Последние новости
10 дек 2016, 19:10
Избранный президент США Дональд Трамп опроверг информацию о том, что он будет работать...
Поиск

» » » » Гиперактивность: божий дар или божье наказание?


Гиперактивность: божий дар или божье наказание?

Гиперактивность: божий дар или божье наказание?Советские педагогика и детская психология на протяжении долгих лет старались всех детей сделать «нормальными» и «здоровыми», «во имя их же блага», руководствуясь самыми лучшими побуждениями. Любые необычные особенности ребенка чаще всего трактовались как отклонения в психике или заболевания.

Такой подход воспитателей и педагогов приводил к тому, что ребенок начинал стесняться, замыкаться в себе и даже ненавидеть себя. Постепенно у ребенка развивался комплекс неполноценности, и он действительно, под действием депрессивного состояния, мог заболеть. Все его душевные силы были направлены на то, чтобы стать или хотя бы казаться таким, как его сверстники. На развитие своих способностей, индивидуальности сил у него уже не оставалось.

Некоторые психологи как в Америке, так и в России пытались объяснить феномен детей Индиго тем, что у них слишком много внутренней энергии, которая не может найти себе выхода, ведь реализовать все те идеи, что рождаются в их «нестандартных» головках, чаще всего было просто невозможно. Большинство специалистов считали, что отличие этих детей состоит в том, что они трудновоспитуемые и не поддаются обучению, по крайней мере, теми методами, которые были приняты в традиционной системе образования.

Психологи ставили детям диагноз СДВГ — «синдром дефицита внимания» + «гипервозбудимость» — и старались их «вылечить» психотропными препаратами. В школах такие дети были неугодны, и учителя вместо того, чтобы попытаться разобраться в причинах такого их поведения и неуспеваемости, пытались избавиться от них, оставляя на второй год, или же давали родителям совет перевести ребенка в другую школу.

На самом деле должен существовать альтернативный метод помощи ребенку, без применения медицинских препаратов! Дети Индиго нуждаются больше всего не в воспитании в соответствии с общепринятыми стандартами и в обеспечении своего физического тела всем необходимым, а в дальнейшем развитии разума — сущности, родившейся не в материальном мире, а данной Творцом.

Не только детям Индиго часто ставится такой диагноз, как СДВГ. Вполне понятно, что во многих случаях этот диагноз был установлен вследствие генетической наследственности. Но очень часто такой диагноз ставят ошибочно, так как врач не может понять истинного состояния ребенка, ведь наука еще не признает такого понятия как «место ребенка в духовном мире». Многие дети с подобным ярлыком мыслят нелинейно-, но ведь это не является недостатком. Ключом для взаимопонимания является творческий диалог и разрешение детям действовать активно и в обстановке безопасности.

Сегодня невропатологи при обследовании новорожденного ребенка часто ставят диагноз гипертонуса (возможный, но не необязательный признак!), прописывая лечение препаратами, которые, правда, в несколько больших дозах, применяются при лечении гипертонии и последствий инсульта у взрослых! Однако уже многие психологи ни в коем случае не рекомендуют сильно понижать внутричерепное давление на первом году жизни ребенка с помощью медикаментов.

Они считают, что впоследствии любое вмешательство может спровоцировать обострение сложных и негативных черт Индиго: подавленная младенческая гиперактивность может привести к более серьезным проблемам через 5-6 лет, когда ребенок просто не в состоянии сидеть более 2 минут на одном месте. Многие родители, использующие седативную терапию, считают это самым лучшим вариантом решения всех проблем. Ребенок начинает вести себя лучше и выглядит более спокойным.

Однако позднее, во взрослой жизни, если прием лекарств прекращается, то реакция подростка может напоминать действия джина, вырвавшегося, наконец-таки, из бутылки. Многие из препаратов, такие как риталин, (кстати, уже запрещенный в США!), замедляют процессы взросления. Такое лечение и диагноз «умственно отсталый» могут нанести гораздо больший вред индивидуальности, чем сами симптомы. Даже взрослого человека подобное отношение может привести к отрицанию своих внутренних достоинств и развитию комплекса неполноценности. Поэтому прежде чем ставить такой диагноз и начинать лечение, необходимо тщательнейшим образом исследовать все симптомы.

