Последние новости
Поиск

» » » » ГАИ на скаку остановит


ГАИ на скаку остановит

 Увеличить картинкуВ понедельник завершился суд над автомобилисткой Кариной Гличьян, сбившей инспектора ДПС. Обвиняемой дали три года тюрьмы, но она попадает под амнистию и по этапу не пойдет. Что будет с гаишниками, которых суд обвинил в изменении показаний, пока неизвестно.

В понедельник в Мосгорсуде судья Светлана Федорова зачитала решение по делу Карины Гличьян, сбившей сотрудника ДПС Сергея Ромашкова. Инцидент произошел 23 мая 2006 года около девяти часов утра на Кутузовском проспекте в районе Поклонной горы. Гличьян, ехавшую по разделительной полосе, остановил патрульный Денис Сильченко. Жительница Николиной горы потребовала отпустить ее без протокола, так как она везет к врачу больного ребенка.

Сильченко не пошел ей навстречу, и Гличьян, выругавшись, попыталась уехать с резервной полосы. В результате она сбила Ромашкова и протаранила стоящую впереди нее на разделительной полосе «Газель». Зачитывая показания участников и свидетелей происшествия, Федорова отметила, что пострадавший и дежурившие с ним в то утро на полосе инспектора ДПС Сильченко и Максим Петров в ходе следствия изменили показания . Первыми она огласила первоначальные показания Ромашкова, в которых он однозначно обвинял Гличьян в преднамеренном наезде. Затем, пояснив, что выйдя через 40 дней после происшествия из больницы, пострадавший гаишник отказался от своих слов и стал подтверждать версию защиты. Федорова зачитала его новые показания. Пройдя лечение Ромашков стал утверждать, что Гличьян его не видела и проехалась по нему случайно. Сначала ее внедорожник протаранил припаркованную на разделительной полосе «Газель» и только после этого наехал на гаишника. Сильченко и Петров, изменившие показания вслед за Ромашковым, тоже стали подтверждать эту версию.

В ходе слушаний суд установил, что Ромашков перед тем, как пойти в прокуратуру с новыми показаниями в пользу обвиняемой, купил себе новый Hyundai Accent за $13 тыс .

Cудья посчитала «неубедительными» слова Ромашкова, что показания ему пришлось изменить, потому что сразу после происшествия он был зол на Гличьян и плохо себя чувствовал. По словам Федоровой, эту версию опровергает лечащий врач пострадавшего, который утверждает, что на момент первого допроса Ромашков был «адекватен и ориентировался в пространстве». Сосед Ромашкова по палате также рассказал, что он был все время абсолютно нормальным и шутил «даже после процедур».

В результате судья Светлана Федорова не поверила в случайный наезд на гаишника. Оглашая решения суда, она заявила, что у нее нет оснований не доверять первоначальным показаниям Ромашкова, Сильченко и Петрова. «Я считаю неправдивыми измененные показания», – пояснила Федорова. Также она еще раз обратила внимание на то, что Петров и Сильченко изменили свои показания вслед за Ромашковым. По ее мнению, они отказались от своих слов, чтобы помочь товарищу. Версий, почему свои показания изменил Ромашков, Федорова не высказывала.

Кроме этого судье показались неубедительными и показания самой Гличьян. Федорова заявила, что переставлять «Лендкрузер» поближе к автомобилю ДПС с тем, чтобы Гличьян могла наблюдать за своим больным сыном, не имело смысла: «В автомобиле находилась няня, и этого было достаточно для присмотра за ребенком».

Также Светлана Федорова не верит в то, что Гличьян, «имея водительский стаж 14 лет, перепутала педаль газа с тормозом, когда совершала наезд на Ромашкова».

Всего Гличьян получила три года колонии-поселения по обвинению по статье 318 и 40 тыс. рублей штрафа – по 319-ой. Однако на зону Карина Гличьян не поедет. Ее дело попало под амнистию, объявленную в этом году по случаю столетия Госдумы. Под это постановление депутатов попали все матери с несовершеннолетними детьми, дела которых находились в производстве на тот момент. Кроме этого суд обязал Гличьян выплатить 30 тыс. рублей Ромашкову в качестве компенсации за причиненный ему моральный ущерб.

Адвокаты обвиняемой настаивают на полном оправдании своей подопечной. Если бы им удалось доказать, что перед наездом Гличьян не видела Ромашкова, то дело сразу перестало быть уголовным, и становилось административным. Ромашков получил телесные повреждения средней тяжести, а по действующему законодательству водители несут уголовную ответственность только за тяжкие телесные повреждение и смерть пострадавшего от их автомобиля. «Ее нельзя было судить по этой статье», – считает один из адвокатов обвиняемой Яков Аджиашвили. По его словам, Карина Гличьян пока думает, стоит ли ей оспаривать решение суда. По закону у нее есть на это десять дней. В прокуратуре тоже пока не знают, будут ли предприниматься какие-либо действия по отношению к давшим ложные показания гаишникам. Газета.ru
20 дек 2006, 12:11
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.