Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » Синедрион перемещается в Россию


Синедрион перемещается в Россию

Синедрион перемещается в РоссиюПосле двухсотлетнего пребывания в Германии Синедрион и идеологический центр иудаизма переносятся в районы самого большого скопления евреев - в западнорусские земли, захваченные тогда Польшей. Короли этой страны использовали евреев на этих территориях таким же образом, как арабские завоеватели использовали евреев в Испании VIII-XIV веков. Русский народ подвергался жесточайшей эксплуатации и настоящему ограблению.

Польская шляхта отдавала захваченные ими поместья в аренду евреям, а те стремились выжать из них все возможное. На откуп иудеям переходили даже православные церкви, за право открыть церковь для службы и молитвы иудеи требовали от русских людей большие деньги, оскорбляли их религиозные чувства.

После освобождения Западно-Русских земель от польской оккупации русскому народу досталось печальное наследство в виде миллионов евреев, живших обособленно от христиан и находившихся в состоянии постоянной тайной войны с ними. Фактически это было своего рода государство, подданные которого жили не по законам Российской империи, а по человеконенавистническим и расистским установлениям Талмуда. 

Именно на территории России достигла совершенства система тайной иудейской власти, осуществляющей полный контроль над еврейством и ориентированной на противостояние всем неевреям и достижение целей расовой доктрины иудаизма. Эта система тайной иудейской власти воплотилась в кагале, представлявшем собой своего рода айсберг, верхняя, официальная и легальная часть которого совершенно не отражала истинного могущества и всесилия руководивших им раввинов, получавших инструкции от Синедриона.

Кагал, отмечал русский ученый А. П. Пятковский, - такой же древний институт, как и сама Библия, но с течением времени это выросло до форм уродливых и даже прямо противоестественных - организации племенной исключительности, - относящихся враждебно ко всему миру. Постепенно в этом национальном иудейском институте сосредоточивались все дела, распоряжения и постановления по внутреннему управлению еврейскими общинами.

После рассеяния евреев по всему Земному шару кагалы стали принимать официальный характер в глазах правительств, допустивших иудеев в свою страну. Кагалы стали играть роль официальных ответственных представителей иудейских диаспор. По принципу своей организации кагалы замыкали на себя все внутренние силы еврейства, ограждали до крайних пределов свою неприкосновенность, религиозную, бытовую и обрядовую, облекая все это непроницаемой таинственностью. Г. Р. Державин, по заданию правительства изучивший кагальную систему, рассматривал ее как механизм создания тайного государства в Православном Русском Государстве.

Кагалы, по его мнению, «управляя двоякой пружиной власти, т. е. духовной и гражданской, в руках их утвержденную, имеют великую силу над их народом. Сим средством содержат они его, по-видимому, рассеянное общество, их политическое тело не только в неразрывной связи и единстве, но и в великом порабощении и страхе».

«Кагал, - утверждал в своей проповеди православный русский епископ Никандр Херсонский, - могучая многосильная машина, которая движет миллионы еврейства к тайно намеченным целям. Только слепец может не видеть, как страшна, как грозна эта сила! Она стремится не более не менее, как к порабощению мира! И, знающие, подумайте, что в последнее столетие она сделала ужасающие успехи, опираясь на еврейский либерализм, на равноправность перед законом и т. п.

Она больше и больше, теснее и теснее спутывает миллионы иноверцев, а своими она правит как машиною. Все евреи - в существе как один человек. Мы либерально рассуждаем, полезно или вредно запретить базары по праздникам. А тайная еврейская сила говорит своим: "Не сметь! Чтить субботу! Чтить закон отцов! Закон дает жизнь и силу еврейству!" И посмотрите, ни один еврей не смеет выехать в субботу из Николаева в Херсон или в Одессу.

Железнодорожные поезда пусты, а пароходство между этими великими городами вовсе прекращается. Странно и обидно для христианского народа и такого великого царства, как наше! Но какова чужеродная сила! И как она смела и решительна! Эта сила религиозная, происходящая из религиозной организации кагала».

