Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » » » Станет ли уголь новым “черным золотом”?


Станет ли уголь новым “черным золотом”?

altГоворят, что история повторяется. Похоже, что экономика также развивается по спирали, возвращаясь к прошлому, но уже на новом уровне. В свое время уголь стал основным топливом промышленной революции XVIII-XIX веков. Уголь и пар заставляли работать станки, уголь горел в топках паровозов и пароходов, а также помогал вырабатывать электричество.

Сегодня “черный камень” почти не используется на транспорте. Впрочем, доля угля в энергетике остается на достаточно высоком уровне. На угле вырабатывается 52% электроэнергии в США, 54% в Германии и 72% в Китае, в России этот показатель находится на уровне в 18%. Однако экологи все чаще заявляют, что уголь является основным виновником возникновения парникового эффекта, так как при его сгорании образуется углекислый газ. Это далеко не идеальный вид топлива, но его разведанные запасы на земле на порядок больше, чем запасы нефти и газа. По данным германского Федерального института геологии и природных ресурсов, на каменный и бурый уголь приходится почти 60% всех резервов топливных природных ископаемых. В то же время по данным статистического ежегодника компании BP, доля угля в мировой энергетике составляет всего 28%, в то время как доля нефти и газа – 36% и 24% соответственно. Если говорить в относительных цифрах, то запасов нефти и газа хватит на несколько десятилетий, а вот углем можно пользоваться более тысячи лет. При этом внедрение современных технологий очистки и сжигания угля смогут сделать этот вид топлива менее опасным и повысить его эффективность в 1,5-2 раза. Однако перед мировой экономикой стоит несколько иная задача. Рост цен на нефть в 2005-2006 годах вновь сделал актуальным вопрос поиска новых видов топлива для транспортных нужд. По мнению многих авторитетных аналитиков, уголь является одним из источников получения сравнительно дешевого транспортного топлива.

Каким же требованиям должно соответствовать новое альтернативное топливо? В последние годы мировое сообщество обеспокоено проблемой воздействия человека на окружающую среду. Прежде всего, это касается вопроса о парниковом эффекте, который может привести к повышению средней температуры на поверхности земли. По некоторым оценкам, при этом довольно консервативным, к концу XXI века это повышение может составить более 6 градусов по Цельсию, что приведет к таянию ледников и, как следствие, изменению уровня мирового океана. В некоторых случаях изменения могут быть столь катастрофичны, что отдельные территории прибрежных государств окажутся под водой. Кроме того, рост цен на нефть ставит под вопрос экономический рост в мире, а значит, неизбежно влечет за собой обострение многих социальных проблем.

Впрочем, уже сейчас существуют технологии, которые позволяют минимизировать влияние продуктов сгорания угля на усиление парникового эффекта. Предлагается улавливать CO2 при сгорании угля и закачивать его в старые шахты или истощенные месторождения нефти. Таким образом, вопрос использования его в качестве основы энергетики лежит в области внедрения современных технологий. Совсем иначе обстоит дело с использованием угля как сырья для производства синтетического топлива.

Способ получения синтетического топлива из угля появился еще в 1923 году. Авторами технологии стали немецкие химики Фишер и Тропш. Через четыре года в Германии был построен первый завод по производству бензина из бурого угля, потом появились и другие. Причем использовались сразу несколько технологий производства из угля как бензина, так и дизельного топлива. В начале 30-х годов производство было организовано с большим размахом. К 1944 году 90% всего авиационного бензина и более половины автомобильного топлива в Германии производилось именно из местного угля на 27 заводах.  В 50-х годах, во времена энергетического эмбарго со стороны ООН против Южно-Африканской республики, доступ к импортным энергоресурсам для страны был закрыт. ЮАР смогла обеспечить свою жизнедеятельность только благодаря тому, что использовала уголь как альтернативный источник получения топлива. ЮАР уже имела научные наработки, и открытие там колоссальных запасов дешевого каменного угля позволило развивать эти технологии. Тогда, с учетом цен на нефть, они уже были рентабельны. Компания Sasol, которая владеет заводами по сжижению угля, до сих пор поставляет 30% топлива на рынок ЮАР.

