Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » Основные психические функции человека


Основные психические функции человека

Психическая саморегуляцияПсихическая саморегуляцияПсихические функции сродни органам чувств, только действуют они в мире внутреннего, а не внешнего. Есть у человека зрение, слух, обоняние, осязание и вкус — с помощью них мы ориентируемся в окружающем мире. Каким-то чувствам доверяем больше, каким-то меньше, какие-то развиты сильнее, какие-то слабже. У НЛПеров даже есть своя типология на этой почве — аудиалы, визуалы, кинестетики и кто-то там еще, в зависимости от того, какому органу чувств человек отдает предпочтение.

А психические функции — это органы чувств нашей души. И точно так же, у разных людей они развиты и задействованы по-разному, что и стало почвой для создания соответствующей типологии.

Всего Юнг выделил четыре психических функции — мышление, чувство, ощущение и интуиция. У каждого человека присутствуют они все, но обычно выходит так, что какая-то одна из них развита заметно сильнее прочих — она называется первичной или преобладающей. Это та функция, тот вектор психического аппарата, который становится для человека определяющим, тот рычаг, с помощью которого человека адаптируется к окружающей действительности и находит себе место под солнцем.

Это и формирует четыре юнговских подтипа — мыслительный, чувствующий, ощущающий и интуитивный. Таким образом, тип определяется по двум основным критериям: интроверсия/экстраверсия и преобладающая психическая функция — что дает нам уже 8 типов.

А поскольку, помимо основной психической функции, у человека может быть и выраженная вторичная, то это уже 16 типов личности, но мы в такие дебри уже не полезем.

Приступаем к описанию функций, но сначала оговорка. У Юнга описание каждой функции и каждого отдельного подтипа занимает несколько страниц в весьма витиеватом изложении. Кто хочет разобраться в теме поглубже, отправляется в библиотеку и разбирается в тонкостях самостоятельно, а я обозначу только ключевые моменты, характерные для каждого из подтипов.

Мышление

Рациональная и самая простая для понимания психическая функция. Люди с преобладающим мышлением отличаются умом и сообразительностью. В своих взглядах на жизнь они опираются на чистую логику. Для них правильно то, что разумно.

Развитое мышление становится их основной опорой в процессе социальной адаптации. С помощью ума они добиваются социального признания и с его же помощью завоевывают сердца противоположного пола.

Одно из характерных свойств мыслительного типа — гибкость его логики. «Мыслитель» может успешно и с удовольствием доказывать, что Бог есть, а потом с не меньшим удовольствием разнести в пух и прах собственные аргументы и тут же доказать обратное. Мыслительному типу интересен сам процесс, а не достижение истины в последней инстанции.

Такое свободное жонглирование логическими построениями и способность посмотреть на один и тот же предмет под самыми разными углами делает из «мыслителей» отличных ученых, аналитиков и исследователей. Но это же создает им и свои специфические психологические проблемы.

Для мыслительного типа тщательное умственное моделирование ситуации приравнивается к реальному проживанию этой ситуации. «Если я уже все понял, то зачем еще что-то делать?» — вот грабли, на которые «мыслитель» наступает раз за разом. Погружаясь в свои размышления, он лишает себя реального опыта и всю жизнь проживает у себя в голове, превращаясь в умника-теоретика, который все знает о мире, но ничего не испытал на себе и ничего не может сделать сам.

Мыслительный интроверт, как и положено, погружен со своей логикой в самого себя. Его мышление абстрактно и субъективно, в том смысле, что на первое место выдвигается свое собственное мнение, даже если оно противоречит всеобщему мнению и известным фактам. «Пусть лучше он прогнется под нас…» — это как раз позиция интроверта. Это делает из мыслительных интровертов хороших философов, способных по-новому взглянуть на уже известное, но, с другой стороны, в полете своей мысли они часто теряют всякую связь с реальностью, и погружаются в мир полнейшей абстракции, интересной только им самим.