Уже сейчас существует проблема определения, какой ребенок является одаренным «созидателем» Индиго, а какой — «разрушителем». Поведение и одаренного ребенка, и «разрушителя» характеризуется нестандартностью, переходящей порой в неадекватность, так как они не вписываются в среднестатистические рамки поведения. Поскольку общество еще не пришло к ясному пониманию, кто такие дети Индиго, люди, занимающиеся воспитанием и образованием детей, уже не один раз столкнулись с проблемой отделения одаренных детей от просто неадекватных и реально больных. И те, и другие могут в школе плохо учиться и вести себя.

У детей Индиго это происходит в силу того, что они гораздо быстрее усваивают учебный материал и им становится неинтересно, а оставшееся время они просто занимаются своими делами и не обращают внимания на учебный процесс. У детей-«разрушителей» плохая успеваемость обусловлена их низкой способностью к обучению. У этих детей много похожих черт поведения, но в своей основе они совершенно разные.

Дети Индиго понимают, что отличаются от остальных детей. Негативный смысл ярлыка гиперактивных убеждает их в том, что они действительно другие, но уже в плохом смысле. Этот замкнутый круг негативного поведения и настроения приводит к развитию депрессии и утрате веры в себя и свои способности. Часто, в связи с высокой одаренностью детей Индиго и вследствие их непонимания и неприятия со стороны родителей и окружающих, у таких детей формируется асоциальная модель поведения как во многих случаях единственная доступная им форма протеста в раннем и подростковом возрасте. Когда к ним относятся только негативно, они просто злятся, поскольку их ценность подвергается сомнению. Такое обесценивание, как и навязывание только положительных моделей поведения, в конце концов окончательно подавляет психику ребенка.

Часто они ощущают себя эдакой белой вороной, затесавшейся в стаю только черных. Не стоит заставлять ребенка поверить в то, что он в конце концов может стать таким как все. Во-первых, ему это совершенно не нужно, а во-вторых, он вам просто не поверит. Спросите Индиго, хочет ли он быть похожим на других, приводя особые примеры; скорее всего, он скажет «нет». Это — тоже его собственный выбор быть тем, кем он является. Лучше будет, если вы объясните ребенку, как он может направить свою энергию, чтобы она принесла ему пользу.

Некоторым таким трудным детям посчастливилось больше: на них обратили внимание неординарно мыслящие и неравнодушные люди — педагоги и психологи, да и в семьях они нашли больше понимания. Да, для таких детей характерна неустойчивость психики. Они могут весело смеяться и бегать вокруг стола, а уже через пару минут без всякой видимой на то причины устроиться тихонько в уголке, где их никто «не достанет», и с отрешенным видом размышлять о чем-то своем.

Неадекватное поведение ребенка вызвано не его болезнью, а болезненной реакцией на отношение к нему: сами взрослые провоцируют детский бунт, дети только борются за право оставаться самими собой.

Стандартные формулировки «золотая середина» и уж, тем более, «серая мышь» к детям Индиго просто неприменимы. Они бурно, неудержимо талантливы. Доктор философии Дорин Вертью считает: «Дети Индиго рождаются одаренными от Бога. Однако наше закостеневшее общество, привыкшее к традиционному энергообмену, душит в них таланты».

У этих детей энергии хватило бы на то, чтобы запустить динамо-машину. Но такая гиперактивность Индиго создает родителям и учителям массу проблем. Редко какой воспитатель или педагог может увлечь Индиго чем-нибудь хотя бы на полчаса, а результатом этого являются жалобы учителей на рассеянность, неусидчивость и плохое поведение на уроках ребенка. Но здесь сразу же можно привести следующие контраргументы: тот ребенок, у которого гиперактивность является неврологическим заболеванием, действительно не в состоянии долго сосредоточиваться на одном занятии. Малейшая сложность — и его внимание то и дело переключается на другой объект. Но у «новых» детей наблюдается несколько другая картина— их просто невозможно оторвать от занятия, к которому они проявляют интерес.

Трудности их не останавливают, сложные задачи для них не препятствие — это все только является для них стимулом и прибавляет азарта. Они все свои резервы направляют на то, чтобы всегда добиваться успеха. Индиго преуспевают в этом, достигая поставленной цели просто с головокружительной скоростью! Они усидчивы и сосредоточены до тех пор, пока полностью не удовлетворят свое любопытство. Дети впитывают в себя знания, как губка, особенно если их увлекает предмет, так как понимают, что его изучение может дать им более высокий уровень развития в той области, которая их заинтересовала.

