Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск



» » » Михайловский. Военный рассказ "Прорыв кораблей"


Михайловский. Военный рассказ "Прорыв кораблей"

Михайловский. Военный рассказ "Прорыв кораблей"Михайловский. Военный рассказ

В Минной и Купеческой гаванях, вероятно, еще никогда не было так людно, как в эти часы. Кого только здесь не встретишь! Работники Совнаркома Эстонской республики, рабочие со своими семьями, известные писатели и артисты. И особенно много военных.

Подразделения Красной Армии приходят на пирс строем со знаменосцем впереди. Усталые, потные лица бойцов. Шутка ли сказать: по две недели не выходили из боя!

Все, что происходит кругом, так странно и необычно для молодых бойцов. Они пугливо взирают на громады транспортов. По всей вероятности, многим из них никогда в жизни вообще не довелось быть на корабле. И уж, конечно, не при таких обстоятельствах думали они познакомиться с морем и совершить свое первое плавание...

С каждым часом в гавани все более людно. Посадка на трап происходит быстро и организованно. Как только трат порт заполнен -к нему подходят буксиры и выводят из гавани,, а гам дальше он идет своим ходом и занимает место, отведенное ему в отряде кораблей.

Наступает ночь, но бой продолжается.

Таллин охвачен пожаром. Древний Вышгород, окруженным крепостной стеной и старинными башнями, поросшими мхом, стоит на возвышенности, точно сказочный богатырь, среди бушующего моря огня. На башне «Длинный Герман» продолжим! развеваться красный флаг с гербом СССР.

На улицах то и дело рвутся снаряды. Красноармейцы, моряки и рабочие - бойцы истребительных батальонов - держатся на самых последних рубежах.

Раскачиваясь на волне, корабли один за другим покидают рейд, уходят в море и занимают свое место в строю. По плану штаба фронта корабли отходят в Кронштадт несколькими эшелонами.

Смотрим на город, окутанный дымом пожаров, на выстрелы корабельных орудий, вспыхивающие, как далекие зарницы, на эти башни и шпили, то открывающиеся, то вновь затягиваемые темной пеленой дыма.

Тяжело расставаться с Таллином. Но сознание честно выполненного долга наполняет наши сердца; мы держались до послед ней возможности. Мы вернемся сюда, непременно вернемся!

* * *

Транспорты продолжают выходить в море. Крейсер «Киров» и другие боевые корабли прикрывают их огнем. Настала очередь и нашей «Виронии». Портовый буксир заводит концы.

Медленно разворачивается грузный пароход. Буксир ведет его к выходным воротам, обозначенным несколькими буями. Шквал огня. Снаряды падают в воду. Фонтаны брызг вздымаются к небу.

Несколько снарядов падает невдалеке от борта «Виронии». Вода окатывает палубу. Еще удар. Корпус дрогнул, снаряд разорвался между буксиром и «Виронией». Взрывная волна так основательно тряхнула буксир, что мы все, стоявшие на палубе, уверены - перевернулся... Но водяной столб спал, и мы видим - буксир целехонек, перебиты лишь тросы. Командир «Виронии» с мостика в рупор отдает команды:

- На буксире! Заводить новые буксирные концы... Новые, говорю!..

В шуме его голос тонет, а лицо багровеет от досады.

Буксир поворачивает и снова медленно подходит к носу парохода. Краснофлотцы ловят трос и закрепляют его. Буксировка продолжается. Теперь с каждой минутой «Вирония» удаляется от места падения снарядов.

Мы идем мимо острова Нарген. Зеленый, взъерошенный как еж, с желтым песчаным берегом и громадными серыми валунами, он остается слева. Где-то в глубине зелени сверкают орудийные вспышки. Расположенные на острове, наши батареи будут стрелять, пока из Таллина не уйдет последний корабль. Затем батареи взорвут, а людей эвакуируют на катерах, замаскированных под сенью прибрежных кустов.

Внимание привлечено к Таллинскому рейду и к городу, неповторимый силуэт которого хочется сохранить в своей памяти на все то время, пока мы сюда не вернемся.

Наступает обеденное время. Собираемся в кают-компании. Сегодня в салоне среди обслуживающих стол официанток появилась новенькая приятная девушка: черные косы, тонкие, словно под резцом мастера отточенные черты лица, голубые глаза. На вид ей лет девятнадцать - не больше. Она похожа на школьницу-выпускницу.

После обеда все выходят на палубу и следят за немецкими самолетами. Их все больше и больше. Девушка с черными косами стоит рядом со мной.

- Так странно война началась... Так неожиданно...- говорит она.- Я долго решительно ничего не могла понять...

- Вы ленинградка?

- Да, я в Таллин попала совершенно случайно.

- А ваша семья где?

- Муж на фронте, дети в Ленинграде с бабушкой. Они еще совсем крошки. Я не нахожу покоя. Думаю о них... Все было так хорошо. Через два года я могла стать инженером-кораблестроителем, проклятые бандиты, что они натворили. Как перевернули всю нашу жизнь.- Глаза моей собеседницы полны слез.- Говорят, фашисты у самого Ленинграда? Неужели это правда?

- Не знаю, завтра выяснится.

Идем на восток. Острова Нарген и Вульф остались далеко позади. Впереди и в кильватер нам тянется длинный караван судов. Считаю дымы. После полусотни окончательно сбился со счета...

...Снова гул фашистских самолетов. Они вне досягаемости зениток. Сейчас по ним ведут огонь другие корабли. Голубое прозрачное небо расцвечено черными и белыми разрывами.

Очень скоро, вспарывая воду острым форштевнем и поднимая волну, на полном ходу нас обгоняет крейсер «Киров» в сопровождении лидера и миноносцев. Один вид этого стального могущества вселяет спокойную уверенность.

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.