Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » «Все вместе — против русских!» Как европейцы делят турецкие и египетские курорты с русскими отдыхающими


«Все вместе — против русских!» Как европейцы делят турецкие и египетские курорты с русскими отдыхающими

Раньше нам и так хватало проблем — с проектом бюджетной реформы Хартц IV и с пенсионной дырой. Теперь у нас русские еще и лежаки отбирают. На побережьях Турции и Египта началось новое противостояние культур: между Дирком и Дмитрием, Натальей и Николь.

Рози рассказывает следующую историю: «В гостинице «Royal Resort» они вырезали напольное покрытие под кроватью и прихватили с собой. Чистая работа, горничная сначала ничего не заметила, — усмехается она. — Они знают, что делают. Ведь ковер под кроватью практически не используется». Это не шутка. Рози — гид большой немецкой туристической фирмы, а «они» — ее самые нелюбимые отдыхающие: русские. О русских на турецких побережьях ходят бесконечные истории.

На гостиничных балконах они коптят рыбу, около бассейна разводят костры. У огня прохладными вечерами они греются в обществе девушек легкого поведения, которых здесь называют наташами и на которых из одежды нет ничего, кроме выцветших от хлористой воды трусиков-стрингов. А еще они научились добывать водку из бутылок в мини-баре: просверливают незаметное отверстие, выливают содержимое и доливают водой. А отверстие заделывают так ловко, что не заметишь. Русскими Рози сыта по горло. Или у нее стрессовое состояние из-за них, или у нее стресс из-за немцев с их постоянными жалобами на русских. Рози не повезло, потому что она работает именно в Кемере. Когда-то это было место отдыха исключительно для немцев, а теперь здесь перед глазами мелькают русские и прочие туристы из восточных стран, и с каждым сезоном их число прибывает.

«Мы говорим по-русски» — такие таблички все чаще встречаются в ресторанах и магазинах. Причем, немецкий текст идет под русским. Едут туристические автобусы с длинноногими девушками — так называемые «натали-туры», палатки на пляжах носят названия «Минск», «Киев», «Рига», «Курск». В караоке-баре на морском берегу перед кемерским отелем «Fame» отдыхающие женщины распевают тоскливые песни по-русски.

Немецкие дети, играющие в детских комнатах, на втором плане, ведь здесь есть дети русских с их капризами. Исконно немецкие кафешки, такие, как «У Вилли», уступают место кабакам с такими названиями, как «Пивнушка Чингиз-хана» в Гейикли. Владельцы и продавцы ювелирных магазинов владеют русским. Туалетный работник у парковки, правда, пока еще говорит по-немецки «Спасибо!», когда на тарелку около него падает монета. Но это только пока.

Мы уютно устроились в романтическом кафе у пляжа Чамьюва под местечком Раки. Над головой ярко светит полумесяц, совсем как в турецких книжках с картинками. Русских здесь мало. Большинство из них зависает у стоек своих отелей, так же как и немцы. «Это нашествие — ужасно», — говорит Рози. «Теперь сюда приезжают все меньше немцев и голландцев, из-за засилья русских. Когда-нибудь русским Кемер надоест, но это не значит, что немцы автоматически снова сюда вернутся. Тогда весь курорт опустеет: все прекрасно знакомы с последствиями проблемы «психологической несовместимости в смешанных целевых группах».

Шеф гостиницы — многонационального концерна — составил шутливый документ, к которому сам относится довольно серьезно. Но — ради Бога! — инструкция должна остаться анонимной: его фирма не хочет портить отношений ни с кем из своих клиентов. Текст там таков:

«Англичане во время отпуска не переносят немцев. Немцы не терпят англичан. Французы не любят англичан и немцев. Бельгийцы частично недолюбливают французов, частично голландцев. Против итальянцев никто ничего не имеет, пока они шумят себе в дальнем конце территории отеля. Никто никогда не имеет что-нибудь за или против скандинавов. ВСЕ ВМЕСТЕ — ПРОТИВ РУССКИХ!».

Даже министр по туризму Турции Атилла Коч называет свою вторую по важности клиентуру, приносящую его стране от 600 до 700 миллионов долларов в год, «нуворишами, которые разбрасывают огромное количество денег при отсутствии воспитания».

Последовавшие сразу за этими словами извинения, что он, дескать, любит пошутить, никто не принял всерьез.