Как писал русский ученый Алексеев, подробнейшим образом изучивший еврейский быт, «личные распоряжения и постановления кагала обязательны для каждого еврея. Если еврей служит по выбору при нееврейском судебном месте, то он обязан решать подсудные ему дела не по внушению совести или государственных законов, а по внушению кагала.

Нет таких государственных законоположений, которые стали бы выше кагала, и именно потому, что кагал действует во имя Талмуда, а тот, в свою очередь, поддерживает власть кагала. Так, Талмуд в одном месте учит: „Закон царский - закон обязательный для еврея, но это постановление касается исключительно личных выгод государей, что же касается решения судебных и административных органов, то оно никоим образом не может быть обязательным для евреев". В другом месте Талмуда говорится, что у евреев „государи - это раввины"».

Наиболее авторитетным и полным источником, дающим представление о кагальной системе иудеев, является исследование Якова Брафмана «Книга кагала. Материалы для изучения еврейского быта». Автор, сам еврей, искренне перешедший в Христианство, посвятил свою жизнь разоблачению преступного характера иудейской идеологии и «изысканию средств для устранения затруднений, с которыми евреи, желающие перейти в Христианство, встречаются на пути к этой цели».

Первое издание «Книги кагала» было полностью куплено и уничтожено иудеями. Однако это только усилило интерес к ней. Последующие издания быстро разошлись по всей России, открыв многим глаза на характер иудейской организации, ее расовой доктрины и человеконенавистнической идеологии.
Еврейское общество, писал Брафман, представляло собой систему правильно организованных учреждений с четким разграничением власти между ними. Еврейское общество, как единое целое, выполняло функции административные, судебные, духовные, учебные и союзные.

Совокупность всей власти, высшая власть общины, сосредоточена в руках асифа - общего собрания всех полноправных членов общины, называемых морейне, т. е. таких, которые получили талмудическое образование. Из этого уже ясно, что управляли еврейской общиной аристократы, ибо не получивший талмудического образования считался лицом неполноправным и не принимал участия в общем собрании общины.

Дела, подлежащие обсуждению асифа, решались по большинству голосов, но решения асифа подписывались не всеми участвовавшими в собрании лицами, а лишь семью тубами, т. е. семью почетными членами общины.

Кагал, как национальное еврейское правительство, сменившее собой местные комитеты, ставил перед собой цель сохранения иудаизма и достижения расовых задач, поставленных в Талмуде. Строго сообразуя свои действия с этой целью, кагал тем не менее усвоил одно положение, сформировавшееся на протяжении истории иудаизма: иудейство живет не внутренней мощью, а внешней силой, строгой организацией, и, когда отнимется у еврейского народа его сильное национальное правительство, иудейство перестанет существовать и обратится в исторический термин.

Каждая община получала от главного центра даиона (судью), который назначал двух старшин (зекейним) и совместно с ними составлял местное судилище (бет-дин).
Кроме бет-дина, во главе каждой местной общины находился еще комитет из семи шпарнесов (попечителей), который заведовал всеми административными и хозяйственными делами общины.

Кагал имел свое управление, известное под именем «хедер-гакагол», представлявшее собой высшее собрание, причем здание для этой цели строилось на общественные деньги. Близ этого здания помещались бетгакнесит (главная синагога) и бет-дин (талмудическое судилище), возле которого группировались другие кагальные учреждения, вроде зданий братств. В состав кагала входили разные братства и другие лица, как-то: раввин, судья и т. д.

Влияние еврейских братств на общественный и частный быт иудеев было очень велико. «Братства еврейские - это, так сказать, артерии еврейского общества, сердце которых есть кагал», «Нет общества еврейского как за границей, так и в империи, в котором бы не существовало нескольких еврейских братств, и почти нет еврея, который бы не числился членом какого-либо братства». Еврейские братства разделялись на четыре основные категории: талмудическо-ученые, благотворительные, ремесленные и религиозные, и каждая играла свою незаменимую роль.

