Последние новости
10 дек 2016, 19:10
Избранный президент США Дональд Трамп опроверг информацию о том, что он будет работать...
Поиск

» » » » Что считать нормой?


Что считать нормой?

 Увеличить картинкуМало что так раздражает, как ситуация, в которой на твой вопрос об интересующем человеке отвечают: «Да нормальный он, не волнуйся». Что это вообще может значить – «нормальный»? Да все, что угодно. Что такое норма, пока не известно даже науке.
Для каждодневной налаженной жизни нам вроде не очень-то нужно знать, где пролегают границы нормы. Но до поры до времени. Например, пока не начнет шалить здоровье. Вот тогда и появляются вопросы: интересно, постоянная сонливость – это нормально или симптом какой-то болезни? А анальный секс – это нормально или извращение? Или сосед Николай Иванович – у него все с головой в порядке или не совсем? В конце концов, четкое представление о том, что нормально, а что нет, необходимо для определенной ясности в картине мира.

Юристам в плане нормы повезло: они создали ее собственными руками в виде определенных законов. Представителям естественных наук сложнее: норма существует независимо от их усилий. Главное – понять, что это такое и описать ее. И тут начинается самое интересное. Оказывается, четких параметров нормы нет практически ни в одной науке. Существует лишь набор подходов к тому, как выделить норму.
Доказательство от противного
Самый часто встречающийся способ очертить границы нормы – дать ей описание от противного. Точно таким же методом пользовались средневековые схоласты, пытаясь определить, что же такое Бог: это не дерево, не камень, не книга… То же самое имеют в виду, когда говорят, что здоровье – это отсутствие болезней.

Как ни парадоксально, но в психиатрии диагнозы ставятся именно от противного. То есть, вменяемым  признается человек, у которого не выявлено конкретных патологий. Получается, что норма никого особо не интересует, главное – четко обозначить ее границы. А дальше – лишь бы не было войны.
Все как один

Этот принцип характерен скорее для социальных наук, нежели для медицинских. Он строится на одном простом предположении: считать нормой то, что свойственно для большинства. С эволюционной точки зрения ориентация на большинство безупречна. В него входят особи, прошедшие естественный отбор, обладающие качественными генами и хорошей приспособляемостью к среде.

Но если перенести этот принцип в область восприятия, он сразу станет очень спорным. Масса, как известно, простовата, хорошо управляема и совершенно нетерпимо относится к «белым воронам». Большинству свойственно ошибаться гораздо чаще, чем оно себе в этом признается. Отсюда – провалы демократических режимов, частые ошибки в решении судов присяжных.
Сферический конь в вакууме

Есть и другая точка зрения, согласно которой норма – это некий идеал (для многих еще не до конца достигнутый). Рисуется модель идеального человека, которая именуется нормой и отслеживается, насколько конкретный индивидуум ей соответствует. Причем, может оказаться так, что этой теоретической модели не будет соответствовать никто. Например, если изобразить идеальный кленовый лист, а потом сравнить его с реальными экземплярами, то окажется, что ни один не будет полностью соответствовать рисунку. Но это не значит, что не дотягивающие до идеала листья упали с деревьев-мутантов.
Четкая норма как признак диктатуры

Впрочем, порой четкие представления о норме могут оказаться попросту вредны для общества. Особенно если оно возьмется рьяно искоренять все, что норме не соответствует.

О Спарте, в которой с обрыва выбрасывали не только детей с физическими недостатками, но и просто слабых и болезненных младенцев, известно всем. Такая политика гарантировала Спарте наличие крепких и умственно ограниченных граждан – в самый раз подходящих для военных походов. Предположим, гении Спарте были не нужны. Но даже в искусственном отборе самых физически сильных таилась ошибка. Например, один из великих полководцев и стратегов в детстве был мальчиком, о котором врачи в один голос говорили: «Не жилец». Это Александр Суворов, вырастивший себя сам из хилого, болезненного ребенка в исключительно работоспособного человека.

Еще более «клинический» пример. Представьте себе совершенно нищую семью, у отца сифилис, у матери психическое расстройство и шесть абортов, двое голодных детей и новая беременность. Вполне вероятно, что многие наилучшим разрешением ситуации сочтут очередной аборт. Спешим поздравить: этим абортом они убьют Бетховена.

Ситуация с попытками определить норму – палка о двух концах. С одной стороны, четкое определение нормы очень облегчает работу тем, кто, так или иначе, связан с вопросами патологии.

С другой стороны, заметна тенденция: как только появляется четкое (излишне самоуверенное) определение нормы, к гадалке не ходи: на дворе тоталитаризм. Так, например, в гитлеровской Германии всех, кто не соответствовал тогдашней психиатрической концепции нормальности, отправляли на принудительную лоботомию. Причем в группу оперируемых попадали не только люди с очевидными психическими расстройствами, но и гомосексуалисты.
Норма умерла, да здравствует норма!

В истории психиатрии предпринимались попытки вообще упразднить понятие патологии  и считать любое отклонение вариантом нормы. Движение «антипсихиатрия», возникшее в 60-е годы ХХ века, заткнуло бы за пояс любые современные проявления политкорректности.

В 1964 году в Лондоне появилась терапевтическая коммуна для душевнобольных «Кингсли Холл». Ее основатели считали, что наличие психиатрического диагноза влечет за собой репрессии со стороны общества: больного лишают части прав и свобод, навязывают определенный образ жизни, ограничивают передвижение. «Кингсли Холл» был предназначен для того, чтобы здесь собирались жертвы таких социальных репрессий, которым никто не станет мешать жить в своем внутреннем мире. Грань между пациентами и врачами в «Кингсли Холл» оказалась весьма условна и зачастую стиралась. В своем «больничном» качестве «Кингсли Холл» просуществовал несколько лет. После чего превратился в притон, где пышным цветом зацвели наркомания и проституция. Единичные случаи исцеления так и остались необъясненными.

Порой кажется, что лучше не иметь четкого представления о норме: достаточно знать то, что она существует и встречается достаточно часто. Кстати, именно на этом базируется «обывательская норма» – то есть, склонность считать нормальным прежде всего себя и все, что ты сам считаешь нормальным. Но именно «обывательская норма» и дает начало большинству споров о том, что все-таки считать нормальным, а что – нет. Светлана Малевич
07 дек 2006, 11:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.