Почему его никто не любит — этого русского отдыхающего? Он возникает в разных образах, например, в пятизвездочной гостинице со всеми удобствами «Phaselis Princess» (которая на самом деле тянет только на три с половиной звезды) в Текирова под Кемером.

В стандартном представлении бывший советский гражданин — это человек низкого роста и крепкого телосложения с конституцией танка Т-34. Руки как у борца за приз в балагане, лодыжки — как печные трубы у таежной избушки. На медвежьем загривке — тяжелая золотая цепь, на которой свешивается массивный золотой крест. Этот тип начинает пить еще утром и засыпает на своем лежаке после обеда. Он дымит, как сибирская баня, всегда и везде, даже — и именно — в столовой.

Там он всех толкает и пинает. Он никогда не извиняется. Вежливость — это привилегия дворянства и буржуазии, обе эти категории при советской власти были искоренены.

Что не сделало Ивана симпатичнее. Жировая складка на животе, как у тюленя, свисает над треугольником плавок, когда он тяжело ступает по дрожащему под ним причалу. Его жена Ольга — крупная женщина, которая выглядит как красноармеец в юбке из фильма времен холодной войны. Она выкрикивает команды своему потомству наподобие «Давай, давай!». Это не мешает ее полному московскому потомству успешно воровать сваренные вкрутую яйца к завтраку из чужой плошки, которую люди из другого номера поставили для себя у буфета.

На замечания отдыхающих заросший волосами по всему телу папа бурчит: «Да-да» — и делает вид, что ни слова не понимает. Что в определенной степени соответствует действительности.

Есть и другой тип Ивана. Это образ сотрудника московской фирмы «Инкассатор». Мускулистый, толстогубый, лысый. У него всегда тяжелый взгляд. Над соском левой груди выведена татуировка с номером группы крови. Вид у него такой, будто он служил в отряде особого назначения и на его счету несколько операций по освобождению заложников, причем все операции закончились неудачно (для заложников).

За ним, словно на поводке, следует длинноногая газель Натали. Ее ноги растут сразу из подмышек. Ее готовый к атомному взрыву бюст определенно стоил спонсору толстой пачки 100-долларовых купюр. Натали одета «экстремально воздушно», как когда-то выразилась Клаудиа Шунк, пресс-секретарь испанской гостиничной сети «Riu».

Помимо этих, существует еще с полдюжины разных типов русских отдыхающих, которые мало приметны среди представителей других национальностей. Но первых двух достаточно, чтобы лишить покоя целые гостиничные комплексы.

Когда речь заходит о русских, возмущаться начинает даже самый мирный гражданин. На веб-страницах вроде holidaycheck.de или hotelbewertungen.net безжалостно пишут о местах, где русские испохабили отдых тевтонцам. Самое тяжелое оскорбление, какое может себе представить самовлюбленный отдыхающий: В отеле «Alladin» на египетском курорте Хургада надо делать вид, что ты говоришь по-русски, тогда все будет в порядке!», — пишет Клаудиа из Дортмунда.

Причина проста: русские постояльцы хоть и дают прикурить персоналу, но и не скупятся на чаевые.

Египтяне предпочитают щедрых засранцев с Кавказа вежливым скупердяям из Штутгарта. «Немцы просто злятся», — со знанием дела говорит экскурсовод в Хургаде. — «Потому что в Египте они уже не на первом месте. Конечно, русские ведут себя по-хозяйски и самонадеянно. Но они аккуратно платят».

Это особенно важно для служащих курортных учреждений, предлагающих все виды услуг. «За едой они ведут себя, как свиньи», — жалуется Хорст, отдыхающий в «Phaselis Princess». Он приехал по путевке агентства «Tui» из предместья Ростока. Его лицо из-за избытка солнца и в еще большей степени из-за избытка выпитого приняло цвет кетчупа марки «Хайнц»: «На них просто не надо обращать внимания. Ну, нет у них культуры. Если кто-то из них отмечает день рождения, то они сдвигают в столовой все столы и стулья, так что для нас уже не остается свободных мест. Они много покупают, в том числе золото. У многих из них женщины выглядят, как их дочери». Как тут не позавидовать, не так ли? «Да уж. . .», — Хорст безрадостно смеется. Затем переводит взгляд на собственную жену — женщину, которой за пятьдесят, с практичной короткой стрижкой седых волос.