«У каждого братства есть свои представители, свой учитель, а нередко и своя молельня. Одним словом, каждое братство в отдельности есть маленький кагал, а представители всех братств, которые большей частью принадлежат к высшему слою, все вместе образуют легион верных борцов национально-талмудического знамени, готовый всегда прийти на помощь кагалу при погоне оного за неверными отступниками и непокорными его власти и на защиту каждого индивидуума, затеявшего борьбу с неверными (гоями)». Уходящий в глубокую древность принцип организации братств впоследствии стал прообразом при создании масонских лож.

Кагал распоряжался в своем районе не как скромный общественный управитель, а как князек в своем владении. По правилам Талмуда «Хезкат ишуб» (власть кагала над территорией и населением его района), власть кагала простирается далеко за пределы всех прав какого-либо частного общества. Нееврейские жители кагального района со всем своим имуществом являются здесь какой-то свободной территорией, составляющей, так сказать, государственную или казенную собственность кагала [239] , которую он частями продает своим еврейским жителям, или, вернее (как это сравнивает один из компетентнейших авторитетов талмудического законодательства - раввин Иосиф Кулун), каким-то «свободным озером», в котором тот только еврей может ставить сети, который приобрел на то право от кагала.

На основании «Хезкат ишуб» каждый иногородний еврей, желает ли он поселиться в каком-либо новом месте, открыть ли торговлю, заниматься ли ремеслом и пр., при всех подобных случаях он напрасно будет опираться на права, которые ему предоставлены местными государственными законами. При власти кагала таковые нередко бывают или совершенно лишними, или нужны только для формы, но они никогда не полносильны, чтобы при каждом из вышеприведенных случаев возможно было обойтись без предварительной сделки с местным кагалом.

Считая нееврейское население своего района, как мы выше видели, своим «озером», кагал продает евреям части этого странного имущества на крайне странных началах. Непосвященным в кагальные таинства продажа, о которой здесь говорится, может показаться непонятной. Возьмем пример: кагал продает на основании своих прав еврею N. дом, который по государственным законам составляет неотъемлемую собственность нееврея М., без ведома и согласия последнего. Какая, спрашивается, здесь польза для покупателя?

Полученный им от кагала купный акт ведь не может поставить его к обозначенному в нем имуществу в те отношения, в которых каждый владелец находится к своей собственности? М. ведь не уступит свой дом ради того, что он продан кагалом, и у кагала нет той власти, чтобы принудить его к уступке?! Что же, спрашивается, приобрел покупатель N. на уплаченные им кагалу деньги? В ответ на этот вопрос вот что мы, к сожалению, скажем.

С заключением купчей крепости с кагалом еврей N. получил хазака (власть) на имущество христианина М., в силу чего ему предоставлено исключительное право без малейшего препятствия или конкуренции со стороны других евреев стараться овладеть этим домом, как в купных актах сказано, «какими бы ни было средствами». До окончательного же овладения оным хазака предоставляет покупателю исключительное право нанимать этот дом от настоящего его хозяина, заниматься в нем торговлей, давать деньги в рост хозяину и прочим нееврейским жителям оного и эксплуатировать их.

Но бывают случаи, когда кагал продает в эксплуатацию еврею даже лиц без недвижимого имущества. Вот слова закона относительно странного права о меропие: «Если человек (еврей) имеет в своей эксплуатации нееврея, то в некоторых местах запрещается другим евреям входить в сношения с этим субъектом и делать подрывы первому; но в других местах вольно каждому еврею иметь дело с этим субъектом: давать ему деньги взаем, подкупать и обирать его, ибо имущество нееврея - все равно что гефкер (свободное), и кто им раньше овладеет, тому оно принадлежит».

Всякий знакомый с жизнью христианского населения (западнорусских земель), писал Брафман, знал, что не было там христианина, не было такого учреждения или такой крестьянской общины, где рядом ни оказался бы еврей: фактор, шинкарь или перекупщик. Он всегда умел втереться, сделаться сначала необходимым, а впоследствии и неизбежным. Но ни отдельному лицу, ни учреждению, ни общине не известен был факт, что это вначале как бы случайное и впоследствии упорное вмешательство еврея в дела и их жизнь основано на праве, купленном данным евреем у кагала с условием исключительного бесконкурентного со стороны других евреев им пользования.