Мыслительный экстраверт, наоборот, склонен подчинять свое мнение и подгонять свою логику под общепризнанные истины и факты. В отличие от интровертного своего собрата, экстравертный «мыслитель» всегда держится конкретики, его суждения легко проверяемы и применимы на практике. Но расплачивается он тем, что практически не способен выдвинуть и отстоять какую-либо альтернативную теорию, он лишь ловко манипулирует тем, что уже доказано. У него есть свое мнение, но он с ним согласен только, если с ним согласны все вокруг.

Чувство

Вторая рациональная психическая функция. Как ни странно, она очень похожа на мышление, только русло, по которому текут рассуждения, проложено не рациональной логикой, а этической. Мышление оценивает ситуацию по шкале «верно — неверно», чувство — по шкале «хорошо — плохо».

Обычное мышление выглядит так: если А равно В, а В равно С, то А равно С — всем известная классическая аристотелевская логика. А у чувствующего типа логика выглядит иначе: если хорошо А и хорошо В, то, если их сложить, станет вдвое лучше.

Как и в случае мышления, чувствующий тип весьма гибок в манипулировании собственными чувствами, не чувства управляют им, а он управляет ими. Это делает чувствующих людей и очень сопереживающими, и очень жестокими одновременно, притом одна крайность может сменяться другой практически мгновенно. «От любви до ненависти один шаг» — это про них. Они сами управляют тем, что любить, а что ненавидеть, хотя вслух об этом предпочтут не распространяться.

Для чувствующего типа правильно то, что хорошо, что соответствует системе ценностей, внешней или внутренней. И как раз этим различаются чувствующие интроверты и экстраверты.

Интроверт на первое место ставит свое внутреннее чутье, свою субъективную нравственную позицию, даже если она противоречит коллективным ценностям — «Не важно, что люди говорят, не важно, что хорошо с их точки зрения, важно то, что хорошо или плохо для меня». В этом плане интроверт более свободен в выборе своей позиции, но в силу своей иногда чрезмерной своеобразности, бывает обречен на всеобщее непонимание, как какой-нибудь всем известный маркиз.

Экстраверт, напротив, подчиняет свою внутреннюю мораль, морали общественной и потому легко находит себе единомышленников. А если ему удается кричать и проталкивать общепризнанные ценности активнее прочих, то он запросто делает карьеру внутри своего микросоциума и заслуживает всеобщие любовь и признания.

В плоскости социальной адаптации, чувствующий тип находит себя там, где требуется четкая выверенная нравственная позиция — воспитатели, учителя, борцы за права и свободы, экологи и прочая братия, которую часто можно встретить на всевозможных митингах и демонстрациях «за» или «против» чего бы то ни было, особенно, если это касается страждущих, голодающих или вымирающих.

Ощущение

Здесь уже начинается сфера иррационального, которую описывать сложнее — тут не о чем рассуждать и нет никакой внутренней логики, которую можно было бы прояснить, поэтому в двух словах. Можно сказать, что ощущение отвечает за непосредственное восприятие окружающего мира с помощью реальных органов чувств. И потому ощущающий тип целиком поглощен теми импульсами, которые приходят к нему во всевозможных ощущениях, извне или изнутри.

Наиболее характерен экстравертированный вариант ощущающего типа, который чаще встречается и более нагляден. Это люди, живущие простыми радостями жизни. Они не шибко много размышляют, их не волнуют судьбы вселенной или вопросы религии, им важнее сегодняшний день с теми радостями, которые он может принести. Хорошо поесть, хорошо потрудиться, хорошо отдохнуть… и повторить — таков их жизненный цикл.

Они просты в своих желаниях и ценностях, и в этом их большая мудрость, но в этом же выражается их примитивность и однобокость. Классический вариант ощущающего типа — это деревенский тракторист или шахтер, гордый тем, что своими собственными руками выколачивает себе средства к существованию. А когда работа закончена, они оба с чистой совестью и от души напьются, с удовольствием ввяжутся в какую-нибудь потасовку и будут окончательно счастливы, закончив день подвигами в постели.

Для них в жизни правильно и реально то, что осязаемо, что можно потрогать своими руками. Все прочее — несущественно. От них часто можно слышать всевозможную констатацию фактов, безо всякой попытки эти факты осмыслить или подвергнуть какому-то сомнению. Они легко верят в слова и сенсации, ведь им кажется, что все вокруг говорят о фактах. По этой же причине словесное признание в любви для них равняется самой любви — если человек говорит, значит так и есть. И это не пустая доверчивость, а глубокая внутренняя убежденность в силе слов.