«Они здесь появились года три-четыре назад. Теперь две трети отеля практически в руках русских. К чему это приведет?» Что вас раздражает в русских? «Женщины по вечерам ходят на шпильках и одеваются, как в оперу», — говорит Хорст. Сам он с утра до вечера носит одни и те же шорты и майку: «Мне достаточно того, что на мне. В конце концов, мы в отпуске». Жена сетует: «Каждый день мне приходится рано выходить из гостиницы, чтобы успеть занять лежаки на пляже, иначе русские все разберут». Хорст вздыхает: «Но даже если заранее положить на лежак полотенце или свои вещи, они их просто сбросят. И она остается ни с чем».

Хорст изучал в школе русский. Но чтобы разговаривать с русскими?! Никогда! «Ведь нам этот язык навязали». Когда Хорст видит русских в кемерских магазинах (причем, за покупкой не только дешевых подделок под известные фирмы, ширпотреба для туристов), когда он видит, как Иван катается на водных лыжах, свободно ныряет, отправляется на прогулку на катере или несется по морю на банане, то он всегда мучается одним вопросом: откуда у русского деньги? Хороший вопрос. Тем более для мекленбуржца.

В течение нескольких лет после распада СССР русский турист играл скромную роль счастливого обладателя нескольких долларов, руководителя младшего звена, кое-как, с плохим произношением говорившего на иностранном языке («nix gutt», «too cheap»), и над ним до изнеможения смеялся весь цивилизованный мир. Только на лыжных курортах и на Лазурном берегу он действовал на нервы всем отдыхающим, где, пропьянствовав всю ночь в своем номере «люкс», засыпал, уронив лицо в тарелку с икрой.

Классический нормальный отдыхающий столкнулся с русскими только после того, как вслед за событиями 11 сентября и началом второй войны в Персидском заливе в периоды спада притока туристов русских среднего сословия стали зазывать в Египет и в Турцию, чтобы заполнить места в пустовавших гостиничных номерах. Цены для русских (250 долларов за две недели в Турции с полным комплексом услуг) и фактическая визовая свобода — при въезде в страну за 20 долларов в паспорте появлялся нужный штемпель — с тех пор способствовали притоку русских на восточное побережье Средиземного и Красного морей.

Около 1,5 миллионов русских отправились в 2003 году в путешествие в Турцию, полмиллиона — в Египет. Стабилизирующий фактор для стран, где каждый взрыв бомбы, каждое вооруженное нападение затем отзывается снижением доходов в регионе. Русские слывут как непоколебимый и устойчивый к кризисам народ.

Террористические акты их не пугают, природные бедствия им по барабану. Едва сошла последняя волна цунами в Юго-Восточной Азии, как вновь начали разогреваться сопла самолетов, курсирующих по туристическим маршрутам из холодной матушки-России. Отпуск во многих уцелевших от бедствия отелях, например, в таиландском Пхукете, на протяжении нескольких месяцев по бросовым ценам проводили одни только русские.

Шустрая Алена из Санкт-Петербурга, работающая в тематическом отеле под Антальей с названием «Кремлевский дворец» и в обязанности которой входит спортивная работа по реабилитации ее соотечественников, не без гордости говорит: «Когда что-то достается дешево, русские ничего не боятся». У другой группы русских тоже радостный настрой, по крайней мере, в обществе турецких мужчин.

Каждый год тысячи тружениц горизонтального ремесла, так называемые наташи, со всех концов распавшегося Советского Союза летят на заработки в Турцию. У турецких замужних женщин они вызывают ужас. По вечерам ярко накрашенные жгучие блондинки сбиваются в парочки и прогуливаются по магазинам, а несколько позже то с того, то с другого лежака на пляже доносится грохот. Местные жители так их и называют: «шлюшки-погремушки».

Насколько русский действует на нервы представителям других национальностей? Мы провели тест, на который добровольно не пошел бы ни один немец, голландец или англичанин. В туристическом агентстве «Pipo Tour» в Камюва мы заказываем билет на морскую прогулку: «Только где много русских, пожалуйста!». Шефиня турагентства Рехан смотрит на нас так, будто мы не в своем уме. Обычно клиенты просят подобрать билеты на катер, где русских не больше пяти человек. А лучше — где их нет вообще.

На прогулочном катере «Геро-5», который следует вдоль берега, оглушительно громкая турецкая поп-музыка, как молотками, бьет по мозгам. Русская молоденькая красавица под бурные овации исполняет танцевальный номер, во время которого от нее исходят флюиды ранней Бардо. У членов экипажа отпали челюсти и потекли слюни.

