Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » Рассказ Ю. Гончаров: все ваше будет - только когда нас не будет!


Рассказ Ю. Гончаров: все ваше будет - только когда нас не будет!

Рассказ Ю. Гончаров: все ваше будет - только когда нас не будет!Это утро туманное, блеклое, еще не наполнившееся светом. Я лежу под кустом жухлого, посеченного пулями боярышника, в окопе, который я сам отрыл, впервые отрыл на войне, на переднем крае нашего фронта, который позднее в сводках, в статьях военных корреспондентов и военных документах будет назван «Курской дугой».

 

В плечо мне упирается приклад противотанкового ружья. Длинный ствол, обмазанный грязью, чтоб вороненый металл не вздумал блестеть на солнце, с кубиком пламягасителя на конце, смотрит в поле, в котором смешались желтый цвет помятых, потоптанных, полегших хлебов и черно-бурые пятна развороченной, раскиданной разрывами земли.

 

По полю, приплюснутый и широкий, покачивая выставленным впереди себя орудийным стволом, движется немецкий «тигр». Он еще далек, но от низкого рычания мощного дизеля, спрятанного внутри его многотонной стальной туши, в моих ушах точно вата, и тело, распластанное на дне окопчика, вжатое в мягкую теплую землю, чувствует глухую вибрацию почвы.

 

Долго, затаившись, молчали их орудия и танки. Почти с самой зимы. Долго готовилась и отдыхала немецкая сила для нового напора. Опять они идут на нас, опять они пробуют нашу силу. Они еще не отказались от своих надежд: опять они хотят нас смять, расплющить гусеницами, забрать себе все наше - нашу землю, наши деревни, города... Вот это поле, этот куст, под которым я лежу, яблоневый сад, что позади меня, под склоном, те хаты, что белеют стенами, выставили соломенные крыши из сизой листвы...

 

Я не спешу. Танк еще далеко. Да и бесполезно стрелять ему в лоб, спереди у него толстая броня, в ней вязнут снаряды даже полковых пушек. Но все же он смертен. Танк движется прямо и чуть наискось. Его борт постепенно открывается. Открывается, становится доступной моему ружью и его корма. А с нею и то заветное, нужное мне место, в которое можно его поразить...

 

Этот танк сделали из новой сверхпрочной стали, такой еще не было у немцев. Но и мое ружье - не то, из каких стреляли по танкам раньше. И патроны тоже - они лежат справа от меня, на куске брезента... Я еще не стрелял по немецким танкам. Только по мишеням на полигоне в оренбургской степи. Но мне почему-то не страшно.

 

Я верю своему ружью, патронам. Я волнуюсь, сердце стучит гулко, но волнение - не от страха, оно дерзкое, какое-то даже веселое, как будто для меня нет смерти, она только для врагов, для тех, кто сидит сейчас за движущейся на меня стотонной немецкой броней...

 

Рев дизеля больно жмет на уши. Слева с тугим крепким звуком ударяют противотанковые пушки увеличенного калибра. Пора!

 

«Всё ваше будет - только когда нас не будет!»

Я бросаю последний проверяющий взгляд на приготовленные обоймы, на затвор, замыкающий в стволе бронебойно-зажигательный патрон,- и приникаю глазом к прицелу...

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.