Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск





Газбаши

ГазбашиЭкономика Туркмении построена исключительно на экспорте энергоресурсов, и российско-туркменские отношения всегда имели газовую основу. Со смертью Сапармурата Ниязова возникает вопрос о надежности поставок. Но эксперты считают, что срыв поставок произойдет, только если начнется гражданская война.

Экономические взаимоотношения России и Туркмении можно описать одним словом – газ. Для республики экспорт энергоресурсов всегда оставался основным источником дохода. Продажа природного газа, нефти и нефтепродуктов занимает более 80% в общем объеме экспорта Туркмении.

По данным Национального института госстатистики и информации Туркменистана, товарооборот республики за январь – май 2006 года составил $3,7 млрд, положительное сальдо внешней торговли – $1,1 млрд, при этом на долю России пришлось около 50%. Для сравнения: по данным таможенной статистики, в I полугодии 2006 года внешнеторговый оборот России составил $199,7 млрд

Российско-туркменское экономическое сотрудничество всегда рассматривалось сугубо с газовой точки зрения. «Газпром» получал недорогой газ для перепродажи в Европу и страны СНГ, Туркмения – надежного покупателя, контролирующего единственный экспортный канал. Впрочем, последнее обстоятельство не мешало туркменским властям продавать Украине ежегодно 30 млрд кубометров газа по газопроводу Средняя Азия – Центр. Отсутствие альтернатив российскому газопроводу сдерживало аппетиты Туркмении: до 2006 года газ продавался по $40–60 за тысячу кубометров.

Однако рост мировых цен на энергоносители и российско-украинский газовый конфликт позволили Туркмении начать свою игру. В середине 2006 года Ниязов объявил покупателям новую цену – $100 за тысячу кубометров. После долгого торга и попыток политического давления Россия согласилась на эти условия. Более того, так как контракт Украины и Туркмении на поставку газа истекал, «Газпром» выкупил весь туркменский газ, какой был в наличии. Контракт на 2007–2009 годы подразумевает ежегодные поставки России туркменского газа в размере 50 млрд кубометров по цене в $100 за тысячу кубометров.

Пока Кремль надеется, что курс экс-президента республики останется неизменным. «Мы надеемся на преемственность курса нового руководства Туркмении, на дальнейшее развитие двусторонних связей», – заявил помощник президента России Сергей Приходько. Тем не менее инвестиционные компании поспешили предупредить инвесторов о возникших в связи со смертью Ниязова рисках. «Если смерть Ниязова приведет к политической нестабильности и социальным волнениям, это может привести к нарушению поставок газа из Туркмении в адрес RosUkrEnergo (посредник в торговле газом между Россией и Украиной – «Газета.Ru») и Украины», – говорится в специальном отчете аналитиков Deutsche UFG. В «Газпроме» отказались говорить на эту тему.

Замгендиректора центра политических технологий Алексей Макаркин признает, что потенциально риск срыва поставок существует. «Пока положение в Туркмении свидетельствует о принятии правительством эволюционного плана перехода власти, – говорит политолог. – Но если правящая элита не удержит ситуацию, заиграется, то в этом случае возможен бессмысленный и беспощадный туркменский бунт». Впрочем, по мнению экспертов, туркменские власти это прекрасно осознают и не позволят неорганизованному восстанию нарушить поступление средств за экспорт газа. «В краткосрочной перспективе – год-два – вряд ли что-то изменится, – предполагает Андрей Громадин из МДМ-Банка. – Контракты будут выполняться, что касается новых проектов, то они будут развиваться не так быстро, как предполагалось ранее».

В данном случае прежде всего нужно вспомнить о желании Китая получить доступ к газовым ресурсам Туркмении. Правда, проектом пока это назвать сложно. Зависимость от России как единственного экспортного канала газа Туркменбаши совершенно не устраивала, и он предложил свой газ Китаю. Страны заключили соглашение, согласно которому китайцы обещают финансировать строительство трубопровода пропускной способностью 30 млрд кубометров в год. Однако этот газопровод еще не начали строить, нет даже окончательного проекта. И смерть Ниязова вряд ли будет способствовать ускорению работ. Поэтому пока у Туркмении нет альтернатив – ей придется иметь дела с российским государством в лице «Газпрома». Источник: Газета.ru
22 дек 2006, 10:09
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.