Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск



» » Призрак лошади пришел на помощь


Призрак лошади пришел на помощь

Я хочу описать один чудесный случай. Речь пойдет о моем деде Андрее Андреевиче. Родился он в Москве, на Башиловке, то есть рядом с ипподромом, с детства конями любовался. В 1938 окончил среднюю школу – видел только один путь, поступил в Тамбовское кавалерийское училище (кавалерия тогда была уже немногочисленной, но еще существовала как род войск). Воевал. Командовал взводом, потом взводом в разведэскадроне, затем был старшим офицером и командиром разведэскадрона. Орденами был обвешан, как елка, я знал их наизусть: два боевого Красного Знамени, три Красные Звезды, два Отечественной войны I степени, один Отечественной войны II степени.
Любовь к лошадям сохранилась у него на всю жизнь. Он помнил всех своих лошадей. Особенно одну – много раз о ней рассказывал, я запомнил слово в слово.
Ее звали Дидона, гнедая кобыла донской породы. Умница и резва – необыкновенно. Дело было в Венгрии, в 1945 году. Конники попали под артобстрел. Мчались во весь опор к укрытию – оврагу. Вдруг Дидона сделала резкий и неуклюжий прыжок. Дед понял, что она ранена. Он и сам был ранен в ногу. Жизнь зависела от того, как быстро доберутся они до укрытия. Дидона выправилась и понеслась дальше.
Добрались, наконец, до оврага. И лошадь упала мертвой. Дед осмотрел ее и увидел, что осколок снаряда вошел ей прямо в сердце. «Как она скакала, голубка, не понимаю», – заканчивал дед свой рассказ.
Я был уже взрослый. Жили мы летом на даче и спали с дедом в одной комнате. Раз я смотрю, он не спит, ворочается. «Болит что-нибудь ?» – «Да нет, Саша, заснул и вижу Дидону, и что-то она волнуется, не стоит…» Я опять задремал. Открываю глаза – дед снова не спит, сидит на кровати. «Что случилось?» – «Понимаешь, Саша, только глаза закрою – Дидона! Бьет копытом и губами меня за лицо теребит». Наконец дед встал и начал одеваться. «Не могу, она мечется тудасюда по дороге! И дорога, вроде, наша, знакомая, на станцию!» Я плечами пожал, но куда пускать старика ночью одного? Пошел с ним. По дороге на станцию была небольшая роща. Именно там мы и услышали стоны… Это была моя тетя, младшая дочь нашего деда (вообще-то она была всего лет на 8 старше меня). Она ждала ребенка. Словом, поздно вечером тетя одна приехала на электричке. По пути со станции у нее начались преждевременные роды. А народу – ни души. И тьма.
Я помчался на станцию, где есть телефон. Вызвал «скорую“. Пока вернулся – машина и приехала. Тетя родила прямо в ней. Потом ее с ребенком увезли в больницу. Дед с ними поехал, мне просто места не хватило.
А тем временем уже совсем рассвело. Накануне прошел дождь, почва была влажная… Хотите верьте, хотите нет, но прямо рядом с тем местом, где мы тетю обнаружили, я увидел четкие следы лошади – прямо так рельефно копыта и подковы отпечатались, как на рисунке! А лошадей во всей нашей дачной округе вообще не было, одни машины…»

призрак лошадипризрак лошадиЯ хочу описать один чудесный случай. Речь пойдет о моем деде Андрее Андреевиче. Родился он в Москве, на Башиловке, то есть рядом с ипподромом, с детства конями любовался. В 1938 окончил среднюю школу – видел только один путь, поступил в Тамбовское кавалерийское училище (кавалерия тогда была уже немногочисленной, но еще существовала как род войск). Воевал. Командовал взводом, потом взводом в разведэскадроне, затем был старшим офицером и командиром разведэскадрона. Орденами был обвешан, как елка, я знал их наизусть: два боевого Красного Знамени, три Красные Звезды, два Отечественной войны I степени, один Отечественной войны II степени.

Любовь к лошадям сохранилась у него на всю жизнь. Он помнил всех своих лошадей. Особенно одну – много раз о ней рассказывал, я запомнил слово в слово.Ее звали Дидона, гнедая кобыла донской породы. Умница и резва – необыкновенно. Дело было в Венгрии, в 1945 году. Конники попали под артобстрел. Мчались во весь опор к укрытию – оврагу. Вдруг Дидона сделала резкий и неуклюжий прыжок. Дед понял, что она ранена. Он и сам был ранен в ногу. Жизнь зависела от того, как быстро доберутся они до укрытия. Дидона выправилась и понеслась дальше.Добрались, наконец, до оврага. И лошадь упала мертвой. Дед осмотрел ее и увидел, что осколок снаряда вошел ей прямо в сердце. «Как она скакала, голубка, не понимаю», – заканчивал дед свой рассказ.Я был уже взрослый. Жили мы летом на даче и спали с дедом в одной комнате. Раз я смотрю, он не спит, ворочается. «Болит что-нибудь ?» – «Да нет, Саша, заснул и вижу Дидону, и что-то она волнуется, не стоит…» Я опять задремал. Открываю глаза – дед снова не спит, сидит на кровати. «Что случилось?» – «Понимаешь, Саша, только глаза закрою – Дидона! Бьет копытом и губами меня за лицо теребит». Наконец дед встал и начал одеваться. «Не могу, она мечется тудасюда по дороге! И дорога, вроде, наша, знакомая, на станцию!» Я плечами пожал, но куда пускать старика ночью одного? Пошел с ним. По дороге на станцию была небольшая роща. Именно там мы и услышали стоны… Это была моя тетя, младшая дочь нашего деда (вообще-то она была всего лет на 8 старше меня). Она ждала ребенка. Словом, поздно вечером тетя одна приехала на электричке.

По пути со станции у нее начались преждевременные роды. А народу – ни души. И тьма.Я помчался на станцию, где есть телефон. Вызвал «скорую“. Пока вернулся – машина и приехала. Тетя родила прямо в ней. Потом ее с ребенком увезли в больницу. Дед с ними поехал, мне просто места не хватило.А тем временем уже совсем рассвело. Накануне прошел дождь, почва была влажная… Хотите верьте, хотите нет, но прямо рядом с тем местом, где мы тетю обнаружили, я увидел четкие следы лошади – прямо так рельефно копыта и подковы отпечатались, как на рисунке! А лошадей во всей нашей дачной округе вообще не было, одни машины…»

Источник:
05 июл 2012, 09:35
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.