Интроверированый ощущающий тип встречается реже, поэтому про него вообще сложно сказать что-либо внятное. Как и экстраверт, он поглощен ощущениями, приходящими из внешнего мира, но ему важнее свои субъективные переживания, приходящие в ответ на посторонний раздражитель. «Вкусно то, что нравится всем» — говорит экстраверт, а интроверт отвечает — «Вкусно то, что нравится мне», и при этом его восхищает изысканность не самого блюда, а возникающих от него ощущений. Его гурманство — в поиске тонких внутренних переживаний, их замысловатых созвучий и отголосков.

Иррациональность ощущающего типа выражается в том, что он подчинен тому, что приходит откуда-то извне или находится вне рамок его сознательного контроля.

Интуиция

Вторая иррациональная психическая функция, тоже довольно непонятная. В некотором смысле она похожа на мышление, поскольку выполняет те же задачи, только функционирует иначе — задом наперед. Если мышление приходит к конечному своему результату через цепочку последовательных логических умозаключений, то интуиция как бы из ниоткуда выхватывает готовый ответ и только потом находит доказательство его правильности.

Никакой магии в этом нет. Мыслительный тип точно так же имеет предощущение или предчувствие относительно верного ответа, но не доверяет ему до тех пор, пока не найдет логического обоснования, а интуитивный, наоборот, готов держаться за свое предчувствие даже вопреки всякой логике. В этом и состоит его рациональная иррациональность.

Но не нужно путать интуитивную психическую функцию с интуицией мистического характера — это совсем другая песня. Сила и секрет интуитивного типа заключается в целостном восприятии ситуации. Ответы в его голове возникают не из воздуха — это никакое не волшебство и не ясновидение — а из способности на бессознательном уровне подмечать тонкие взаимосвязи между разрозненными событиями и фактами. И только уже задним числом он может объяснить, почему его осенило, и вытащить на поверхность связующую логическую цепочку.

В социальной жизни интуитивный тип находит себя, как хороший стратег или ученый, способный найти неожиданное решение там, где мыслительный тип будет блуждать в хитросплетениях своей логики. Юнг, кстати, был интуитивным интровертом.

Экстраверты и интроверты этого типа отличаются тем, на что направлена их интуиция, на решение каких задач — внешних или внутренних. Экстраверты становятся хорошими руководителями, бизнесменами, политиками, интроверты — психологами, учеными, философами.

Интересные закономерности

Еще раз обращаю внимание, что у каждого человека присутствуют и нормально функционируют все четыре функции. Различие между типами в том, что какая-то одна из функций оказывается человеку более удобной для адаптации к окружающему миру — он ее тренирует и оттачивает на протяжении всей жизни, оставляя без особого внимания все остальные. В каком-то смысле это дисгармония, а в каком-то норма — зависит от точки зрения.

Гипотетически, можно уравновесить все функции, но есть ли в этом какой-то большой смысл, не известно. По крайней мере, на начальном этапе достаточно понимать свойства и ограничения собственного типа, чтобы не создавать себе проблем излишней своей однобокостью. А теперь, собственно, о закономерностях.

Психические функции существуют в антагонистических парах: мышление–чувство и интуиция–ощущение. Это значит, что если у человека развито мышление, то у него автоматически оказывается подавленным чувство. Мышление уничтожает чувство, точно так же как чувство уничтожает мышление. То же самое происходит с другой парой функций — перечитайте их описание с учетом того, что одно противоположно другому.

Подавленная функция — та, которая противоположна первичной, — у человека тоже никуда не девается, но поскольку именно ей достается меньше всего внимания, она атрофируется, становится слабой, грубой и примитивной. Так, например, мыслительный тип практически ничего не понимает в чувствах и никак их не контролирует — они контролируют его. Холодный и рассудительный, он безнадежно пасует перед всплесками своих собственных чувств и при этом совершенно не понимает, что с ним происходит.