На скамейках нижней палубы родители играют с детьми с соломенно-светлыми волосами. Ирина, Владимир и их 6-летний Игорек приехали из Москвы. Ирина — учительница английского языка и относится к мизерной группе русских туристов, которые способны понятно изъясняться со своим окружением. 8-дневный отдых в отеле «Белтур» с полным набором услуг (три звезды) обошелся семье в 680 долларов, включая авиабилеты из Москвы.

Ирина не уверена, что следующий отпуск захочет провести в Турции. «В следующем году, может быть, поедем в Крым...». Обычный разговор отдыхающих. Отсюда вывод: отдых среди русских не обязательно должен проходить болезненно.

Но может.

Специализированное издание «Touristik Report», рассказывая о ситуации в Кемере и Ларе, утверждает, что там туристам придется «испить чашу национальной терпимости» до дна. Очень мило сказано. Ясно одно: большая часть западных европейцев не желает делить место под солнцем с многочисленными русскими и прочими «Оссис» — выходцами из Восточной Европы. Эксперты всерьез ведут дискуссии на тему «зоны отдыха без русских».

Кипр, Египет (в частности, Шарм-эль-Шейх и Хургада) и Северная Греция сильно русифицированы. В Турции это южное побережье: Кемер и Лара. На западном побережье — в районе Бодрума, Кушадасы и Дидима — более молодые, задорные, западные курорты. Чем дальше к востоку продвигаешься в сторону Аланьи, тем меньше русских встречаешь. Основное правило: чем крупнее гостиничный комплекс, тем больше русских. Они ищут за границей семейный уют среди соотечественников.

Для организаторов отдыха работа с туристами из холодных стран — сложная задача. Они мужественно гасят конфликты, тем более, если работают на русском рынке, как «Tui». Эта фирма сама вкладывала инвестиции в российского устроителя «Mostravel» и набирает через него ежегодно более 200 000 отдыхающих из России, которых часто размещает в тех же гостиницах, что и немцев. «Главное, правильно соблюсти соотношение отдыхающих», — считает пресс-секретарь «Tui» Марио Реперс. — «Мы стараемся, чтобы в одном отеле было максимум 30 процентов русских. Владельцы отелей должны чувствовать своих клиентов, готовить пищу на разные вкусы и подавать ее под соответствующую музыку. К сожалению, не все так поступают». Руководитель гостиницы «Tui» Карл Пойер считает, что это только вопрос времени, которое потребуется, чтобы враждебность ушла.

Жалобы немецких отдыхающих, что русские как варвары набрасываются на буфет, напоминают ему былые времена в Португалии, вскоре после перемен: «В то время неприятно бросалось в глаза поведение восточных немцев. Они горой накладывали еду на тарелки. Потому что в своем государстве ГДР с его вечным дефицитом они привыкли к тому, что «если все кончается, то ничего уже больше не будет». Пресс-секретарь от «Неккерманн», Гунтер Трегер, видит решение скорее в разделении, как это принято на Майорке: там англичан и немцев по веским причинам размещают подальше друг от друга: «Будут созданы гостиницы для русских и отели для отдыхающих из других стран, особенно в гостиницах среднего и более низкого уровня комфорта. В более дорогих отелях люди лучше ладят друг с другом. Большинство даже рассчитывает на то, что в отеле будет царить международный дух».

В местечке Пампа Кунду под Антальей турецкий промышленный магнат Махмет Назиф Генал возвел огромный комплекс «Kremlin Palace», удивительную имитацию московского Кремля с Красной площадью посреди плавательных бассейнов. Основательно сделанная подделка с луковками церковных куполов, богатыми залами, золотыми люстрами и копиями известных картин занимает верхнюю ценовую строчку в турецком гостиничном и ресторанном бизнесе.

Гости со всего мира, в том числе и из России, приезжают в этот огромный комплекс. И нет проблем!

Здесь достаточно места, шезлонгов для желающих позагорать, пищи и напитков. Здесь никто не смотрит друг другу в рот. Время от времени даже происходит что-то наподобие небольшого диалога нескольких культур. Все дело в классе. А попросту говоря — в кассе.

Но впереди маячит новая угроза: новое столкновение культур. «Русские — это только начало», — считает Белма Басанк, пресс-секретарь «Kremlin Palace». Вот когда в Европу хлынет средний класс из Китая, тогда появятся абсолютно новые прослойки отдыхающих». О, Господи, слышишь ли ты нас на седьмом каникулярном небе!

Какие испытания ты еще нам готовишь? Источник: Росбалт.ru
14 ноя 2005, 00:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.