Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск

» » Текстуальное совпадение некоторых страниц Сионских протоколов и «Диалога»


Текстуальное совпадение некоторых страниц Сионских протоколов и «Диалога»

Сравнение Сионских протоколов и «Диалога» Жоли Сионские протоколы (1860-е г.)
«Диалог» Жоли (1864 г.)
Текстуальное совпадение некоторых страниц Сионских протоколов и «Диалога»Надо отметить, что люди с дурными инстинктами многочисленнее добрых, поэтому лучшие результаты в управлении ими достигаются насилием и устрашением, а не рассуждениями. Каждый человек стремится к власти, каждому хотелось бы сделаться диктатором, если бы только он мог, но при этом редкий не был бы готов жертвовать благами всех ради достижения благ своих (протокол №1).

Дурной инстинкт человека сильнее доброго инстинкта. Человека тянет больше ко злу, чем к добру; страх и сила действуют на него больше, чем разум...
Все люди стремятся к господству, и ни один человек не отказался бы от роли угнетателя, если бы это только было для него возможно; все или почти все готовы пожертвовать правами других людей ради собственных интересов (с.8).

Что сдерживало хищных животных, которых зовут людьми. Что ими руководило до сего времени? Вначале общественного строя они подчинились грубой силе, потом закону, который есть та же сила, только замаскированная. Вывожу заключение, что по закону естества право - в силе (протокол №1).

Что удерживает этих взаимно пожирающих друг друга зверей, которых называют людьми? В начале жизни обществ действует грубая и необузданная сила, а потом закон, т. е. опять-таки сила, регулируемая формами. Вы изучили все источники истории: всюду являются раньше права. (с.8).

Политическая свобода есть идея, а не факт (протокол №1).
Политическая свобода есть только идея относительная. (с.8)

Того, который от либеральной души сказал бы, что рассуждения подобного рода безнравственны, я спрошу: если у каждого государства два врага и если по отношению к внешнему врагу ему дозволено и не почитается безнравственным употреблять всякие меры борьбы, как, например, не ознакомлять врага с планами нападения, защиты, нападать него ночью или неравным числом людей, то почему же такие же меры в отношении худшего врага, нарушителя общественного строя и благоденствия, можно назвать недозволенными и безнравственными (протокол №1).

Государства, раз они сформировались, имеют против себя двоякого рода врагов - врагов внутренних и врагов внешних. Какое оружие употребят они в войне с внешними врагами? Станут ли генералы двух воюющих государств сообщать друг другу планы компании, чтобы облегчать друг другу самозащиту? Будут ли они воздерживаться от ночных атак, от западней, от засад, от битв с численно неравными силами... И вы не хотите, чтобы все эти военные хитрости, эти засады и ловушки, чтобы вся эта стратегия, необходимая в войне, употреблялась против внутренних врагов, против мятежников? (с.9).

Политика не имеет ничего общего с моралью. Правитель, руководящийся моралью, неполитичен, а поэтому непрочен на своем престоле (протокол №1).
Разве политика имеет что-нибудь общее с моралью? (с.10)

Наше право - в силе. Слово «право» есть отвлеченная и ничем не доказанная мысль <...>В государстве, в котором плохая организация власти, ослабление законов и правителя, обезличенных размножившимися от либерализма правами, я черпаю новое право - броситься по праву и разнести все существующие порядки и установления (протокол №1).
Да разве вы не видите, что само слово «право» отличается крайней неопределенностью? Где оно начинается, где оно кончается? (с.11)

Из временного зла, которое мы вынуждены теперь совершать, произойдет добро непоколебимого правления, которое восстановит правильный ход механизма народного бытия, нарушенного либерализмом. Результат оправдывает средства. Обратим же внимание в наших планах не столько на доброе и нравственное, сколько на нужное и полезное (протокол №1).
Все хорошо или дурно, смотря по употреблению, которое из него делают, и по пользе, которую из него извлекают; цель оправдывает средства... В государствах принцип права подчиняется принципу интереса. Отсюда вытекает то заключение, что злом может быть порождено добро, что добра можно достигнуть через посредство зла, все равно как лечат ядом или как спасают жизнь операционным ножом. Меня больше занимает то, что полезно и необходимо, чем то, что хорошо или нравственно (с.12).

Чтобы выработать целесообразные действия, надо принять во внимание подлость, неустойчивость, непостоянство толпы, ее неспособность понимать и уважать условия собственной жизни, собственного благополучия. Надо понять, что мощь толпы слепая, неразумная, не рассуждающая, прислушивающаяся направо и налево. Слепой не может водить слепых, без того чтобы их не довести до пропасти, - следовательно, члены толпы, выскочки из народа, хотя бы и гениально умные, но в политике не разумеющие, не могут выступать в качестве руководителей толпы, без того чтобы не погубить всей нации (протокол №1).

Если вы меня теперь спросите, почему я, республиканец, отдаю всюду предпочтение абсолютному правительству, то я вам скажу, что, будучи в своем отечестве свидетелем непостоянства и низости черни, ее врожденного влечения к рабству, ее неспособности понимать и ценить условия свободной жизни, я стал на нее смотреть как на слепую силу, которая в конце концов разнуздывается, если она не находится в твердой руке одного человека; я вам скажу, что народ, предоставленный самому себе, осужден на самоуничтожение (с. 12-13).

Народы прикованы к тяжелому труду бедностью сильнее, чем их приковывали рабство и крепостное право. От тех так или иначе могли освободится, могли с ними считаться, а от нужды они не оторвутся. Мы включили в конституции такие права, которые для масс являются фиктивными, а не действительными правами. Все эти так называемые права народа могут существовать только в идее, на практике никогда не осуществимой.

Что для пролетария-труженника, согнутого в дугу под тяжелым трудом, придавленного своей участью, получение говорунами права болтать, журналистами права писать всякую чепуху наряду с делом, раз пролетариат не имеет иной выгоды от конституции, кроме тех жалких крох, которые мы им бросаем с нашего стола за подачу ими голосов в пользу наших предписаний ставленников наших, наших агентов? Республиканские права для бедняка - горькая ирония, ибо необходимость чуть не поденного труда не дает им настоящего пользования ими, но зато отнимает у них гарантию постоянного и верного заработка, ставя его в зависимость от стачек хозяев или товарищей (протокол №3).

Огромные массы прикованы к труду бедностью, как некогда они были прикованы рабством. И я вас спрашиваю, какое значение могут иметь для их счастья все ваши парламентские фикции. Ваше великое политическое движение, в конце концов, привело только к торжеству меньшинства привилегированного по закону случая, когда привилегии прежней аристократии давались рождением. Какое значение может иметь для пролетария, согбенного трудом, подавленного бременем рока, что несколько ораторов могут говорить, что несколько журналистов могут писать. Вы создали права, которые для народных масс всегда останутся в состоянии голой возможности, ибо они никогда не смогут ими пользоваться (с. 39-40).

28 мар 2010, 10:29
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.