Последние новости
09 дек 2016, 10:42
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 8 декабря 2016 года...
Поиск

» » » » Журналисты и судьи как стрелочники


Журналисты и судьи как стрелочники

Журналисты и судьи как стрелочникиВ четверг Владимир Путин по косточкам раскритиковал судебную систему и журналистов. Присяжным он посоветовал не выносить оправдательных приговоров, а прессе – заняться этикой.

На первой в этом году встрече с общественностью Владимир Путин неожиданно подробно высказался по разным вопросам современной жизни и раздал советы политикам и журналистам. Выступая в четверг на заседании Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, он раскритиковал судебную систему, посоветовал гражданам внимательно отнестись к региональным выборам в марте, журналистам – выработать свой кодекс этики, а партиям – во время предвыборных кампаний не забыть тему ксенофобии и национализма.

О том, что в этом году пройдут важные для страны выборы, президент вспомнил еще во вступительном слове. «Мы уже практически стоим на пороге избирательной кампании», – напомнил Путин. «Надеюсь, это даст нашим гражданам серьезную возможность оценить реальную приверженность партий заявленным ими целям, понять, как и в какой мере были реализованы их программные задачи, в том числе и в деле построения гражданского общества в России», – порекомендовал президент. А чуть позже российский лидер пояснил и политикам, от какой темы может зависеть успех на выборах. Так, хотя в России нет легальных политических партий, которые не выступали бы с антифашистских позиций, президент полагает, что этой теме стоит уделять больше времени. «Деятельность экстремистских организаций далеко не всегда получает, к сожалению, принципиальную общественную и политическую оценку», – посетовал президент. По его мнению, по этой теме должна «в полный голос» прозвучать позиция, как партий, так и общественных организаций. Что касается политических сил, то, по словам президента, на встрече с лидерами партий, они договорились, чтобы все легальные политические силы четко и ясно выразили свое отношение к фашизму и внесли свой вклад в дело борьбы с экстремизмом. «В том числе и в ходе избирательной кампании», – уточнил Путин. Судебной системой России президент остался недоволен. Тему подняла судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова. Она заявила, что российская судебная система «не обеспечивает независимое правосудие». «Любое решение по любому делу может быть продиктовано. Это может быть любой чиновник любого уровня, сама структура не защищает суд от этого», – обрисовала она положение дел. И возложила ответственность за сложившуюся ситуацию на российские власти, поскольку, уверена Морщакова, государство «не до конца признало независимость судебной власти».

Путин спорить с Морщаковой не стал, хотя и попытался сказать слово в защиту российских судов. Он отметил, что в последние годы количество людей, обращающихся в суды, значительно возросло, а это говорит о повышении доверия к судебным решениям. Но согласился с тем, «что необходимо думать о совершенствовании судебной системы». Более того, он признал, что законопроект, разработанный Центром стратегических разработок Минэкономразвития, вряд ли сможет стать основной для серьезных изменений. «Само по себе то, что Министерство торговли занимается судебной системой, наводит общественность на определенные мысли», – пошутил он. «Я уверен, что там есть предложения, которые заслуживают внимания и реализации, но необходимо привлечение специалистов из самих судов», – заключил Путин. По мнению президента, нет ничего удивительного и в том, что суд присяжных не пользуется должным уважением в обществе. Один из участников заседания возмутился, что в СМИ идет кампания по дискредитации этого института, однако Путин предложил на прессу не пенять. «Кампанию никто не разворачивал, она сама по себе развернулась. Когда оправдывают по делу об убийстве Хлебникова (редактора русской версии журнала Forbes. – «Газета.Ru»), для журналистов другого сигнала не нужно», – сказал президент. «Если можно говорить, что следствие плохо поработало, не собрало доказательств, то что можно сказать по известному убийству в Чечне?» – вспомнил президент еще об одном громком деле с участием присяжных. Правда, Путин не стал уточнять, о чем идет речь. Но, скорее всего, он имел в виду оправдательные приговоры по «делу Ульмана» или по делу Евгения Худякова и лейтенанта Сергея Аракчеева («Газета.Ru» подробно освещала эти процессы). Присяжные заседатели дважды выносили оправдательные приговоры, однако Верховный суд их отменял – теперь дела рассматриваются в третий раз, но профессиональными судьями. При этом Путин указал, что институт присяжных надо также усовершенствовать.

Что касается Европейского суда по правам человека, то хотя президент и заверил, что поддерживал ратификацию 14-го протокола к Европейской конвенции по правам человека, за которую не проголосовала Дума, России приходилось сталкиваться с «политизацией судебных решений» этого органа. В качестве примера он вспомнил «дело Илашку». В 2004 году ЕСПЧ признал правительство России и Молдавии виновными в том, что члены группы Илие Илашку, обвиняемых в совершении терактов во время конфликта в Приднестровье в начале 90-х, были осуждены и находились в тюрьме непризнанной республике. Суд обязал правительство Молдавии выплатить троим членам группы по 60 тыс. евро, а Россию – по 120 тыс. евро, плюс отдельно Илашку – 180 тыс. евро. «Россию обвинили в том, к чему она не имеет отношения. Это чисто политическое решение, подрывающее доверие к международной судебной системе», – заявил Путин.

Не вызывает доверия ни у народа, ни у президента также пенитенциарная система России. Выяснив, что закон об общественном контроле за пенитенциарной системой лежит в Думе уже три года, Путин резюмировал: «Чем жестче будет контроль за тюремной системой, тем лучше». По его словам, неслучайно сочувствуют тем, кто находится в колониях или тюрьмах. «Многие люди находились и до сих пор находятся в местах лишения свободы несправедливо», – признал Путин. После такого заявления депутаты, скорее всего, уже довольно скоро начнут заниматься этим законопроектом. Более жесткого контроля президент желает и журналистам, авторитет которых, уверен президент, также падает. «В самом журналистском сообществе должны быть выработаны определенные принципы поведения, которые бы их не дискредитировали и не включали в коммерческую работу», – заявил президент. «Но это совсем не значит, что мы не должны делать все, чтобы защищать тех, кто работает добросовестно», – оговорился он. Такая реакция последовала на выступление председателя Совета Эллы Памфиловой, которое касалось несколько других аспектов работы СМИ. Она сетовала, что «честным, порядочным, независимым журналистам становится все труднее», «серьезная пресса вытесняется желтой», а государственные структуры не предоставляют журналистам информацию. «Общество страдает из-за отсутствия объективной информации», – заявила она.

На эту инициативу Путина уже откликнулась вице-президент «МедиаСоюза» и заместитель председателя комиссии Общественной палаты РФ по СМИ Елена Зелинская. В интервью агентству «Интерфакс» она порадовалась, что президент поддерживает задачу саморегуляции журналистского сообщества. Но признала необходимость, «чтобы решение о принятии такой хартии окончательно вызрело, оно не может быть навязано ни властью, ни какой-либо общественной организацией». Потому, обозначить перед президентом какие-то сроки, когда это произойдет, как считает Зелинская, невозможно.

На заседании Совета также обсуждалось положение неправительственных организаций – по мнению Путина, новый закон никак не ущемляет права НКО. Также участники говорили с президентом об идее создания специальных медицинских центров, которые будут следить за состоянием здоровья молодежи а, в частности, призывников, о проблеме социальной защиты выпускников детских домов и даже о повышении информирования россиян о генетически модифицированных продуктах в связи со вступлением России в ВТО. Газета.ru
11 янв 2007, 21:06
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.