Последние новости
06 дек 2016, 22:35
Сегодня, 6 декабря 2016 года, в районе между деревней Богословка и посёлком Черёмушки в...
Поиск

» » » История разрушенного храма в хуторе Богатов


История разрушенного храма в хуторе Богатов

Краснодонецкий храм внешне похож на БогатовскийКраснодонецкий храм внешне похож на БогатовскийОх, и высока же была колокольня Богатовского храма. Поднимаясь по крутой лестнице, вы попадали на помост, над которым висело три церковных колокола. Четыре громадных окна открывали панораму хутора.

На запад видны были Гребяные горы (Две сестры) и Богатовская гора (гора Пирамидальная) с каменным карьером. У подножия горы – паромная переправа с длинной очередью возов на песчаной отмели.

В южное окно колокольни видны гора  безымянная и Корытцево. На противоположной стороне Донца – огороды, сады и виноградники казаков, а на левой – перекидной деревянный мост на Крямушках – в устье балки Крутенькая, которая делит хутор пополам.

В восточном окне во всю его широту помещался сам купол храма как надутый пирог. С четырех сторон стояли небольшие апостольские церкви, поблескивая на солнце своими золотыми крестами. В погожий день можно было увидеть станицу Екатерининскую (Краснодонецкую).

В северное окно виден Терехов курган и  Крутенькая балка с Киреевыми тополями.

Нужно заметить, что не вся Богатовская земля просматривалась с колокольни. Владения казаков  растянулись от хутора Апанаскин до кургана Пять братьев в районе хутора Мечетного  и от Форштадта до станицы Екатерининской. Общая площадь земельного участка составляла около 182 кв. км, а длина всей границы – 67 км.

Да, богат был Богатов своей землей, своими пашнями, садами и виноградниками. Может быть потому он и был назван Богатовым? Есть и другая версия – хутор был назван по фамилии казака, особо отличившегося в битвах с турками. Однако в архивах Войска Донского в списке известных лиц отсутствовала фамилия Богатов. Да и сейчас ее редко встретишь в отличие от фамилий Какичевы и Богураевы.

Мне интересна такая версия: на топографической карте 1919 года хутор Богатов указан как хутор Богатой и невдалеке от него – курган Богатый. Не здесь ли кроется отгадка названия хутора?

В 1803 году при нанесении на карту хутор имел 110 дворов. А в 1800 году в Усть-Белокалитвинском юрте было всего 270 дворов. Можно предположить, что Богатов гораздо старше Калитвы, так как хутор имел стратегическое  значение – через него, используя Богатовский брод, проходил торговый путь. До революции численность населения ежегодно составляла в среднем 600-800 душ, количество оседлых дворов – около 400 единиц. Из жителей зажиточных было 20 %, середняков – 60 %, бедняков – 20 %.  В число бедняков входили иногородние: сапожники, плотники, бондари, батраки по найму. Хутором управлял хуторской атаман.

В 1916 -1917 годах на средства  местных жителей в хуторе был построен храм Рождества Пресвятой Богородицы. Храм был деревянным и стоял на цоколе, отделанном прямоугольным камнем, который обтесывали пленные немцы и австрийцы войны 1914 года.

Местом его постройки была площадка, расположенная возле сегодняшней восьмилетней школы. На постройку храма ушло чуть больше года,  и 5 сентября 1917 года он был освящен. По размерам и конструкции он примерно соответствовал Екатерининскому храму в станице Краснодонецкой. Но были и отличия: основная глава и четыре главки были округлой формы, а не конусной; переплеты оконных рам были железными, кровельным железом была покрыта и крыша. Высота колокольни достигала 16 метров, службы шли постоянно. Здесь крестили, венчали, отпевали покойников. Народ с окрестных хуторов с удовольствием посещал Богатовский храм. И так было до начала февраля 1943 года.

