Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск

» » » Рассказ. Владимир Бахметьев: оплошность сержанта Васютина


Рассказ. Владимир Бахметьев: оплошность сержанта Васютина

Рассказ. Владимир Бахметьев: оплошность сержанта ВасютинаО штурме Кривой Горки сержант Васютин будет впоследствии рассказывать много и обстоятельно. Но сейчас вот, когда дело только-только закончилось и он по случаю ранения улегся в госпитале, Васютин не смог бы сколько-нибудь связно восстановить в памяти события даже для себя, тем более было трудно ему припомнить «все по порядку» по заказу других. Этого-то и не хотел понять корреспондент газеты Ткачев. Проникнув в палату, он уселся в изголовье раненого и закидал его вопросами.

 

Интересовала корреспондента история сержанта главным образом потому, что тот, по сообщению штаба дивизии, единолично захватил в плен немецкого полковника. О случае с полковником и должен был бы заговорить Ткачев. Но он начал издалека, с общего вопроса, как и в чем проявил себя товарищ Васютин на поле боя? У сержанта враз потускнело лицо, он не знал за собой решительно ничего такого особенного, о чем, по-видимому, ожидал услышать сотрудник газеты. В конце концов сержант держался в бою как все, - не хуже и не лучше других.

 

Да, но вот, согласно имеющимся у корреспондента сведениям, он, Васютин, в разгар наступления принял на себя командование взводом, когда осколок мины вывел из строя младшего лейтенанта...

Ткачев заглянул в свой блокнот:

- ...младшего лейтенанта Бавыкина! - вымолвил он четко.- Верно ли это, товарищ?

Сержант не отрицал факта. Но кто бы поступил иначе на его месте? Ведь люди взвода находились под бешеным обстрелом и всякая заминка угрожала срывом операции на целом участке.

 

Ткачев слушал объяснения сержанта и торопливо заносил в блокнот что-то свое.

- Продолжайте, товарищ Васютин.

 

Но продолжать Васютин не собирался. Беседа явно не клеилась. Видя это, Ткачев предложил раскурить папироски и затем, держа в одной руке наготове блокнот, а в другой папиросу, начал помогать сержанту. Сержант должен учесть, что газете позарез нужна заметка на материале Кривой Горки, а в заметке будет ценно все, что касается героического поведения бойцов. В штабе говорили, будто он, сержант, первым ворвался в траншею к немцам.

 

- Точно! Но я был не один, - отозвался Васютин угрюмо.- Со мною, локоть в локоть, дрались Савин, Грифцов, Потемкин... Еще Асан, Мухаметов Асан.

- Да, но они следовали за вами,-перебил Ткачев.-Вы увлекли за собой товарищей, не правда ли? - Он вскинул голову и протянул сержанту свою папироску, предварительно попыхав ею. - У вас потухло, прикуривайте.

- Некурящий я,-сознался сержант и, упершись локтем в подушку, долго искал вокруг себя, куда бы уложить обугленную с одного конца папиросу.

 

Он был бледен, на лбу, на впалых щеках, даже на верхней губе его проступили капельки пота, а в серых глазах с расширенными, как бы набухшими зрачками залегла пасмурь. И все время он беспокойно оправлял на себе одеяло. А Ткачев проворно водил в блокноте карандашом и напористо, баском, приговаривал себе:

- Итак, следуя за огневым валом нашей артиллерии, пехота приблизилась к немецким укреплениям, а когда артиллерия перенесла огонь в глубину, сержант Васютин первым со своими бойцами ворвался во вражеские траншеи... Вы что-то сказали, товарищ сержант?

- Нет, товарищ старший лейтенант, я молчу.

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.