Гиперактивность может действительно являться признаком некоторых заболеваний, в частности, умственной отсталости. Однако при тестировании психологами «новых» проблемных детей результаты были просто ошеломляющими — уровень их интеллекта был чрезвычайно высок даже при видимом дефиците внимания и крайней гиперактивности. Индиго оказались прекрасно развиты и знали то, что зачастую не входит в обязательную школьную программу. Психология «супердетей» еще только начинает становиться предметом научных исследований. Но даже если они и плохо воспринимают школьную программу, то все равно идут в развитии по своему, особому пути, и результат изучения предметов, которые им интересны более всего, часто оказывается гораздо выше и интереснее, чем у их одноклассников со средними показателями общей успеваемости. Если учитель «от Бога», он интуитивно почувствует таланты ребенка и обязательно найдет к нему индивидуальный подход без ущерба для процесса обучения и т. д. Человек с логическим мышлением вряд ли сможет найти общийязык с «интуитивным» и гиперактивным ребенком, каким является ребенок Индиго — он либо «сломает» его, либо запишет в «недоразвитые». Если сказать образно, то если кузнец будет пытаться учить ребенка играть на фортепьяно, можно только представить, каковы будут плоды такого обучения.

Кэти Мак-Клоски, доктор философии, принимавшая участие в исследовании детей Индиго, рассказывает о результатах психологического тестирования троих детей, направленных в общественный Центр умственного здоровья детским психологом после жалоб родителей и учителей на неадекватное поведение и дефицит внимания. Хотя на приеме ни один из указанных симптомов дети не проявили, родители по-прежнему говорили о полной неуправляемости детей.

Одну девочку безуспешно держали на риталине и сайлерте, которые обязательно прописывали детям с СДВГ. Ее родители утверждали, что никакие методы лечения и препараты ей не помогали и что девочка «всегда вела себя так». При общении с ней психолог пришел к выводу, что эта девочка не по годам мудра, ее взрослость явно отражалась во взгля-

де и словах. Сама девочка рассказывала о том, что она «древняя душа», но, кроме нее, в это никто не верил! В ходе тестирования 10, вербальные способности ребенка соответствовали показателю 129, а визуально-пространственное восприятие — 112. Чтобы эти цифры были лучше понятны тем, кто не знаком со шкалой 10,, надо сказать, что показатель ниже 69 соответствует слабоумию, 70-79 — состояние, граничащее со слабоумием, 80-89 — способности ниже средних, 90-109 — средние способности, 110-119 — уровень выше среднего, 120-129 — высокий уровень, выше 130 — высочайший уровень интеллекта. Тестирование показало, что девочка прекрасно справляется со школьной программой и по некоторым предметам оставляет далеко позади своих одноклассников со «средними» показателями. Все результаты ее тестов были намного выше, чем у ее сверстников, тем не менее девочку оставили на второй год! Но после консультации с врачами родители, убедившись в «нормальности» девочки, перевели ее в специализированную школу с индивидуальным обучением. К счастью для нее, ее родители в свое время обратились к нужным специалистам и теперь относятся к дочери как к особенному ребенку, признав ее одаренность.

Иногда формальные оценки или тесты на знание школьной программы не являются реальным показателем способностей детей. Часто дети, оказываясь в неблагоприятной обстановке или же страдая дефектами речи, стесняются демонстрировать свои знания. Многие дети, кому ставят диагнозы СДВГ, имеют на самом деле способности выше средних, и действительная проблема неуспеваемости детей заключается как раз в том, что в школе учителя не признают этого!

Часто дети, которым был поставлен диагноз СДВГ, после того, как изменилось к ним отношение родителей и преподавателей в школе, перестают нуждаться в медикаментозном лечении. Детский психолог Кэти Паттерсон считает, что если эмоциональное состояние детей после изменения моделей общения со стороны взрослых стало приходить в норму, то такие диагнозы были поставлены ошибочно! Бесспорно, есть дети с реальными неврологическими нарушениями, которых действительно необходимо лечить с помощью лекарственных препаратов, поскольку они не в состоянии сами контролировать свое поведение.

Дети Индиго являются гиперактивными «возбудителями спокойствия» и не хотят слушаться взрослых, поскольку старые методы воспитания (такие как прямые просьбы) во многих случаях просто не действуют. Наши дети — это «скрипка» — инструмент, с помощью которого можно извлечь как «крик осла», так и «божественные звуки».

