Последние новости
06 дек 2016, 22:35
Сегодня, 6 декабря 2016 года, в районе между деревней Богословка и посёлком Черёмушки в...
Поиск

» » » Дети живут на самом дне


Дети живут на самом дне

Кто из нас целиком и полностью доволен своей жизнью? То есть, и работа хорошая, и заработок, и жилищные условия лучше некуда, и семья отличная? Бесспорно, таковых мало. Нередко люди изводят свои нервы, понапрасну раздувая проблему из ничего и вздыхая на каждом углу, какие они несчастные. Недавно мне стало стыдно за себя и тысячи таких же брюзжащих на жизнь без повода. Прав тот, кто сказал: «Когда тебе плохо, оглянись вокруг - на истинно страждущих, и поймешь, что твои проблемы -ничто». Я оглянулась, побывав в рейде по неблагополучным семьям совместно с начальником отдела по делам несовершеннолетних Белокалитвинского ОВД В. В. Васютиным, инспектором ПДН А. И. Никитиным и оперуполномоченным ОИР С. А. Субботиным.
Такого «дна» не видел даже Горький...
Семейка «Симпсонов»
«Старая» Калитва. Жилье, напоминающее хлев, ужасный запах перегара и нечистот, полы, устланные «бутылочным» ковром, в усмерть упитые так называемые родители, на столе початая бутылка самогона и цвелая краюха хлеба. Мы наведались к Комаровым. Когда-то (правда, уже не вспомнишь когда) эта семья была вполне нормальной: выпивающие только по праздникам родители, дружные дети - два сына и две дочки. Потом им стало тесно в трехкомнатной благоустроенной квартире, они ее обменяли на недостроенный дом. Хотели построить жилище по своему вкусу. Но деньги вскружили голову – горы дорогой еды, водка полилась рекой.
Так и не взявшись за строительство, родители все деньги спустили. Потом они потеряли работу, потом стали распродавать все из дома. Вскоре в тюрьму попал старший сын, к родительскому запою присоединилась дочь. Младшие дети были предоставлены сами себе: собирали металл, побирались. Недавно мальчика удалось пристроить в интернат, вопрос с девочкой решается.
Приход чужаков встречен истеричными воплями полупьяной старшей дочери:
- Чего приперлись?! Отец, проснись! Выкини этих гадов!
Девушка схватила бутылку и попыталась на нас замахнуться, но, не справившись с такой «тяжестью», пальцы разжались. Раздался звон разбитого стекла. Папаша, наконец, продрал глаза:
- Помогите! Воры!
- Что у тебя красть-то, жалкий ты наш, не признал, что ли? – спокойно поинтересовались сотрудники ПДН.
- А, опять нравоучать приперлись?!
- Вот корреспондента привели, житьем-бытьем вашим интересуется.
- Пусть деньги заплатит, а потом интересуется!
- Где ваша младшая девочка? – спросила я, «забыв» о деньгах.
Ответом была нецензурная рифма.
- Вам что, совсем наплевать на ребенка?!
- Почем мне знать, где таскается эта дрянь?
- На улице темень, девятый час уже, а девочке только 10 лет, ее же обидеть могут!
- Ртом меньше... И вообще кому она нужна?
Хотелось наброситься на этого подонка и придушить.
Заметив мой настрой, милиционеры поспешили закончить разговор:
- Держи повестку, распишись. И только попробуй на комиссию не явиться!
- Как же так можно, что же это за семейка такая? – возмущалась я уже в машине. – А мать даже голоса не подала!
- Хорошо, что не подала! – заверил Виталий Васютин. – Если они на пару со старшенькой орут, с ума сойти можно. А Оля, кажется, знаю где. Поехали, проверим.
Дядя Ваня
Район углеразведки. Сарай без окон, без дверей, полна горница людей. Именно так можно описать дом Ивана Олеговича Петрова, одинокого слабохарактерного пенсионера.
Едва мы вошли, как из комнаты вылетела свора разнокалиберных собак. От чудовищного лая заложило уши. Хорошо, хоть не покусали.
- Моська, Дуська, Бобик, фу, марш на улицу! – раздался голос хозяина. – А, это вы, ребята... Я, я не пью, нет! Видите, трезвый!
- Кто у тебя на сей раз отдыхает? – поинтересовались милиционеры, откидывая рваное одеяло с лежащего на убогом диване человека.
- Это Петька! Бомж. Ему жить негде.
- Да че ты перед ними отчитываешься, дядь Вань?! – подала из другой комнаты голос какая-то дамочка.
- Это жена его бывшая,- поспешил заметить дядя Ваня. – Проведать пришла. Им теща жить вместе не разрешает.
Ну, прям Ромео и Джульетта в старости.
- Так, Иван Олегович, мы тебя сколько раз предупреждали, чтоб ты здесь притон не собирал, а? – спросил Виталий.
- Да нет притона, нет. Я же просто людям помочь хочу...
- А они тебе чем помогают? Вон уже все, что можно и нельзя, вынесли. Глядишь, еще и зашибут ненароком! Кстати, дамочка в спальне, документики предъявите!
Оказалось, что в спальне прячутся еще две девочки.
- О, старые знакомые! Оля и Катя. Опять здесь?
- Мы музыку пришли послушать, - залепетали дети.
- Какую музыку?
В комнате ничего похожего на магнитофон не было.
- Так Иван Олегович у нас виртуоз, - пояснили ребята. – На пианино что хошь сыграет.
В углу стояло разбитое пианино. Дядя Ваня, исполненный гордости, сел за него, и зазвучала «Лунная соната».
- А прятались чего? – поинтересовалась я у девочек.
- Олька испугалась, что это папаша пришел.
