Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » Сакраментальное о доме


Сакраментальное о доме

домдом «Искусство жить» — так называется книга Анатолия Брусиловского. По-моему, это словосочетание было произнесено им первым. Потом так стали называться и публикации, и целые журналы. Зачастую, правда, эти журналы пишут о жизни звезд, предполагая, видимо, иной контекст... Однако ж, вопросом, является ли жизнь искусством, и как сделать так, «что бы не было мучительно больно...» задавились люди испокон века. Люди с разным достатком, вероисповеданием, и жизненным укладом.

Вот об укладе мы и начнем говорить. Об искусстве укладывания своей жизни, ежедневной бытийности... куда? В прокрустово ложе стереотипов или мир чувствования себя?

Давайте сперва направим наш неспешный разговор в сторону дома и предметов, которые нас окружают. Мы предлагаем вам вместе рассуждать о том жизненном укладе, который присущ людям хрестоматийным и о том, как мы создаем его в своих домах и жизнях. О том влиянии, которое на нас оказывает все то, что мы видим, осязаем и чувствуем. О тех настроениях и настроях, которые мы сами, осознанно или неосознанно, создаем. Следуя из внешнего пространства можно попасть и во внутреннее. А внимательно относясь к тому, что происходит в уме и в теле, мы весьма успешно сможем создавать всё, что окружает нас в повседневности.

Сакраментальное о доме

Еще с уроков пятого класса в нашем воображении поселились образы пещер, нечесаных людей в звериных шкурах и тусклый свет очага, колеблющийся от напористого ветра. Зловещие тени пляшут на стенах, испещренных рисунками. В непроходимых джунглях завывают страшные тигры. Нет, конечно же, это были мамонты. Они ведь тоже должны завывать? С небес свергаются громы и молнии. Маленькие человечки жмутся друг к другу, дрожа от ужаса. И, в общем-то жизнь, с тех самых времен запечатлевается как приключение, полное опасностей. Годами позже мы облегченно вздыхали, что всё-таки родились в нашей чудесной безопасной стране, а не в какой-нибудь ужасном мире империализма.

Но пока, только-только соприкасаясь с историей человеков на земле, мы радостно срывались с засиженных парт, оглядывали светлые просторы коридоров и бежали на улицу, по которой не чтобы опасные звери, но даже опасные люди еще не хаживали. Но, черт побери, эти истории из учебников почему-то брали нас за живое, екали в самом сердце и оставались там храниться долгие годы.

В следующей четверти мы уже разрисовывали картинки с изображение Акрополя или Сфинкса. Но, согласитесь, что такого впечатления, как пещеры, они уже не производили...

Лет семь или восемь назад я пыталась защититься, в прямом и переносном смысле. Не-не, бог миловал. Всего лишь в МГУ. Ничего хорошего для меня в этом не вышло. «Они» победили. Официальная психология еще начиналась Фрейдом, и им же, практически, и заканчивалась. Теории, возникшие еще во времена хиппи и сексуальной революции в стенах Эссалена, отметались в наши 90-ые пока еще в праведном гневе как «лженаучные». Звучала тема диссертации непонятно, а потом вполне прилично. А вот суть ее была в том, что символы архитектуры являются иносказательным переводом, отображением коллективного бессознательного, т. е. опыта рождения, присущего человеку, как биологическому виду. И если совсем по-русски, и совсем-совсем узко, то дом для отдельно взятого человека — его вторая матка. Вернее, попытки ее воссоздания, даже там, где опыт был негативный.

Добрый старенький профессор гладил меня тогда по голове и приговаривал: «Ну, зачем тебе всё это, деточка? Написала бы ты биографию какого-нибудь архитектора, и довольно». Молодой оппонент возмущался, что я позорю честь кафедры и всего университета.

Сегодня же я на все сто уверена, что вы не содрогнулись, не бросили возмущенно журнал в мусорную корзину, и в общем-то сами подозревали об исходном посыле жилища, даже если не медитировали на эту тему специально. Зато с философского факультета я вылетела со свистом, чтобы продолжить изыскания в этой области. Мощности заряда хватило на то, чтобы продолжать проектировать и рассматривать жилище в том же ракурсе и еще с большим рвением. И более того, создать методологию «Антропологический дизайн»...

Так и что с нашими пещерами оказалось? Ну конечно, они более всего напоминали о глубоко спрятанных переживаниях материнской утробы... Гораздо более, чем дворцы, замки и пирамиды. Однако, всё по порядку.

Ни для кого не секрет, что максимум информации мы получаем через зрение. И на него мы более всего ориентированы.

Но феномен человеческой психики таков, что, увидев что-то (или услышав или поняв) мы сразу испытываем определенные ощущения. То есть через зрение мы информацию получаем, где-то там, в голове ее обрабатываем, а потом на нее реагируем, более или менее адекватно. Реагируем на внешние раздражители мы именно ощущая в теле тепло или холод, напряжение или расслабление, покалывание, подрагивание, наслаждение и пр . Ну то есть ответить мы может далее и действием. Но сначала мы ощущаем нечто, что расцениваем как комфортное и некомфортное состояние, из чего и заключаем, зло или добро для нас несет эта информация и не следует ли этот источник информации поставить на место путем лишения его этого самого органа зрения. Конечно, цивилизация и научно-технический прогресс сделали свое дело, и наш ум порядком отделен от эмоций и ощущений. Привычка контролировать свои эмоции не только помогает самодисциплине, но и заставляет терять умение телесного отреагирования, как это бывало в детстве. Чтобы понять, что вы чувствуете в теле сейчас, будучи взрослым, вам надо приложить усилия. Чтобы увидеть - достаточно осознать, что перед вами лист белой бумаги с черными рисунками букв. Даже если в эту минуту ваши мысли были далеко-далеко, это происходит моментально, буквально в доли секунды. А вот прямо сейчас, сию секунду, ощутите, что происходи с вашим левым плечом. Сложнее? А с правым коленом?

