Последние новости
07 дек 2016, 10:36
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 6 декабря 2016 года...
Поиск

» » » Женская судьба Колодкиной Евдокии Егоровны


Женская судьба Колодкиной Евдокии Егоровны

Женская судьба Колодкиной Евдокии ЕгоровныРазмышляя о трагической истории донского казачества, особенно трогают сердце женские судьбы. Сколько пришлось выстоять нашим казачкам, сколько перетерпеть, всему научиться, часто наравне с казаками выполнять грубую тяжелую мужскую работу.

Из родословной семьи Колодкиных на меня большое впечатление произвела судьба Колодкиной Евдокии Егоровны, которой всю Гражданскую войну пришлось быть в казачьей армии в обозе с ранеными на своих быках. Мне вспоминаются ее рассказы о своей жизни, ими я и хочу поделиться с читателями.

-Казачья армия шла в последнее отступление в 1919 году. Переправлялись через Дон в Раздорах. Красные поставили пушки и стали вести огонь по переправе. Разбили паром. Кони, быки, люди тонут. Казачка Дуня босиком пробежала по дышлу к ярму (а было уже холодно), выхватила занозы из ярма и освободила быков. Они поплыли под огнем на левый берег. Дуня уцепилась за быка и с ним выплыла. Спасла быков и сама спаслась.

А в степях, к югу от Царицына, с ней был другой случай.
Казачья армия отступала. Она с другими казачками транспортировала раненых офицеров. У нее был воз, запряженный быками, а у односумки была бричка, запряженная лошадьми. Обоз настигли красные. Раненые офицеры порезали постромки на бричке, и охлюпью, без седел, сели на лошадей и ушли. Один из красных заскочил впереди быков, поставил шашку поперек и быки остановились. Остальные возы уехали. А Дуня, и те, кто ехали за ней, остались в плену.

Красноармейцы кинулись к возу, стали расхватывать запасы: папиросы, медикаменты. На саму Дуню внимания не обращали: худенькая, маленькая. И слава Богу, зверства не чинили. Потом ей пришлось уходить со своими быками.

Кроме этих двух эпизодов, помню еще один, рассказанный ею. Быков ей пришлось оставить у людей в хуторе Сусат. А на пути домой – Дон. Было время полой воды, а надо переправляться через реку. Было холодно, по темной, мутной воде плыл кое-где лед. Подошла к Дону: переправы нет.

По доброте душевной старый казак решился перевезти ее на правый берег Дона на каюке. Посреди Дона волна перевернула каюк. Молодая казачка и старик оказались в воде. Рядом плыла вербовая карча, которую смыло с яру. Погибающие ухватились за нее, а верба не выдерживает, идет на дно. Тут старик говорит: "Дочка, спасайся!". А сам отпустил карчугу и пошел на дно. На берегу, наблюдавший за этой переправой народ, волновался. Дуню обогрели, но все же это крещение в Дону не прошло даром. Захворала. Но Бог дал силы справиться с болезнью. Потом, с сестрой Марией, они привели быков из х. Сусат домой.

А дома их отец Егор Иванович пропал без вести под хутором Веселым, деда Ивана Филипповича казнили под Царицыным, старший брат Федор был в отступе с казаками. Дядя, командир полка, ушел с казаками. Младший брат Григорий, семнадцатилетний командир пулеметной команды, тоже в отступе на Кубани; зять погиб под Суровикино. Таким был 1920 год для семьи Колодкиных  из х. Какичева. А впереди – двадцать первый: голодный год. Мать Евдокии, Марфа Леонтьевна, своими руками за 5 копеек шила людям рубашки, но всех детей учила в школе. Все они были грамотные.

Новая власть предложила Евдокии идти на курсы медсестер в Каменске. Связала она кое-какие вещи в узелок, поклонилась родным могилам и хутору и  пошла. Дуня хорошо училась и успешно окончила курсы. Но беды не оставляли ее во время учебы в Каменске. Однажды, когда она была в церкви, ее обворовали. Взяли все. Поэтому по окончании курсов, когда ее направили работать на Украину, ей пришлось ехать, что называется – голой и босой.

На Украине она вышла замуж за поляка Марьяна Багинского, военного, политрука полка. Служба проходила в Киеве, а затем его перевели служить в дивизию "Донбасс". И однажды, прямо на тактических занятиях, работники ОГПУ его арестовали как врага народа. Для Евдокии началась новая тяжелая полоса жизни. В поисках, служащие тюрем направляли ее из тюрьмы в тюрьму, но свидания нигде не давали. В этот период ее снова обворовали. У нее остались только Диплом да руки, да доброе казачье сердце.

А потом Великая Отечественная война, оккупация, освобождение. Жила она в доме, где живу сейчас я. Уже перед ее смертью пришло сообщение, что муж ее был расстрелян в Магадане, в бухте Ногаева в 1942 году.

Евдокия Егоровна похоронена на кладбище хутора Богураева.

И. И. Колодкин, историк-краевед,
член Совета стариков Усть-Белокалитвинского юрта.

Источник:
20 фев 2013, 11:36
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.