В качестве примера «проблемного ребенка» я позволю себе рассказать о моем внуке. Именно он был причиной того, что я стала серьезно интересоваться проблемами детей Индиго. Моя дочь живет в Германии; впервые я встретилась со своим внуком, Данником, когда ему уже шел второй год. В шесть месяцев мальчик переболел сальмонеллезом, был очень подвижным, но худеньким и слабым, и так бурно проявлял свое несогласие, что мне было просто страшно. Мой внук впадал в истерику, когда его мама пыталась, уходя в ванную комнату, закрыть за собою дверь.

Через пару недель, наверное, в целях «экономии» своей энергии и времени, он объединил слова «мама» и «баба» в одно «бама» или «маба». Теперь каждое утро, когда он хотел, чтобы кто-то подошел к его к кроватке, он нас обеих звал одним словом. В два года он говорил полноценными фразами на русском языке, четко выговаривая все звуки. В три года Данник во всю распевал в метро песню на английском языке «», повергая в шок чопорных немцев, и, насмотревшись мультиков, которые, конечно же, шли на немецком языке, стал вставлять в свою речь целые немецкие фразы. Он с удовольствием мыл полы на кухне и довольно прилично убирал в отведенном ему шкафчике, но никак не хотел собирать свои игрушки. На занятиях в детском садике Данник наотрез отказался подчиняться требованиям воспитательницы.

Он очень хорошо считал устно, решал примеры, но учиться писать цифры совершенно не хотел. Когда он пошел в школу, учительница тоже не знала, что с ним делать — он не мог усидеть на уроках. Дочь мне звонила в слезах, не зная, что ей делать с сыном. Она сводила его к психиатру, который после обследования сказал, что ее сын выглядит вполне счастливым и развитым, но его гиперактивность может создать в ближайшем будущем большие проблемы. На глаза мне попалась книга «Дети Индиго» Ли Кэрролла.

Прочитав ее, я поняла, что наш Данник на все сто процентов попадает под категорию «трудных детей», к «элите» Индиго причислять я его не собиралась. Купив лецитин, гинго билоба и две книги Кэрролла, я переслала их дочери, посоветовав внимательно их изучить и следовать данным в них рекомендациям. Во втором классе Данника все же оставили на второй год, потому что он не хотел делать домашнее задание. Стоял вопрос о переводе мальчика в школу для умственно отсталых детей. Это его-то! Мальчик в семь лет создавал на компьютере целые картины и умел работать со многими программами, которыми я до сих пор (к своему стыду!) очень плохо владею.

Свой второй год во втором классе он провел уже в другой школе (не для отсталых детей, конечно же) и учился там выше среднего. Данник по-прежнему иногда ведет себя просто из рук вон плохо, желая делать только то, что хочет он. У него осталась проблема с почерком, хотя пишет он вполне грамотно и прекрасно говорит на двух языках. Приехав ко мне в гости, он очень удивил моих друзей своим примерным поведением и умением вести себя в среде взрослых людей. Но больше всего он любит ухаживать за животными.

В горах, где мы отдыхали, каждое утро он сам вставал в шесть часов, чтобы собрать траву для козы, покормить хозяйских кур и лошадь! С тем, о чем я рассказала, сегодня, наверное, сталкивается каждый второй родитель, и совершенно необязательно «новым» детям быть «посланцами из космоса». Современные дети — просто другие, и они хотят жить в соответствии со своими представлениями, которые им продиктовало новое время.

Статистика в России

Среди практически здоровых детей 5-6-летнего возраста примерно 50% — с минимальной церебральной недостаточностью, проявляющейся в общей моторной неловкости, нарушении мелкой моторики и речи, влияющей на успешность обучения.

Каждый третий ребенок, учащийся в простой школе, имеет небольшие отклонения в развитии, которые являются главной причиной его академической неуспеваемости. За последние 20 лет число таких детей возросло в 2 раза.

Больше 60% первоклассников относятся к категории риска школьной, соматической и психофизической дезадаптации, почти у 35% расстройства нервной системы определены, еще в детском саду. Почти треть детей в этом возрасте имеют повышенный уровень тревоги, часто они возбуждены, агрессивны, излишне капризны, с трудом подчиняются правилам, конфликтуют со сверстниками.
21 апр 2010, 14:13
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.