Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » Рассказ. Павел Трояновский: значок Ленина


Рассказ. Павел Трояновский: значок Ленина

Рассказ. Павел Трояновский: значок ЛенинаУ высоты 66 смыкались части двух армий Центрального фронта - восточные скаты занимали пехотинцы 13-й армии, северные - стрелки роты старшего лейтенанта Федора Полетова, которая входила в состав 70-й армии. За высотой стоял артиллерийский дивизион, за ним были врыты в землю самоходные орудия.

 

Полетов, находившийся на фронте с первых дней войны и пришедший на Курскую дугу с берегов Волги, давно догадался, какую важную позицию вверено ему оборонять. Стыки соединений в военной науке всегда считались серьезными местами. А тут важность повышалась еще и тем, что недалеко находилась станция Поныри, через которую шел наикратчайший путь на Курск. Значит, это был пункт возможного главного удара противника при возможном его наступлении. Во всяком случае, именно так рассуждал старший лейтенант задолго до того, как это было подтверждено командованием.

 

В конце июня в роту зашел командир дивизии. Он придирчиво проверил систему огня, укрытия от огня противника, знания обстановки командирами взводов, потом долго сидел в блиндаже у Полетова. Генерал говорил:

- Я рад, что мы не ошиблись, назначив сюда именно вас. Вижу, что накопленный вами опыт использован неплохо. Сейчас главное - бдительность. Налицо все признаки, что враг вот-вот предпримет наступление. При этом один из возможных ударов обрушится на наш участок. Именно на наш, так как мы находимся на стыке войск двух армий. Силы у нас большие, поддержат нас активно и армия и фронт, но наивысшая тяжесть отражения противника ляжет на нас. Я знаю, вы не теряли время, работали с солдатами. Настроение у народа боевое, бодрое. Но все-таки не забывайте, что большинство наших бойцов по-настоящему пороху не нюхали. Пограничники - люди золотые. Однако они больше подготовлены к действиям в одиночку, чем в большом современном бою.

 

Полетов учитывал это обстоятельство. И в тылу, и тут, уже на боевых позициях, он обучал командиров взводов, сержантов, каждого солдата сложной Науке войны. Проводив генерала, снова еще и еще раз побывал во взводах и отделениях.

 

В ночь на 5 июля Полетов позвал к себе четырех коммунистов и комсомольский актив. Откровенно сказал:

- Если не ночью, то утром быть обязательно буре. Прошу поверить чуткому сердцу опытного воина. Ей-богу, не ошибаюсь: враг начнет наступать. Нас предупреждали, что надо ждать наступления. Момент подходит. Что хочу сказать: солдаты будут смотреть на нас. Будем мы храбрыми - и они будут храбрыми. Будем мы до последнего дыхания стоять за землю русскую - и их никто с нее не собьет. В общем, на нас рассчитывает партия, Родина, командование. А русский солдат никогда еще не подводил.

 

Он сделал паузу и продолжал:

- Задачи перед всеми поставлены. Не о них речь. Я уверен, что вы поняли меня. Будем настоящими большевиками-ленинцами.

Полетов кашлянул, волнение подошло к самому горлу:

- И еще одна просьба, товарищи. Вот тут у меня значок Ленина...

 

Старший лейтенант показал значок, прикрепленный к гимнастерке выше ордена Красного Знамени и медалей «За отвагу» и «За боевые заслуги».

- Мне его передал умирающий комиссар на Дону. Замечательный был человек и коммунист. Я пообещал ему донести значок до Берлина. И вот прошу: если что случится - не дать значок на поругание врагу. Сами понимаете - Ленин. Да еще по завещанию.

 

И, преодолев волнение, закончил:

- А вообще, это я, наверно, ни к чему. Кто может одолеть нас?

В первые часы сражения Полетов шесть раз информировал батальон о положении на его участке. Вот эти информации:

- По нас открыт ураганный огонь. Рота не отвечает. Ждем атаки пехоты врага.

