Последние новости
06 дек 2016, 22:35
Сегодня, 6 декабря 2016 года, в районе между деревней Богословка и посёлком Черёмушки в...
Поиск

» » » Конец Волоколамского направления. Рассказ о войне


Конец Волоколамского направления. Рассказ о войне

Конец Волоколамского направления. Рассказ о войнеРассказ о войне

А в то время как подсчитывались трофеи Рокоссовского, среди которых были вполне исправные немецкие пушки, стрелявшие на 35 километров (немцы везли их, чтобы обстреливать Москву), с другого направления с таким же успехом продвигались к Волоколамску наши части.

Главная заслуга этой операции заключается в том, что Красная Армия не дала немцам возможности закрепиться на втором удобном рубеже по пути их бегства - на Волоколамских высотах, восточнее и западнее реки Ламы. Этот рубеж в случае успеха дал бы немцам возможность перегруппировки сил на центральном узле, где перекрещиваются рокадные пути и дороги, ведущие от фронта к тылу. «Дальше Волоколамска и Осташева мы не отступим»,- говорили немецкие офицеры солдатам.

- Наши части действовали по-суворовски, - сказал нам полковник Лизюков, руководивший операцией по взятию города.- Ни одного дня и ни одной ночи без боя. Усталость была так велика, что бойцы засыпали на снегу во время коротких привалов. Но достаточно было одного слова команды, чтобы они поднимались и шли. Тысячи мин и самовзрывающихся фугасов лежали под снегом. Смерть подстерегала бойцов на каждом шагу, на их глазах впереди, справа и слева взрывались кони, машины, а бойцы продолжали идти.

Если бы на их место поставить хваленую армию Гитлера, это наступление через минные поля и заграждения заняло бы в пять раз больше времени. Чем больше было трудностей, тем сильнее была ненависть к врагу. Особенное возмущение красноармейцев вызывало зверское отношение немцев к местному населению, картины сожженных сел, расстрелянных жителей, разграбленных домов.

Все это слилось в общую для армии и народа ненависть к захватчикам. Я видел, как женщины плевали в лицо захваченным в плен офицерам, том самым, которые стояли в их домах и убивали их детей...

Этот разговор велся через полчаса после того, как последний немецкий автоматчик был выловлен из последнего городского подвала. Бой шел в двух километрах за городом.

Волоколамск был взят согласованными действиями частей генерал-майора Короля и маневренных групп генерал-майоров Катукова и Ремизова. Решающая роль в захвате самого города принадлежит бойцам и командирам генерал-майора Короля и полкового комиссара Коровина.

Они буквально не давали вздохнуть противнику, преодолели в ночь на 20 декабря его предполье и в неожиданные для немцев сроки сорвали их план упорной обороны на рубеже Волоколамских высот.

В результате разгромлены 35, 106 и 5-я пехотные немецкие дивизии и 11-я танковая дивизия. Пленные говорят, что в дивизиях не осталось и четвертой части личного состава. «Да и эта часть состоит из обмороженных и простуженных людей,- сказал пленный ефрейтор,- они уже не вояки. Они морально раздавлены» .

Так в общих чертах выглядит «планомерный отход немцев» на зимние квартиры.

Здесь немцы сделали то же, что делали всюду. Придя в город, они согнали население в церковь, поставили против церкви танки, почти целый день держали взаперти недоумевающих и перепуганных людей. Когда их наконец отпустили и они разошлись по домам, они поняли, зачем это делалось. Все без исключения дома были ограблены. Жителям не осталось ничего. Им была оставлена одна возможность - прислуживать немецкой солдатне, развалившейся в чистеньких волоколамских домиках.

Их заставляли мыть ноги обовшивевшим немецким офицерам.

Террор начался сразу же.

Первое, что мы увидели в это хмурое зимнее утро на Солдатской улице, была виселица. Толстое бревно одним концом было прибито к опутанному проводами телеграфному столбу, другим концом к двум березам. Те, кто был повешен немцами 5 ноября, лежали на снегу с веревками на шеях, их сняли первые же бойцы, вошедшие в город. Сорок пять дней висели в центре города, на устрашение людям, восемь казненных - шестеро мужчин и две женщины,- виновные лишь в том, что не хотели видеть свою Родину на коленях перед сволочью Гитлером. Женщина, неподвижно стоявшая над телами погибших, сказала:

- Их допрашивали в моем доме. Вот этот, высокий,- их старший, он все время молчал. Их сначала расстреляли, а потом повесили. В него стреляли шесть раз, и он все не падал. А эта девушка, совсем молоденькая, на допросе сказала: «Я люблю свою Родину и умру за нее». Я не знаю, кто они, эти люди. Говорят, партизаны.

В то утро их имена еще не были известны. Скоро народ их узнает. Мы должны все запомнить, ничего не забыть.

Мы запомним утро в Волоколамске, когда город как будто приходил в себя после долгого обморока, когда дымились в центре сожженные немцами здания, когда онемевшие люди стояли перед развалинами поликлиники, где были сожжены два дня назад пленные - раненые красноармейцы...

Мы запомним маленький березовый крест с наброшенной на него серенькой кепкой. Мы видели его сегодня по дороге в Волоколамск, в деревне Бели. Здесь похоронены два тринадцатилетних мальчика, Акимов и Шильенков. Один из мальчиков бросил в немцев камнем, когда они уводили из родительского дома последнюю корову. И мальчиков убили, их расстреляли как взрослых, по всем правилам ужасной немецкой машины, с коротеньким приговором и аккуратной надписью на нем: «Приговор приведен в исполнение».

Наш народ вынес приговор оккупантам. Он приводит его в исполнение.

«Известия»,

21 декабря 1941

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.