Надо сказать, что летом 1942 года Богатов немцы прошли стороной и постоянно в нем не находились. По рассказам старожилов в конце января 1943 года со стороны Белой Калитвы в хутор прибыли немцы на мотоциклах и стали поджигать хаты с западной стороны. Вечером они перебрались по льду за Донец в хутор Калинов и устроили там пьянку, а утором следующего дня стали возвращаться, чтобы продолжить. Однако их встретил огнем обоз наступающих частей Красной Армии, который вошел в хутор ночью. Никто из немцев убит не был – подпускать их надо было поближе.

Итак. В хуторе немцев не было и освобождать его было не нужно. Но немцы закрепились на горе Пирамидальной (высота 148,8 м.) за Донцом и контролировали хутор и его окрестности. Исходя из этого, генералом Д.И. Станкевским, командовавшим 346-ой стрелковой дивизией Красной Армии было принято решение о взятии высоты 148,8 м.
На мой взгляд, брать эту высоту было совершенно не нужно, да и невозможно, так как со всех сторон. Кроме западной стороны гора неприступна – она окаймляется очень глубокой балкой Пирамидной, а со стороны Донца у нее слишком крутой подъем. Технику применить было нельзя, только пехоту, которая  будет в низине и на виду, а это стопроцентная смерть.

С западной стороны немцы могли свободно по совершенно ровному и незаметному из хутора Богатова склону перебрасывать орудия и людей, подвозить боеприпасы. Это нашим командованием было недооценено. Это было катастрофической ошибкой. Однако здесь же было принято и второе неверное решение – разобрать Богатовский храм храм для наведения переправы через Донец и атаковать высоту 148.8 м. от Желтого Яра по горе Безымянной.

По рассказу старейшей жительницы хутора Анны Александровны Ковалевой, с вечера к храму, школе и другим местам подогнали «катюши», жителей загнали в подвалы и с наступлением темноты открыли непрерывный огонь по высоте. А в это время под рев реактивных снарядов саперы разбирали храм и сооружали временную переправу за хутором Ольховчик в устье балки Колодезная (примерно 5 км. о  Богатова вниз по течению). Надо отметить, что в этом месте за Донцом стоял стеной Осиновский лес – пили деревья по полметра в обхвате и строй переправу, которая нужна была только для тяжелых танков. Пехота, автомобили, артиллерия свободно перемещались за Донец по льду, толщина которого достигала почти целого метра. Зима была лютая и морозы стояли более  – 30 градусов.

С рассветом войска пошли в атаку. Тяжелые танки с легкостью ломали церковные плахи, проваливались под лед и вязли в илистом грунте. И самое страшное. При приближении пехоты к склону горы Безымянной по ней, по ошибке был дан залп нашими «Катюшами».

Непосредственный свидетель этих событий, ныне живой Василий Иванович Павлов, который тогда был 16-летним юношей, побывал на месте этого залпа. Он рассказывал, что погибло до сотни наших солдат. Одного он видел с большой неразорвавшейся ракетой в груди.

В ходе  дальнейших сражений за высоту, взять которую нужно было только для вышестоящего командования погибло по официальным данным около 700 человек. Вечная память героям солдатам!

Однако, ныне здравствующая Валентина Александровна Назарова, которая в те дни молодой девчонкой руководила похоронной командой говорит, что  погибших было значительно больше тысячи человек. Хоронили по подвалам, окопам, балкам. Не хватало мест для захоронений.

Получается, что хутор Богатов никто не освобождал, а погибло солдат в два раза больше, чем проживало в хуторе. Кроме того, полностью был разрушен хутор Калинов.

Живые свидетели тех времен говорят, что с жителями хутора вопрос разборки храма не обговаривался, никаких обещаний о восстановлении храма после войны не давалось. Тем более нет речи и о каких-то расписках командования, просто было принято силовое решение.

Однако в 70-е годы прошлого века Владимир Григорьевич Алпатьев, тогда директор Богатовской восьмилетней школы встречался с генералом Д.И. Станкевским, который по его словам обещал храм восстановить.

* * *
Прошло 67 лет со дня окончания Великой Отечественной войны, унесшей так много жизней людей, воевавших за лучшее будущее. Что же сегодня? Вот что сказал Михаил Шемякин, яркая личность в искусстве и общественной жизни: «Самое печальное для меня в сегодняшней  российской жизни – это отсутсвие веры во что-то хорошее, светлое. Мало кто верит, люди живут как бы по инерции, будто не насвоей земле. Раньше жили под коммунистами, сейчас – под олигархами и беспредельщиками из силовых структур. Ничего не изменилось: как был русский человек бесправным, так им и остался. И зачем ему стараться что-то хорошее делать?

