Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск



Гони беса

 Увеличить картинкуВыходит в прокат «Остров» – история раскаяния святого Мамонова, оказавшаяся православным хоррором.
Остров, как известно, – часть суши, окруженная водой. Интереснее всего здесь вода и все то, что в ней плавает. На сцене изгнания Петром Мамоновым беса из вдовы моряка возникает чувство, что в здешних водах водятся крокодилы покрупнее тропических.

Во время войны сухогруз с углем наткнулся на немецкий корабль. Замерзшие немцы устало выкопали из угля спрятавшихся русских и заставили одного из них расстрелять другого, а потом взорвали баржу к черту. Стрелявший выжил, был подобран монахами местной обители и к 70-м годам прошлого века превратился в брата Анатолия – шального мужика без зубов, кочегара обители, юродивого, к которому миряне прибывают за советом и помощью. Обращаться к святым – дело опасное, и советы его частенько заставляют богомольцев бежать без оглядки. Неловко с братом Анатолием и братии – главным образом, ключнику и настоятелю, маленько погрязшим в суете и гордыне. Да и самому Анатолию с собой неловко – душа болит сильно, убиенный морячок покоя не дает.
Будет, однако, страдальцу в конце успокоение.

Собственно говоря, формула «Лунгин + Мамонов = Любовь» объяснений не предполагает – людям, знакомым с творчеством обоих, все должно быть понятно и так. Павел Лунгин всегда немножко стыдно к месту: будь то «Такси-блюз», «Олигарх» или «Свадьба» – высказывания режиссера появляются удивительно вовремя. Всегда немножко гжель, его фильмы – товар принципиально экспортный. Это, в общем, не грех: в Китае «Тигра и дракона» принято презирать за то же самое, а чувство, будто кто-то с выгодой продал твое законное утреннее похмелье, – жадность: продал и продал, не украл же. Мамонов, в свою очередь, тоже фигура понятная – радиоативный изотоп, отшельник, разверзатель бездн, а уж сторожем он при безднах тех или законным владельцем – не суть важно. И все должно было пройти с «Островом» по накатанной, но не пошло – удивление от фильма остается.
Все ж таки про святых снимать – не яйца красить на Пасху.

Непонятным образом история о вине, судьбе и искуплении превратилась во что-то совершенно другое. Трагические ландшафты Севера, купола и кресты, ласковый Сухоруков в роли настоятеля и порывистый Дюжев в роли ключника – это понятно, как и душеспасительный пафос. Непонятно другое. Чуть не против воли создателей открылась заслонка в некие сопредельные пространства, отчего «Остров» становится чуть не православным хоррором. Когда Мамонов выхухолью какой-то перекликается с юной вдовой, что везут к нему на лодке по холодному морю, а она ему со смехом отвечает, когда он манит ее за собой смешливым «цып-цып-цып», а женщина радостно за ним бежит, а потом понимаешь, что беседовал-то монах со зловредным бесом, засевшим в душе гостьи, – это по-своему пострашнее «Экзорциста». Да и метания отшельника с тихим завыванием по мхам и валунам, и когда он чертей гоняет в котельной – искренне не по себе становится.
Вместо очередной притчи о распятом и раскаявшемся разбойнике из «Острова» этого прорастает история о том, что чудо всегда ужасно, а святые – самые пугающие существа на свете. Разглядывать ли ее или отвлекаться на Дюжева, плывущего по морю с высоко воздетым крестом, – дело выбора. Источник:
22 ноя 2006, 16:41
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.