Последние новости
09 дек 2016, 10:42
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 8 декабря 2016 года...
Поиск



Сунда

СундаАмериканский исследователь Э. Морзе во время поездки из Иокагамы в Токио открыл в 1877 году в местности Оомори древнее поселение, окруженное кучами раковин, которые, согласно легендам, оставляли жившие здесь когда-то люди-великаны. Проведя совместно с японцами раскопки, Морзе обнаружил наконечники из камня для копий и стрел, ножи и скребки, также каменные, а главное, великолепные сосуды из глины, украшенные веревочными оттисками – по-японски «дзёмон». так, более века назад, началось открытие замечательной культуры каменного века, получившей название «дзёмон».

 

Наиболее известны ее скульптуры из глины – догу и гончарные изделия. В самое последнее время найдены образцы керамики дзёмон, возраст которых превышает 12 тысяч лет – это самая древняя глиняная посуда в мире!


 Культуру дзёмон вначале связывали с предками айров. Сейчас ясно, что связи этой культуры простираются  на  север, и на юг – от Приморья и Приамурья до островов Индонезии. Цепочка древних айнских географических наименований протягивается от Курил и Сахалина – через острова Японского архипелага – далеко на юг, к Индонезии. Спиральный орнамент айнов находит параллели в орнаменте народов Австралии и Океании. Удивительно похожи личины, выбитые на камнях Приамурья его древними обитателями, на памятники искусства аборигенов Австралии и жителей многих островов Океании. На юг уводят и мифологические представления айнов.


 «Все это говорит о существовании своего рода островного и прибрежного тихоокеанского мира родственных культур, который простирался от Австралии до Нижнего Амура и дальше до Камчатки, где также известны айнские поселения, – пишут известные исследователи культур Сибири и Дальнего Востока академик А. П. Окладников и профессор Р. С. Василевский. – Где же истоки древнейшего пласта этих культур? Есть основания полагать, что „змеиный миф“ и связанный с ним культ Змеи-Радуги или Небесного змея возникли еще у протоавстралоидов, населявших в плейстоцене материк Сунда. Этот материковый массив, ныне скрытый под водами океана, объединял большую часть Зондских островов, Калимантан, Филиппины, а возможно, Японские острова и Сахалин с Юго-Восточной Азией Материк Сунда был той зоной, где происходило формирование протоавстралоидов и их культуры. Отсюда вышли, как думают некоторые исследователи, и айны», которые, оказавшись после затопления Сунды, Ниппониды и Охотии в изоляции на островах Японского архипелага, Сахалине и Курилах, сохранили исчезнувший на Азиатском континенте древний антропологический тип.
 Первыми о затонувшей земле Сунде заговорили ученые, изучающие распространение животных и растений. «Животные Зондских островов, Малайского полуострова и Сиама чрезвычайно близки друг другу, равным образом животные Японии близки североазиатским, и едва ли можно сомневаться, что все эти острова прежде составляли южное и восточное продолжение материка Азии, – писал знаменитый натуралист Альфред Уоллес в книге „Тропическая природа“, вышедшей около ста лет назад. – Может быть, сюда примыкали даже Филиппины и Целебес, но в таком случае они должны были отделиться значительно раньше, что доказывается бедностью и уклоняющимся характером, фауны их млекопитающих.» В нашем веке были найдены уже не косвенные, а прямые доказательства существования Сунды.
 Название «Сунда» было дано по мелководному Зондскому шельфу, лежащему между островом Калимантан с одной стороны и полуостровом Малакке и островами Суматрой и Явой – с другой. Еще в 20-е годы голландский геолог Моленграаф обнаружил на Зондском шельфе затопленные речные долины, образующие единую систему с долинами рек, текущих по Суматре, Яве, Калимантану. Эта система «рек под водой» впадает в Южно-Китайское море между островами Большая Натуна и Южная Натуна. Другую древнюю речную систему, начинающуюся на суше и заканчивающуюся на морском дне, выявили профессор Г. У. Линдберг и его аспирант из Вьетнама Ле Минь Вьен, проанализировав распространение пресноводных рыб в материковых и островных бассейнах рек, впадающих в Южно-Китайское море. Эту реку они назвали палео-Меконг, ибо подводная долина, найденная на глубинах 25—100 метров вблизи устья Меконга, несомненно является его продолжением.
 Гибель Сунды, опускание ее участков, ставших мелководным шельфом омывающих Восточную и Юго-Восточную Азию морей, завершилась лишь несколько тысяч лет назад, после того как уровень Мирового океана стал близок современному. «Предки» же человека появились в этом регионе около двух миллионов лет назад: этим возрастом датируются останки древнейшего питекантропа, обезьяночеловека, найденные в Моджокерто на острове Ява. На Яве найдены и останки древнейших людей, а на других островах Малайского архипелага обнаружены примитивнейшие орудия из камня. Очевидно, что и питекантропы, и неандертальцы попали на острова по затонувшей земле Сунде, объединявшей их с Азиатским материком. По Сунде проник на индонезийские острова и «хомо сапиенс» – человек современного типа. И следы стоянок первобытного человека надо искать на шельфе омывающих острова Индонезии морей.
 Границы Сунды можно четко очертить по шельфу и его глубинам (чем глубже погружена под воду подводная материковая отмель, тем раньше она ушла на дно после повышения уровня Мирового океана в связи с таянием льдов). Уже упоминавшийся нами А. Уоллес обозначил границы Сунды исходя из данных зоогеографии. Линией Уоллеса называют в его честь воображаемую линию, разделяющую два мира – мир тропической и субтропической фауны Южной Азии и мир своеобразной фауны Австралии и Океании. Нанеся на карту районы распространения животных, типичных для Юго-Восточной Азии, Уоллес обнаружил, что восточная граница их расселения проходит между островами Бали и Ломбок, разделенных проливом в три десятка километров шириной (разница между фаунами этих островов больше, чем между фауной Японии и Англии!). Затем – Макасарским проливом – она отделяет Калимантан от Сулавеси и огибает с запада и северо-запада Филиппинские острова.
 Линия Уоллеса, водный барьер, никогда не бывший шельфом (а в ледниковую эпоху – сушей), оказался непреодолимым препятствием для наземных животных, пресноводных рыб и большинства растений. Но не для первобытного человека. Питекантропы и неандертальцы преодолеть его, правда, не смогли. Но древнейший «хомо сапиенс» попал на острова, отделенные линией Уоллеса от Сунды, – на Сулавеси и Тимор, Новую Гвинею и Малые Зондские острова, наконец, он заселил целый материк – Австралию. Впрочем, в ту пору, когда люди попали на Австралийский материк, очертания его сильно отличались от современных. Обширные пространства шельфа омывающих Австралию вод, сама Австралия, Новая Гвинея, Тасмания, лежащие возле них многочисленные малые острова и островки в эпоху последнего оледенения образовывали одно целое – «австралийскую атлантиду», или Сахул.

28 мар 2010, 10:29
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.