И еще один сюжет вспоминаю, видел его по телевидению. Речь шла о подмосковном энтузиасте, который на свои деньги хотел поставить памятник на месте, где шли тяжелые бои с фашистами, где много полегло наших бойцов. Корреспондент спрашивает местных ребят:

- А вы вот так смогли бы? Под танки с гранатами? Стоять насмерть?

И эти пацаны прямо в камеру, не моргнув глазом, отвечают: -Никогда!

- Почему? – недоумевает корреспондент.

- Да потому, что те сражались за свою родину. За свою землю. А нам за что умирать? Земля не наша, ее скупили богатеи. Родина? Что это? Банки Фридмана? Яхты Дерипаски? Я не верил своим ушам.

Я помню, Солженицын говорил – Если вы, господа перестроечники и господа новые демократы, еще раз обманете свой народ, вырастет такое поколение, что вы содрогнетесь.

И такое поколение уже растет – оно не знает своих корней, оно напрочь лишено представления о каких-то нравственных ценностях. А тем, кто имеет власть и имеет деньги, нет никакого дела до своего народа – вот что потрясает меня до глубины души.

Тогда возникает вопрос: Что же нам делать дальше, как жить? У Достоевского есть прекрасное выражение – что русский человек без Бога превращается в зверя. На самом деле (и так всегда было) единственный рецепт – сделать ставку на духовную составляющую. Без богатства души материальное благополучие бессмысленно. Ну купишь ты себе много машин, что дальше?»

Я думаю, что первым и самым главным шагом было бы усиление роли церкви в нравственном воспитании человека и гражданина. Для этого, как и было испокон века на Руси, в каждой деревне, в каждом хуторе должен быть свой храм.

И  Богатовский храм Рождества Пресвятой Богородицы нужно восстановить на том же месте, где его построили, ведь фундамент остался цел. На цоколь  нужны прямоугольные облицовочные блоки. У меня есть около сотни таких блоков,  каждую зиму я перетаскивал их из карьера в балке за Донцом. Такие блоки найдутся и у местных жителей по дворам.
По рассказам стариков примерный внешний вид храма известен. Правда, за многие годы поисков не удалось найти фотографии храма. Как бы она нам помогла! Неужели ни у кого не осталось?

В Ростовском областном архиве никаких упоминаний и документов о нашем храме нет. То же саом е ив епархии (Ростовское управление). Однако в епархии нам обещали подобрать похожий проект деревянного храма исходя из размеров фундамента, которые известны.

Но главный вопрос – кто будет восстанавливать храм? Тут сомнений  никаких нет – государство в лице Министерства обороны в память о своих солдатах, разобравших храм и трагически погибших на склоне Безымянной горы.

Цена вопроса несколько десятков миллионов рублей. Нет денег? Полная ерунда! В России денег не сечсть. То де Министерство обороны постоянно  объявляет аукционы по продаже зданий и имущества.

Во время экспедиции, которую организовал Владимир Григорьевич Алпатьев для определения размеров фундамента нашего храма, мы побывали у главы Краснодонецкого сельского поселения Ф.Г. Быкадорова, который поддерживает наше решение обратиться в Министерство обороны.  Это решение нужно принять на ближайшем общем собрании жителей хутора.

Хочется, чтобы администрация района не осталась в стороне и приняла самое живое участие в восстановлении  храма. Следует заметить, что включение восстановления храма в областные программы не имеет никакого смысла – все растянется на десятилетия.

А нам нужно, если мы навалимся всем миром, чтобы храм был восстановлен к столетию его освящения – к 5 сентября 2017 года.

В ближайших планах – установка православного креста на месте разрушенного храма 21 сентября – в день Престольного праздника. Бог в помощь!

Ю.М. Дубовик

Источник:
20 сен 2012, 09:19
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.