Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск



» » » Ирландия: Пушер Его Величества Чилинга


Ирландия: Пушер Его Величества Чилинга

Увеличить картинкуТак называлась моя новая должность - пушер (pusher), от английского push - толкать. А чилинг - общее название для таких предприятий по обработке мяса. Мясохладобойня, проще говоря. Наш комбинат откликался на Килдаре-чилинг по названию близлежащего городка. Похож комбинат на полупиратское-полуторговое судно с международной разноязыкой ко-мандой всех цветов кожи.

Собственно ирландцев здесь около трети, остальные "гастарбайтеры". Мои робкие мечты выучить английский внутри языковой среды завяли на корню в гомоне этого "вавило-на". Проще было бы выучить румынский или португальский, так как молдавская и бразиль-ская диаспоры здесь доминируют.
Завод делится на две неравные части: большая - "beef" - говядина, и меньшая "lamb" - баранина. Вообще-то баранина по-английски "mutton", но основной объем продукции на этой линии туши молодых барашков - "лэмбов", идущие на экспорт в мусульманские стра-ны.

- Ну шо, студент, - начал инструктаж друг детства, ставший по прихоти фортуны моим непосредственным начальством - твоя прямая обязанность - толкать туши по всему пери-метру завода. Усек?
- Да.
- Ну тогда push, с Богом.

И начал я толкать убиенных ягнят по всему периметру завода в направлениях обозна-ченных начальственным перстом. Висят тушки на специальных крюках с роликами, а под потолком на высоте 2,5 м целая железная дорога со стрелками, разъездами и тупиками. На-берешь себе состав из 8-9 "вагончиков" и - вперед! То на обвалку, то на погрузку, то на сор-тировку. Грохот такой, что без защитных наушников голова начинает звенеть через полчаса, как заблудившийся в зимней ночи трамвай. Стрелки противные сами не в ту сторону пере-ключаются, ролики заедает и разные чудаки пристают с противоречивыми пожеланиями. Не иначе, чтоб веселей работать было. В ботинках, поначалу казавшихся такими удобными, те-перь вместо ног мозоли, а под белым форменным комбинезоном жарче, чем в бане. И это не-смотря на температуру +2°С вокруг. Каждый англоязычный тип кажется большим начальст-вом, что усугубляется моим непониманием английской речи. Странно, дома я "на раз" пони-мал разные "май френд" и "гуд монинг" из уст старого приятеля. Должно быть они здесь не-правильно говорят. Мои выстраданные английские фразы, впрочем, понимают, но смысл от-вета пропадает для меня в какофонии чужих звуков. И какой же дурак придумал поговорку: "Понимать понимаю, а говорить не могу?" Понимать, оказывается, сложнее, чем говорить. Так, толкнём! Ещё разок!

Кто-то теребит меня за рукав. Что? Завтрак? Я думал уже обед. В 9.15 первый 15-минутный перерыв на завтрак. Бреду в колонне сослуживцев в столовую, а вокруг двигаются по конвейеру крюки с тушами, лязгают какие-то цепи, подвизгивают непонятные механиз-мы. Картина, достойная пера сюрреалиста.

Завтрак разочаровывает. Оказывается, сосиски у них не варятся, а жарятся во фритюре. Да и вообще, кроме яичницы, сосисок и выжаренного до толщины бумаги бекона нечем брюхо набить. Многие из местных вообще не едят - потягивают кофеек с сигаретным дымом на закуску. А вон девица бледная, как спирохета, комплекции такой, что сигарета толще неё. Ей бы бутерброд побольше, а она пепси из бумажного стакана цедит. И как дива эта с таких калорий коробки с бараниной тягает? Должна быть в женщине какая-то загадка.

Перерыв между завтраком и обедом протекает уже быстрее. Присматриваюсь к окру-жающим работягам. Интересно, вон тот негр из какой страны? О бедра чернокожего бьются ножны со специальными ножами - ни дать ни взять пират с флибустьерского судна.

- Эй, парень, помоги-ка! - флибустьер машет мне рукой.

Нужно перевезти жутко зловещий станок метров на 50. Я начинаю добросовестно по-могать, но меня вовремя уводит мой друг и начальник.

- Не впрягайся ты в каждую фигню, это не наше дело. Пусть сами тащат.

И то правда. Постепенно начинаешь понимать, что силы надо беречь. Потому что исся-кают они как раз к обеду.

Перерыв на обед - полчаса. Борща здесь не варят. Основная еда - картофель, жаренный соломкой (чипсы по-нашему) и кусок какого-нибудь мяса или рыбы. Вместо супа - пюре, разведенное из концентратов. Нет, чтобы щец сварить. В основном, сплошная сухомятка, ко-торую запивают водопроводной водой, разлитой по стаканам. Вода - бесплатно.
Тяжелые лопасти вентиляторов с трудом перемалывают вязкий, насыщенный сигарет-ным дымом и кухонным чадом, воздух. За соседним столом веселая компания ирландцев ре-жется в карты, двигая по столу горсти мелочи и смятые банкноты, дальше смуглые бразиль-цы оживленно беседуют, помогая себе руками.

Вдруг волной децибелов накатывается многоголосый вопль, терзая мои бедные уши. Что такое? Драка?

- Да нет, это какой-то ирландец стакан разбил, а местные пролетарии глумятся - пояс-няет русскоязычный сосед по столу.
- Дикие что ли? - возмущенно бормочу я, процеживая слова сквозь чипсы.

Причина воплей - молодой ирландский паренек - идет за новым стаканом, отсвечивая красными от смущения ушами.

Чуть отвалившись на спинку стула, я только собираюсь покемарить, но меня сурово выдергивают из послеобеденного кейфа. Пора на работу? Даже съеденной мной цыпленок возмущается безрадостной перспективой переваривания на ходу.

После обеда начинается погрузка. Мы с коллегами по холодильнику - один бразилец, один татарин - выталкиваем на погрузочную площадку туши, которые грузчики затем пере-вешивают в рефрижераторы.

- Сегодня не очень большая погрузка, - утешают меня ветераны - Всего-то полторы тысячи штук.
Действительно пустячок! Рядом мечется менеджер по продажам француз Паскаль, под-гоняя нас визгливым тенорком.
- Скорее, скорее! Грузовик опаздывает на паром.
На каждую тушу ставят специальный штамп арабской вязью.
- А это зачем?
- А это значит, что баран был умерщвлен по всем исламским канонам, и правоверные могут его есть, - поясняет мой друг.
- И что, в самом деле?..
- Да фикция это. Когда приезжает проверка - действительно овец режет специальный араб, а так… Кто там потом проверит. Штамп стоит - все довольны.
Сколько продолжается эта безумная гонка с вереницей скользких бараньих трупов? Во время небольшой передышки я устало опускаюсь на какой-то ящик.
- Не сиди, - тормошат меня, - начальство не любит.
- Так делать же пока нечего?
- Иди вон пустые крючки гоняй и складывай их в корзину.

Закончили мы в это день около 9 вечера. По всему бы завалиться на койку и отрубить-ся, дергая ногами в беспокойном сне, да жаль время терять. Хочется побыстрее познако-миться со страной пребывания. И мы, наскоро приняв душ и переодевшись в цивильное, бредем на подгибающихся ногах за 2 км в ближайший очаг культуры - один из местных па-бов.
Но это уже следующий рассказ.
Источник: Владимир Попрядухин
19 окт 2006, 11:52
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.