ходить никому не нужная, без цветочка и без открыточки?
Удивительно, но женщины относятся к своему Восьмому марта очень серьезно. Хотя по-хорошему должны были бы хохотать как безумные, от всех этих лживых и льстивых речей, сладких слюней и низкосортной дешевой фальши. Когда весь год тебя держат за ничтожество, а потом вдруг на один день возносят на облака — причем не по велению сердца, а в соответствии с утвержденным расписанием государственных праздничных дней, — остается только смеяться, и чем громче, тем лучше.

Это единственная правильная реакция. Иначе можно сбрендить. И впрямь решишь, что ты такая прекрасная: ручки, ножки, глазки, бровки, а какая умница, какой грамотный специалист, ах, без женщин мы никуда, производство остановится, жизнь замрет.
Но то ли юмора женщинам не хватает, то ли они так сильно уважают традиции, что не могут подвергнуть сомнению необходимость отмечать Восьмое марта вот именно так — ведрами лести и фальши. Причем нельзя сказать, чтоб они верили всему, что говорится и делается в этот день, но... только попробуй не скажи и не сделай. Обида на весь год.

* * *
У мужчин совершенно иной подход к своему празднику. Прежде всего разница в том, что не все его празднуют. В отличие от 8 Марта 23 февраля оставляет возможности для маневра.

8 Марта по умолчанию является праздником всех, кто имеет соответствующие половые признаки.
Для 23 февраля критерии отбора более жесткие. Помимо подходящей физиологии нужно еще как-то обозначать намерение защищать Отечество — хотя бы на словах. Поэтому не желающий участвовать в праздничных мероприятиях мужчина всегда может сказать: “Да какой я защитник, я и в армии-то не служил”, — и на законных основаниях отказаться от поздравлений.

Но поскольку у нас служба в армии — почетная обязанность каждого гражданина, заранее предполагается, что служили как бы все. Поэтому все — как бы защитники. А если даже кто-то не служил в армии, не важно, мы сегодня добрые. Пусть считается так: раз мужчина — значит, защитник.

* * *
Наиболее самозабвенно празднуют День защитника Отечества те, кто носит (или раньше носил) погоны. Для них это действительно святой день, к которому готовятся загодя.

У военных выработан целый ритуал отмечания Дня защитников. Он состоит из обязательного набора элементов и составных частей. На первом месте, разумеется, стоят: присвоение очередных званий, вручение командирских часов, почетных знаков, памятных значков, бумажных грамот, устных благодарностей и фотографирование у развернутого знамени части.

Весь этот наградной дождь начинает литься примерно за неделю до праздника — чтоб главные командиры успели объехать подчиненные им части и подразделения и везде лично всем все вручить, пожелать и пожать. Само же празднование обычно назначается на последний перед 23 февраля рабочий день.

“Как будем отмечать?” — этот вопрос на офицерском собрании поднимается месяцем ранее.
“Во-первых, — решает собрание, — пригласим ветеранов”.

Во-вторых, обычно требуется найти спонсоров, чтоб дали денег “ветеранам на подарки и нам — на стол”.
В-третьих, обязательно должна быть художественная самодеятельность. Концертик такой небольшой, для души. Но это по возможностям. Если организация богатая — типа МВД, скажем, — она кого хочешь пригласит, любых звезд эстрады. Ну а те, что победнее, довольствуются гнусавым пением под гитару бойцов-срочников либо запевают сами. Это даже лучше, поскольку бойцы в последнее время стали петь что-то несусветное. “Комиссар пришел и жену увел” — каково ветеранам этакое безобразие слушать, если они сами через одного были комиссарами?

Коллегиально составляется список гостей, рассылаются приглашения. Текст должен быть как можно более пафосным и напыщенным. Мне, например, на днях прислали такое приглашение: “Уважаемая Ирина Петровна! (почему-то я у них числюсь Ириной Петровной) Поздравляем вас с праздником защитника Отечества! Желаем творческих успехов, счастья и благополучия! Приглашаем вас на традиционную встречу бойцов по перу, посвященную Дню защитника Отечества. Подчеркиваем: отказы не принимаются”.
Вот так — категорично и емко. Если кто-то знает, что это за штука такая “бойцы по перу”, пусть объяснит, а то я боюсь идти на их традиционную встречу.