К слову сказать, по различным оценкам, производство синтетического топлива из угля становится выгодно при цене на нефть от $35 до $50 за баррель. Таким образом, уже сегодня это производство могло бы занять свое достойное место, но развитие данной отрасли сдерживается высоким уровнем начальных инвестиций в организацию производства. Для открытия завода мощностью 30 тыс. баррелей синтетического топлива в день необходимо около $1 млрд. вложений. Чтобы покрыть ежедневные потребности США в топливе может потребоваться строительство более 500 таких заводов, а это колоссальные вложения даже для американской экономики. В настоящее время, синтетическое топливо из угля или других углеводородов производится в промышленных объемах в ЮАР, Новой Зеландии и в США. При содействии южноафриканской компании Sasol организуются производства на территории Китая, где планируют к 2015 году удовлетворять 5% топливных потребностей страны при помощи синтетического топлива. Однако речь не идет о полной замене нефтепродуктов. Скорее это попытка получить производство, которое может обеспечить стратегические потребности, или предоставить дополнительные ресурсы при постоянном росте потребления топлива для транспортных нужд и энергетики.

Принимая во внимание огромные объемы инвестиций, которые необходимы для развития производства синтетического топлива, сложно говорить о полной замене им привычного нефтяного бензина. Ежедневно в мире потребляется около 80 млн. баррелей нефти. Для обеспечения мировых потребностей синтетическим топливом необходимо будет инвестировать $2-$3 трлн., а только на строительство электростанций в ближайшие десятилетия будет затрачено около $10 трлн. Кроме того, быстрый переход на синтез топлива из угля и закрытие нефтедобывающих и перерабатывающих предприятий приведет к резкому изменению на рынке труда. Необходимо будет что-то делать с десятками и сотнями тысяч безработных нефтяников. Все это наводит на мысль, что уголь не сможет в ближайшие десятилетия стать полноценной заменой нефти. Однако он вполне способен играть вторым темпом, т.е. покрывать дополнительные потребности в транспортном топливе, тем более, что вероятный дальнейший рост цен на нефть делает синтетический бензин более выгодным, а капиталовложения не столь неоправданно высокими.

В то же время использование угля в качестве сырья для топлива или непосредственно для выработки электроэнергии не решает экологических проблем. На Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2007 году политики и лидеры бизнеса однозначно выразили свою обеспокоенность по поводу глобального потепления. Само по себе это не является чем-то чрезвычайным, но побочные эффекты могут представлять серьезную угрозу. Это и поднятие уровня мирового океана, возникновение ураганов небывалой силы, повышение влажности климата, резкие перепады температур и давления. Опасение за будущее планеты заставляет лидеров мира искать пути решения данной проблемы.

Масштабное использование угля, который по выбросам CO2 превосходит газ и нефтепродукты, может лишь усугубить сложившуюся ситуацию (в настоящее время на уголь приходится около 40% выбросов CO2 в атмосферу). Поэтому, более перспективным представляется путь технического совершенствования электростанций, которые работают на угле, разработка и внедрение систем улавливания и захоронения CO2. Кроме того, нельзя забывать и о других способах получения электроэнергии. Развитие технологий делает менее опасными атомные электростанции, становится более выгодным получение электроэнергии при помощи ветрогенераторов и солнечных батарей. С другой стороны, при весьма вероятном снижении уровня добычи нефти в мире в ближайшие 20-30 лет синтетическое топливо из угля может на некоторое время стать полноценной заменой обычному, тем более, что топливо из угля более чистое и технически устойчивое. При этом использование такого топлива будет постоянно приводить к увеличению CO2 в атмосфере. Природа миллионы лет прятала под землю двуокись углерода, а человечество за каких-то 200-300 лет смогло сжечь значительную часть запасов нефти и газа. Вполне очевидно, что планета может не выдержать еще 200-300 лет такого обращения с собой. Поэтому в качестве альтернативы дешевому топливу из угля предлагается использовать биотопливо на основе этанола. Идея состоит в том, что оно вырабатывается из растений, которые при росте поглощают CO2 из атмосферы. Этот путь представляется наиболее реальным.
 
Уже сегодня Япония планирует увеличить производство этанола, а США собирается покрывать этанолом 20% топливных нужд страны к 2017 году. Немалую роль в снижении выбросов и экономии нефтетоплива играет внедрение новых технологий в автомобилестроении. Например, Toyota ( TM) в 2006 году смогла продать более 400 тыс. гибридных автомобилей, которые используют бензиноэлектрические двигатели. Кроме того, изменение спроса японских потребителей в сторону микролитражных машин привело к тому, что в 2006 году впервые за последние 32 года в Японии снизился спрос на бензин. 

Так или иначе, резких переходов с одного вида топлива на другой не будет. Мировая экономика не готова к этому технически и морально. Лишь постепенная замена одного топлива другим, параллельное использование различных технологий и дополнение новыми разработками способно удовлетворить растущие потребности мировой экономики в энергоносителях, а также изменить к лучшему ситуацию с потеплением климата.