Талмуд, лежащий в основе жизни евреев, еще в древности разделил их на два резко разграниченных между собою сословия - класс управляющих, патрициев, и класс управляемых, плебеев. Вся тяжесть падала на плебейское сословие, так как отправление повинностей по круговой поруке распределялось только патрициями в кагальной избе, где заседали одни лишь патриции-морейне. И обиженный не мог пожаловаться на притеснения и искать защиты у местных властей.

Если «укажем на тот многознаменательный факт, что при таком сильном размножении у нас талмудических учебных заведений и громадном числе праздных людей, знающих Талмуд и им занимающихся, все-таки между десятками тысяч евреев, попавших в русские военные ряды в продолжение больше сорокалетнего отбывания евреями рекрутчины натурою, не попался ни один талмудист-патриций, то вряд ли нужно приводить еще доказательства», что и остальные государственные повинности, налоги и поборы ложились под гнетом деспотического кагала на еврейского плебея.

В состав кагало-талмудической системы входил бет-дин - суд, который существовал в каждой еврейской общине. Бет-дин рассматривал все дела евреев и, несмотря на то что не был облечен государственной властью, судил евреев на совершенно диктаторских правах - решительно и без апелляции.

Вот несколько параграфов из талмудического свода законов Хошен га-Мишпат о бет-дине: «Воспрещено (еврею) судиться в суде нееврейском и в нееврейских судебных учреждениях. Это запрещение не теряет своей силы даже и в таких вопросах, по которым нееврейские законы сходны с еврейскими, и если бы даже обе стороны желали предложить свое дело суду нееврейскому. Нарушающий это запрещение есть злодей; самый же поступок признается равным хулению, поношению и наложению руки на весь закон Моисея».

Бет-дин имел власть наложить на отступника нидуй (исключение из местной общины) и херем (исключение из всего Израиля) и не снимать их с него, пока он не освободит своего противника от нееврейской власти. Этому наказанию подвергался и тот, кто держал сторону отступника, и даже тот, кто употребил бы нееврейскую власть на принуждение еврея к самому еврейскому суду - бет-дину (без предварительного на то разрешения бет-дина).

Но, кроме нидуя и херема, бет-дин располагал еще гораздо более существенными способами воздействия.
Хошен га-Мишпат во второй статье говорит: «Бет-дин имеет власть наказывать плетью не подлежащего наказанию плетью, убивать не подлежащего смертной казни не с целью нарушения закона, а для поддержания его согласно требованию времени». И на основании слов закона кагал приговаривал своего ослушника к смерти («карет» - искоренению), а исполнение своего приговора поручал агенту под именем тайного преследователя.

Тайный преследователь давал торжественную присягу никогда и никому в мире не открывать, что когда-либо был тайным преследователем, и никому на свете не потворствовать, но действовать согласно данной ему кагалом инструкции, последние слова которой гласят: «В роковой час пусть разразится над ним (оглашенным) его несчастье».
А. Селянинов приводит яркий пример такого преследования и казни - «Ушицкое дело» (1838-1840), когда таким образом кагал казнил двух евреев, донесших русским властям об утайке кагалом ревизских душ и о подделке документов.

Именной Высочайший Указ по этому делу гласил: «Генерал-аудитор, рассмотрев дело, нашел, что евреи Оксман и Шварцман убиты единоверцами их за донос об утайке еврейскими кагалами значительного числа душ по ревизии; злодейство это произведено в виде законной власти, по приговору собственного их судилища, состоявшего большею частью из почетных евреев и старшин города Новой Ушицы, которые были первыми виновниками допущенного по ревизии подлога... Убийцы приняли предложение старшин беспрекословно и убили доносчиков почти всенародно, так что один из них схвачен ими и умерщвлен в синагоге во время молитвы, а другой убит на дороге». 

28 мар 2010, 10:29
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.