 

- Вижу двадцать два танка. Есть машины, по контурам похожие на «тигры» и «фердинанды». Вызываю огонь противотанковой артиллерии.

- Рота несет потери. Убито шестнадцать, ранено более двадцати человек. Ведем бой с танками. Артиллерией подбито шесть и нашими силами три танка. Танки вышли нам в тыл.

- Второй взвод контратаковал противника и целиком пОгиб. Остатки первого и третьего подтянул к себе. Отражаю атаку фашистских автоматчиков.

- Прошу огонь на себя... Опять танки. Мои координаты...

- Прошу огонь на себя. Снова танки, количество трудно установить.

 

В 9 часов 15 минут связь с ротой была прервана, и три дня судьба ее оставалась неизвестной. Рано утром 8 июля тяжелая танковая бригада пробилась к высоте 66. И каково же было удивление наших танкистов, когда вдруг из-под подбитого «тигра» по вражеским автоматчикам был открыт пулеметный огонь.

 

Кто там? Чей пулемет? Откуда он взялся? В следующее мгновение из-за неприятельского танка выбежали шесть наших бойцов, с криками «ура!» они бросились вслед за отходящими гитлеровцами. Это был старший лейтенант Федор Полетов с остатками своей роты.

 

Черный от огня и дыма, с щетиной на щеках, с воспаленными от бессонницы глазами, старший лейтенант качающейся походкой подошел к майору-танкисту и сказал:

- Приказ командования выполнен. Пограничники не отступили ни на один шаг...

И упал.

 

Я не видел Федора Полетова. Он умер в госпитале от ран. И только в сентябре удалось разыскать сержанта-пограничника Ивана Шмелева из роты Федора Полетова. Шмелев, сам трижды раненный, рассказал:

- Когда стало туго, а это случилось к полудню пятого июля, старший лейтенант собрал всех оставшихся в живых, положил на бруствер окопа значок Владимира Ильича Ленина и сказал: «Поклянемся перед любимым Лениным умереть, но не отдать врагу ни одного вершка вверенной нам родной земли...»

 

И сам первым дал клятву. Федор Кузьмич сказал примерно следующее: «Я, коммунист Полетов, командир роты, уроженец Саратовской области, отец двух сыновей и одной дочери, торжественно клянусь перед образом товарища Ленина драться с врагом до последней капли крови и не отступать ни на один шаг от этого священного места, чего бы это мне ни стоило».

 

Голос командира, образ Ленина и вся обстановка так подействовали на нас, что мы, не сговариваясь, громко сказали: «Клянемся, товарищ Ленин!» А потом каждый подходил к значку, вставал перед ним на колени и давал клятву. Я запомнил клятву комсомольца Маркелова: «Дорогой товарищ Ленин, в минуту смертельной опасности мы взглянули в твои очи, чтобы узнать, что нас ждет впереди.

 

Ты нам говоришь: вас ждет победа. Ради этой победы, ради свободы и независимости любимого социалистического государства, созданного тобой и твоей партией, ради будущего Родины я, рядовой Николай Маркелов с Урала, клянусь умереть рядом с тобой, но не дать ни тебя, ни землю, тебя породившую, в поругание врагу! Клянусь!»

- Веди в атаку, командир! - обратился Маркелов к старшему лейтенанту.

 

- Тут надо с умом, ребята,- ответил Полетов.- Уж если нам суждено умереть, то надо умереть с честью.

 

- Двое суток мы кочевали по траншеям, маскируясь то под танками, то под орудиями и выбирая выгодные моменты для внезапных ударов по врагу. Вот тут-то и пригодилась нам наша пограничная выучка. Когда было светло - мы лежали порознь. Но только темнело, все собирались вокруг старшего лейтенанта и делали вылазки.

 

- Значок Ленина, который носил старший лейтенант, сейчас у меня. Я дойду с ним до Берлина.

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.