Уголь и политика

Энергоносители всегда неразрывно были связаны с мировой политикой. Доступность высококачественного угля для потребностей флота дало Англии неоспоримое преимущество в XIX веке, дефицит топливных ресурсов заметно сказался на боеспособности германской армии во время Второй мировой войны, а топливный кризис 70-х годов XX века в значительной мере повлиял на тенденции развития мировой экономики. Совершенно очевидно, что без доступного топлива и энергии невозможно обеспечить рост производства, транспортировку товаров, да и обычную современную жизнь в развитых странах. Поэтому, призрак грядущего дефицита нефти вынуждает государства искать альтернативные источники энергии. Первое на что обращают внимание - это на доступность определенного вида топлива на суверенной территории. Для США, Китая и Германии таким доступным энергоносителем является уголь. При этом у США остаются некоторые запасы нефти и газа, в Китае есть возможности импортировать энергоносители из сопредельных государств, которые традиционно считались союзниками, а Германия и Евросоюз в огромной степени зависят от импорта из политически нестабильных регионов. К тому же в последние годы Европа неожиданно нервно стала реагировать на топливную зависимость от основного поставщика газа в этот регион. Когда у мирового сообщества оставались экономические и политические рычаги давления на Российскую Федерацию, в Европе почти не беспокоились о возможном энергетическом шантаже со стороны России. Сегодня эти рычаги не действуют и политические круги Европы озадачились поиском решения проблемы энергетической безопасности. Наиболее легким путем, по мнению аналитиков Deutsche Bank, является использование угля.

Подобное мнение может вызвать лишь недоумение, так как Европа весьма трепетно относится к вопросам экологии и потепления климата на планете, а уголь, при 28% доле в мировой энергетике, занимает первую строчку по выбросам CO2 в атмосферу. Поэтому, весьма сомнительно, чтобы уголь стал основой энергетики любой из европейских стран, тем более, что в ближайшее время заработают квоты на выброс CO2.

Однако для экономик России и Китая уголь может стать одним из основных энергоносителей. Значительные запасы позволяют использовать его как в энергетике, так и в производстве альтернативного топлива. Большая территория России позволяет еще долгое время не слишком заботиться о квотах на выброс CO2. Впрочем, в России существует серьезное экономическое препятствие, которое не позволяет более широко использовать каменный и бурый уголь в производстве электроэнергии. Еще в 80-ые годы XX века СССР стал реализовывать программу газификации страны. Прежде всего, это делалось с целью высвободить нефть с внутреннего рынка страны и направить ее на экспорт для получения нефтедолларов. Поэтому в экономике СССР, а значит, и России, газ стал основным топливом для электростанций. Фактически четверть века страна пользовалась дешевым газом для производства электроэнергии и обогрева домов. До сих пор сохраняется дисбаланс цен на газ для внутренних потребителей и потребителей в других странах. Дешевый газ делает невыгодным использование каких-либо иных энергоносителей. Поэтому для более широкого использования угля или иных видов энергии необходимо привести внутренние и внешние цены на углеводородное сырье к более разумному соотношению. Это позволит повысить добычу угля, так как он станет конкурентоспособным на внутреннем рынке. Кроме того, более высокая цена за энергию заставит российские предприятия задуматься об энергосберегающих технологиях и использовании альтернативных источников энергии. Во время своей пресс-конференции в Кремле 1 февраля президент Путин заявил, что в течение 4 лет в России будут изменены механизмы ценообразования на газ. Он перестанет быть неоправданно дешевым для внутреннего потребителя. Это позволит увеличить долю угля в энергетике, а также стимулировать российский бизнес к тому, чтобы отечественная экономика не была столь энергозатратной.

Конечно, у нас еще есть несколько десятилетий, чтобы приготовиться к масштабному снижению мировой добычи нефти и газа. Изменение климата еще не носит драматичного характера, да и технологии не стоят на месте. Есть вполне обоснованная надежда, что мы будем более широко использовать альтернативные возобновляемые источники энергии, а изменение потребительского поведения приведет к тому, что мы станем экономить драгоценный бензин и меньше загрязнять окружающую среду. Так или иначе, но уголь, при современном уровне развитии технологий, не может стать основой мировой энергетики, как бы соблазнительно не смотрелись цифры мировых запасов и себестоимости получения энергии. “Черный камень” лишь цветом похож на “черное золото”.    

Источник:
15 фев 2007, 11:00
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.