- Это та самая Оля Комарова, - пояснили милиционеры. - Она вместе с Катериной и другими детьми металл собирает и сюда носит. Домой нельзя, родители отберут. Соберутся десяток кило, в пункты приемки сдают. На вырученные деньги хлеб, сладости покупают.
- А отца чего боишься, ругает, что сюда ходишь?
- Не-е, деньги на водку заберет...
- А дядя Ваня не заберет?
- Не-е, он добрый...
- Давайте-ка по домам девочки, а с родителями вашими на комиссии завтра разбираться будем, - сказал Виталий.
- Помогает комиссия? – с надеждой в голосе спросила я.
- Мало. Придут на нее завтра эти горе-родители, как огурчики – выбритые, выглаженные. Будут клясться, что дома у них все в порядке, а рюмку они уже и забыли, когда в руках держали.
- Конечно, из горла ведь пьют! И что, верят им?
- Не верят.
- Детские дома переполнены, да и дети, наверное, говорят, что им с родителями хорошо живется?
Две сестры
Следующая остановка – намыв.
- А здесь что?
- Сестричек двух проведать надо. Одни в квартире живут. Родители погибли. Дальнюю родственницу им опекуном назначили. Сначала все хорошо было, а потом у женщины мать в другом городе парализовало, она уже год с ней. Девочки сами себе предоставлены.
На продолжительные звонки в дверь никто не реагирует, хотя свет в квартире горит.
- Девчата, открывайте, это милиция.
Дверь приоткрывает худенькая девчушка лет 13-ти:
- Думала, пацаны трезвонят.
- Где Маша?
- Шляется где-то.
- Как у вас дела?
- Отлично!
В дальней комнате раздался какой-то грохот.
- Ты одна?
- Это кошка носится.
- Можно проверить?
- Валяйте.
В комнатах ужасный беспорядок: диваны разобраны, повсюду окурки, пустые пачки из-под дорогих сигарет, пивные банки, на кухне гора немытой посуды.
- Что за праздник был?
- Да это к Машке подружки приходили!
- А друзья?
- Я в комнате закрылась, не видела.
Ключ в замке повернулся. Пришла Маша.
- Что же ты, Мария, такие беспорядки устраиваешь? – напала я на девушку.
- Я?! Так это Танька все!
- Допустим, а порядок навести не пробовали?
- А толку! Пока я на занятиях, Таня здесь пуще прежнего накуролесит!
Далее между сестрами началась перепалка.
- А ты, Таня не учишься.
- Учусь!
- Ты когда последний раз в школе была? – спросили сотрудники ПДН.
- В сентябре, кажется!
- А в отделение давно доставляли?
- Типа, не помните? Позавчера, ни за что, причем!
- В бессознательном состоянии на лавочке «отдыхала». Пока в машину заталкивали, всего милиционера исцарапала, - поведал Виталий.
- Да вы, да я! А-а-а! – у девочки началась истерика.
Маша бросилась ее успокаивать. Мы удалились.
- После смерти родителей у Тани очень расшатана психика, - объясняют сотрудники ПДН. – Она из-за этого даже была на домашнем обучении. Потом его отменили. В школе она учиться не может, не успевает за одноклассниками, психует. День в школе - два месяца дома. Так и учится.
- А Маша?
- Она хорошо учится.
- А в квартире они вместе куролесят?
- В основном, Татьяна.
- Может, девочкам другого опекуна назначить? Сильная рука здесь очень нужна!
- Некого больше. Эта женщина хоть и изредка приезжает, но опекунские только на девочек тратит: продукты, одежду им покупает.
- А в интернат их нельзя определить?
- Что там с ними будет?
- А здесь?!
Хозяева дома?
...Квартира на Калинина. Дверь перед нами приветливо распахнута. Кругом кромешная тьма. В нос бьет запах туалета.
- Хозяева, вы дома? – интересуемся в один голос.
Вдруг вспыхивает яркий свет – кому-то из инспекторов удалось нащупать выключатель.
Квартира полупустая – ни мебели, ни людей. В углу пара чемоданов, и ... огромная связка различных ключей и отмычек – видно, не все забрать успели.
Звоним соседям.
- А где Люда с детьми?
- Квартиру сдала и на хутор к мужику какому-то жить поехала!
- А дети?
- С нею, вроде.
- А квартиранты где, чего дверь-то нараспашку?
- Замок сломался. А они вещи еще переносят.
- Ох, уж эта Люда! – вздыхают инспектора. Самой тридцать, выглядит на все 50. Трое детей, младшей еще года нет. Без мужа. Жила раньше на Вокзальной. Дети все больше с бабкой были. Полгода назад та померла, квартиру ей оставила. Люда сюда переехала, деньги прокутила, мебель распродала, даже сантехнику. Теперь вот, значит, на хутор подалась!
- А дети точно с ней?
- Будем узнавать. Лишать ее надо родительских прав, не то погибнет детвора.
...На часах почти десять. Голова начинает трещать.
- Устали? – спрашивает Виталий Васютин.
- На душе как-то...
- Понимаю, я такое каждый день вижу, и то привыкнуть не могу.
- Много в городе таких адресов?
- Достаточно. У нас на учете 150 несовершеннолетних, примерно треть из них уже привлекались к ответственности за кражи и хулиганство. На нарушение закона дети идут не от хорошей жизни. За ними и их семьями нужен постоянный контроль.
- И помощь им тоже нужна. Только откуда ее ждать...
Фото автора.
P.S. По моральным соображениям имена, фамилии и отдельные факты изменены.
На фото: Грущу я...
На такой постели только собакам и спать!
Дети живут на самом дне<br />
  Дети живут на самом дне<br />
  Источник: Л. Азарова.
24 ноя 2003, 00:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.