Точно так же, выраженный чувствующий тип лишается всякой возможности свободно и гибко мыслить. Его логический аппарат способен выполнять только самые элементарные одноходовые операции. Вероятность падения метеорита им на голову — 50/50 — или упадет, или нет. Безо всяких шуток и иронии. Но зато его чувства так же подвижны, гибки и управляемы, как и мышление у его противоположности. Фактически, он сам выбирает, что любить, а что ненавидеть, и может сменить позицию с одной на другую буквально в следующую же минуту. Зато какая-нибудь навязчивая мысль может вогнать его в полнейшую прострацию.

Подавленная интуиция приводит к тому, что ощущающий тип еще более слепо начинает полагаться на факты — «Пока своими руками не потрогаю, не поверю». Для него не существует ни веры, ни призвания, ни смысла жизни, он проживает день за днем, все больше и больше утрачивая вкус к жизни. А примитивная первобытная интуиция выражается у него в навязчивой суеверности.

А интуитивный тип с подавленной функцией ощущения попадает в противоположную ловушку. В погоне за своими интуитивными прозрениями, он утрачивает связь с фактической реальностью и легко может наломать дров там, где любой другой человек сходу бы заметил совершаемую ошибку. И в то же время, какой-либо общеизвестный факт, проникший таки в сознание, оказывает на него завораживающее воздействие — для него это каждый раз, как открытие Америки.

И еще один момент, прежде чем перейти к тому вопросу, который вынесен в заголовок. Выше уже было сказано, что есть у человека первичная психическая функция и есть вторичная. Вторичная — не в смысле «подавленная», а в смысле «вспомогательная». Она играет роль дополнительного инструмента адаптации и придает человеку соответствующие черты, но в несколько менее выраженной форме.

Притом, вторичная функция у человека всегда из другой пары противоположностей. То есть, например возможны типы мыслительно-интуитивный или интуитивно-чувствующий, но не может быть чувствующе-мыслительного или интуитивно-ощущающего.

И вот что из всего этого интересно. Хотя и предполагается, что распределение типов среди народонаселения должно быть равномерным, на практике все-таки происходит некоторая дифференциация.

Например, большая часть мужчин распределяет между собой мыслительный, интуитивный и ощущающий типы, а чувствующий тип практически эксклюзивно находится в ведении женщин. Более того, чувствующий тип у мужчин крайне редко бывает даже вторичной функцией. Зато для большинства женщин чувство — это первичная и часто гипертрофированная функция. А мужчины в большинстве своем так или иначе привязаны к мышлению — оно как минимум занимает вторичную позицию и практически никогда не бывает подавленным.

Разумеется, есть всевозможные исключения. Я знал, по крайней мере, нескольких женщин, которых можно заподозрить в хорошо развитом «мужском» мышлении, но это и женщины были не типичные.Про таких женщин говорят «свой парень» и мужчины ценят дружбу с ними за возможность разговаривать на одном языке. Точно так же можно себе представить и мужчину чувствующего типа, но это будет так же нетипично и исключительно.

К чему это все нас приводит? К нашему расхожему выражению, что все мужики сволочи, а все бабы дуры. Женская логика, над которой так любят потешаться мужчины, — это ни что иное, как проявление подавленной мыслительной функции. Многие женщины действительно не способный мыслить логически, но это не глупость, а свойство их типа личности. Аналогично и мужская бесчувственность — это следствие подавленного чувства, свойство личности, а не полная их бессердечность и нежелание понимать женщину.

Образчик женской логики: «Сволочь тот, кто придерживается иной, непонятной и противоречащей моей системе моральных ценностей». Заметьте, что «сволочь», в женском понимании, это категория этическая. Мужчины на это реагируют совершенно симметрично, называя женщин дурами за то, что те «думают» нелогично, непонятно и наперекор мужскому стилю мышления.

Вот и весь секрет взаимоНЕпонимания между мужчинами и женщинами. Мы действительно сделаны из разного теста и видим мир совершенно по-разному. Такая вот вечная проблема с этими психологическими типами — мало того, что интроверты и экстраверты друг друга не понимают, так еще каждый из подтипов смотрит на мир со своей специально оборудованной колокольни.

Давайте жить дружно!

satway.ru 

Источник:
29 сен 2010, 07:16
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.