Последние новости
07 дек 2016, 10:36
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 6 декабря 2016 года...
Поиск

» » » Рассказ о войне. Дорога в Бородухино (часть 4)


Рассказ о войне. Дорога в Бородухино (часть 4)

Рассказ о войне. Дорога в Бородухино (часть 4)Рассказ о войне

Нo чудо все же свершилось!

Рано утром, когда Вера Глебовна спускалась по лестнице, ее чуть не сбил с ног прыгающий через три ступеньки, стремительно несущийся наверх белый ком.

- Вера Глебовна! Простите!

- Эрик? - воскликнула она, не сразу узнав из-за поднятого, закрывающего пол-лица воротника полушубка соседа с верхнего этажа, погодка Андрея, который глядел на нее ошалелыми глазами, брызжущими такой неуемный радостью, что она не могла не передаться Вере Глебовне.

- Я! И живой! - воскликнул он.- И на целые сутки домой. Как мама?

- Я давно ее не видела.

- Где Андрей? Все на Востоке?

- Нет, он уже под Москвой.

- Воюет?

- Пока стоит под Малоярославцем.

- А мы под Юхновом. Может, свидимся...- он замолчал, потом внимательно посмотрел на Веру Глебовну. - Вы, наверное, очень хотите его увидеть?

- Очень. Я хлопочу насчет пропуска.

- Ерунда! Завтра поедете с нами. Я ж на машине.

- Нет... это правда? Эрик, скажите,- это действительно правда?

- Конечно, правда,- засмеялся он.

- У меня нет пропуска.

- А на кой он нужен? Проедем и так. Будьте готовы. Я вечером зайду к вам. А сейчас - бегу.- И он сорвался с места.

Вера Глебовна оперлась на перила, обессиленная свалившейся на нее радостью, все еще не веря в случившееся, боясь, что это просто какое-то наваждение, галлюцинация и что вот-вот она очнется и поймет - не было ни Эрика, ни его предложения, ей все, все просто померещилось.

Эрик зашел вечером. Возбуждение его спало, и она с удивлением рассматривала его все еще мальчишеское лицо, но со следами уже взрослой, непроходимой усталости и какой-то горькой, недоуменной, правда мало заметной, складкой у губ. Он служил на Западе, и ему довелось пройти все. Все первые кровавые, путаные, с неразберихой, с окружениями месяцы отступлений выпали и на его долю.

- Это чудо, что я живой,- говорил он.- До сих пор не верится.

Он рассказывал торопливо, но скупо, часто замолкая, задумываясь над чем-то, только ему известным, и Вере Глебовне из его рассказов все зримее вырисовывалась война такой, какая она есть, не совсем похожей па то, что авали они из сводок Информбюро.

Она захотела угостить его спиртом, но он отказался, сказав, что лучше оставить на дорогу: может, нужно будет кого-нибудь отблагодарить.

- Выезжаем в шесть утра, Вера Глебовна. Вы поедете в кузове, он закрыт тентом. Понимаете, если вы сядете в кабине, нас будут останавливать на каждом километре. Одевайтесь теплее, во все, что у вас есть. Ну, до завтра.

Вера Глебовна долго не могла уснуть. Ей стало казаться - обязательно что-нибудь случится и помешает ее отъезду: или сломается машина, или ее высадят на контрольно-пропускном пункте, или - что самое страшное - она уже не застанет Андрея в этом Бородухине.

Потом она стала думать о встрече с Андреем. Что скажет она ему? Замелькали строчки того письма от Андрея. Что же внесло смятение в его душу? И что она сможет ответить на те безответные вопросы, которые ставит жизнь и ему, и ей?

Вспомнилось письмо мужа, полученное в начале войны, в котором он написал не совсем попятное: «оберегай Андрея». От чего? От войны? Но он знает это по в ее силах. От чего же? В другом письме было такое: «Пусть Андрей не думает обо мне. То, что навалилось па страну, важнее того, что случилось со мной и тобой...»

Но Андрей любит отца, Как он может не думать о нем? И то, что он увидел, связано с отцом. Он же написал - «представив отца...»

Беспокойной, тяжелой выдалась эта ночь. Хлестал за окнами февральский ветер ало и нещадно, несколько раз постреливали зенитки, и только под самое утро утихло. И на улице, и в душе Веры Глебовны. Ведь сегодня она увидит Андрея. И это было главное...

Когда Эрик позвонил в дверь, Вера Глебовна была уже готова. Грузовик стоял у подъезда, урча прогреваемым мотором. За рулем сидел молодой красноармеец, которого Эрик строго спросил:

- В кузове все убрал?

- Так точно.

Эрик помог Вере Глебовне забраться в кузов. Там, кроме запасного баллона, стояли трофейные канистры, валялись какие-то тряпки, но в углу впереди были разостланы старый полушубок и плащ-палатка.

- В случае чего, Вера Глебовна,- вы жена нашего командира полка. Поняли? - Эрик улыбнулся, подмигнул и задернул полог тента.

Машина тронулась...

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.