Точно таким же образом мы практически не замечаем, что с нами происходит в наших домах. То, что в них нам должно быть уютно, спокойно, сыто, тепло мы выучили еще будучи жильцами маминых животов. И точно также как и тогда, мы реагируем, когда нам становится нехорошо. Только некоторое время назад мы сразу замечали в своем теле, когда что-то происходило не так. А теперь нам надо очень-очень сосредоточиться, чтобы понять, что спинка кресла не такая уж эргономичная. Что матрас-то не позволяет расслабиться. А вон та дорогущая ваза, подаренная коллегами, вызывает тревогу. С чего бы это? И как это может быть связано с дурным настроением? Ага. В семь лет мне влетело за то, что разбил похожую мамину...

Обстановка дома, офиса, внешний вид домов, улицы и города активизируют в нас те или иные чувства. Будят те или иные воспоминания. В одних местах мы чувствуем себя превосходно, а другие вызывают в нас дискомфорт.

Начиная работать с заказчиком над его интерьером, первое, что я прошу сделать человека - это наладить отношения с предметами, которые окружают. Много из того, что бывает в наших домах до ремонта или в старых квартирах, хочется забрать с собой. Или наоборот огульно выкинуть на помойку скопом. Ни то, ни другое не является единственным решением. Мы не просто так собираем домашние коллекции. И наши бабушки тоже не совсем по прихоти хранят какие-то старые безделушки.

Кстати говоря, у того же Анатоля Брусиловского в мастерской на Пятницкой как раз и собран музей...цивилизации. «Если когда-нибудь далекие потомки откопают мою коллекцию под тоннами культурных слоев, они смогут восстановить всю нашу эпоху» - говорит художник. Сейчас это становится очевидно, потому что в своё время меня поразил дешевый стеклянный шарик под сводом которого были спрятаны те самые башни-близнецы из Нью-Йорка. Эта безделушка меня поразила тогда одним образом. А другой предмет его коллекции удивил совсем иначе. Это был старинный флакон духов мамы художника. Он брал его в руки с необыкновенным трепетом. Там хранился запах его мамы, ушедшей много лет назад! Боже мой, как это может быть важно в сложные моменты жизни вновь ощутить запах мамы! Такая вещь в доме может быть огромным жизненным ресурсом, спасением, надеждой и опорой во дни сомнений.

И уверяю вас, в вашем доме находится сейчас огромное количество таких важных предметов, которые не нужно терять. Равно как и огромное количество того, с чем стоит расстаться без сожаления.

А одной из первых книжек Фрая, я прочла, как волшебный начальник тайного сыска учил молодого стажера получать информацию от предметов. Он брал его в руки, прислушивался к нему, к себе...и предмет начинал рассказывать историю, очевидцем которой он являлся. Мы можем поступать точно таким же образом. Конечно, брать в руки диван или гардероб проблематично, но установить с ним связь можно точно также. Достаточно просто сосредоточить внимание на нем и послушать своё тело. Нам вряд ли могут понадобиться детективные истории, но уловить приятные или неприятные ощущения, которые возникают при таком взаимодействии, мы можем. Даже не важно, причиной чего может стать возникший дискомфорт. Это может быть ассоциация с размоловкой, которая произошла между родителями, когда вам было три года. Или нечто напоминающее о проигранном матче в футбол во дворе соседской девочки. Не суть. Даже если самая дорогая ведь в вашем доме оказывается носителем неприятных ощущений, даже если вы не чувствуете эмоционального напряжения, но всего лишь легкий дискомфорт... уверяю вас, вы чувствуете его постоянно, не осознавая этого, не обращая внимания. Просто каждый день тратите немного своей драгоценной энергии на то, что гасить легкие неприятные ощущения. Наше тело удивительно трудолюбиво и неприхотливо. Оно будет годами, молча выполнять свою работу, даже не говоря об этом. Другой вопрос, есть ли смысл тратить его силы на подобную работу или можно его использовать с большей пользой для себя и окружающих.

Это принцип остается в силе, когда мы выбираем для свого интерьера что-либо совершенно новое, модное, роскошное. Стоит на минуту задуматься, для себя ли мы это хотим? Или для прослойки, которой принадлежим? Для маминого одобрения, или, возможно, для того, чтобы обозначить некий новый этап в жизни. По тем же принципам могут складывать наши поверхностные предпочтения в стиле архитектуры, который мы выбираем. Но сущностно, по-настоящему мы можем жаждать совсем иного. Хотеть, но не позволять, ибо не каждый день и не каждому мы открываем себя такими, как мы есть...

Об этом и многом другом давайте продолжим говорить другим уютным вечером. У камина, или под шум прибоя, а может быть с ногами забравшись на диван...Главное, к обоюдному удовольствию. Ведь это те самые минуты, которых у нас с вами сегодня и завтра и дай бог послезавтра всего- навсего 1 440 каждый день. И каждая - драгоценна!

www.sunhome.ru

23 июл 2010, 07:51
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.