Но вернемся к праздничному ритуалу. Его последний по порядку, но не по значению элемент — собственно застолье. Небольшой фуршет — другими словами, бухалово, переходящее в идейную схватку.

Начинается с того, что после третьей рюмки (вот еще одна священная традиция Дня защитников — в третий раз не чокаться ни в коем случае!) каждый считает своим долгом поведать окружающим о той роли, которую он сам, лично, сыграл в деле защиты Отечества. Ветераны, разумеется, тоже выступают. Звучит это примерно так: “Что там вы, вот мы, мы войну прошли!” — “Что там вы войну, вот мы Чечню”, — отвечает молодежь. “Что там вы, — втягивается среднее поколение, — вот при нас порядок был, военные не были такими чмошниками, как сейчас”.

Когда разборки переходят в опасную стадию, ответственный за праздник начинает разгонять гостей. Сначала добром: “Товарищи ветераны, переходим к фотографированию”. Но ветераны-то знают, фотографирование — это ловушечка, обратно они сюда не вернутся, дальше их выпроводят прямиком в гардероб, а здесь еще сколько недопито и, главное, недосказано. Естественно, они упираются. В результате за три часа, прошедших с начала празднования, отношения с ветеранами претерпевают резкую трансформацию. От первоначальных лобызаний — они нам жизнь спасли — отношения переходят в стадию: “Давайте гоните их на фиг отсюда, иначе не выпроводишь”.

Ветераны, конечно, могут обидеться. Начнут швыряться чашками или шампунями, которые им подарили. Но такое случается очень редко, в основном все расходятся мирно, только очень бывают возбуждены спорами о судьбах страны.

И вот в таком состоянии — уже как пороховая бочка, весь заряженный, — человек едет домой, а по дороге, сами понимаете, с ним что угодно может случиться и со многими действительно случается. Но даже если он благополучно добирается до дому, а там ему говорят: “Ну вот, мы хотели отметить, что же ты так поздно”, — он все равно не выдерживает и взрывается: “На работе замучили, им там все не так, а тут вы еще со своими претензиями! Могу я в конце концов раз в году с друзьями выпить? В свой праздник?”

* * *
“Могу я раз в году выпить?” — вот суть ожиданий, предваряющих мужской праздник защитников. Если защитники чего-то и ждут от праздника, то именно этого. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что многие вообще ничего не ждут, кроме лишнего выходного, поскольку 23 февраля значит для них не больше, чем 1 Мая. Но не о них сейчас речь.

Речь о мужском и женском праздниках и о коренном различии между ними, существующем, несмотря на внешнее сходство. Сейчас мы уже можем сказать, что это за различие.

Женщины, ждущие от 8 Марта внимания, лести, комплиментов со стороны мужчин, заранее занимают пассивную позицию. Если мужчины вдруг куда-то денутся, женщины даже не будут знать, как отмечать свой праздник.

Другое дело — мужчины. Они активны. Они сразу берут свой праздник в свои руки и празднуют его именно так, как хотят сами. Да, лести, показухи, фальши там тоже навалом, но мужчины ведь сами себе организуют все эти потоки славословий, женщина к ним только может присоединиться слабым голоском, да и то ее вряд ли услышат за громом победных реляций.

В отличие от Восьмого марта успех мужского праздника не зависит ни от каких внешних сил, и уж тем более — от женщин, которые то ли устроят именинникам застолье, то ли нет.

Представьте, совершенно трезвые, принаряженные офицеры сидят в кабинете и жеманно интересуются друг у друга: “Ну что, будет нас сегодня кто-нибудь поздравлять? Или не будет?”

Невозможно представить. Так не бывает.

А ведь женщины тоже могли бы Восьмого марта собраться своей компанией, пригласить каких-нибудь патлатых ветеранок, расхвалить их, расхвалить себя, поспорить, немножко подраться, выпить все, что есть, потом сорваться в кабак и гудеть там полночи, щипать за задницы официантов и орать непристойно: “Девки, смотрите, во кабан!”

Но нет, почему-то они так не делают. Почему-то сидят и сидят — причесанные, уложенные и упакованные — и ждут мужчин, которые вот сейчас придут, поздравят и подарят цветок. Или хотя бы открыточку...
19 фев 2007, 14:47
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.