Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск



День и две ночи. ВОВ

День и две ночи. ВОВДень и две ночи. ВОВ

Лишь часам к одиннадцати или двенадцати выбрались мы на шоссе у Чубукова, и картина, открывшаяся нам, могла только повергнуть в уныние: по самому шоссе и по обочинам, всячески прижимаясь к дубнякам и березнякам, двигались сплошным потоком отступающие войска - артиллерия, машины, обозы, кухни, пехота. Со стороны казалось, что потоком этим никто не управляет, а хлещет он сам, как вода из пробитой плотины, и ни остановить его, ни направить в разумное русло невозможно.

- Драпают, - еще стесняясь этого слова и ужасаясь его смыслу, сказал я.- Драпают, а мы что же?

- Кто драпает? - неожиданно суховато переспросил лейтенант.

- Да вот...

- Нет, это отход по приказу. Когда драпают - там каждый сам по себе, куда глаза глядят. А глаза глядят, но не видят...

На выезде из Чубукова нас остановил капитан погранслужбы, спросил, куда едем, потребовал документы. Сказал:

- Зря едете. И груз тащите зря.

- Фронт далеко?

- Он движется, фронт. Смотреть умеете?

- Мы все же поедем,- сказал попутчик.

- Мое дело - предостеречь.

- Не тому дождя бояться, кто в воде по горло, а? Поехали...

По правде сказать, я уже стал раскаиваться: и покупок лишился, и часть найти в таких условиях невозможно, и, по всей вероятности, аэродром, который якобы должен находиться впереди, не более как химера. Уж на это и моей сообразительности хватало! Однако говорить попутчику я ничего не стал: чувствовал, что переубедить его не удастся, а остаться одному, примкнув к отступающим, лишиться товарища и последней, хотя бы мифической, цели было даже страшнее, чем двигаться вперед. К тому же спокойная езда почти тут же и кончилась, и началась цепь происшествий, в которых я никакой самостоятельной роли не играл, был бычком на веревочке.

Началось с того, что на подъезде к мостику через небольшую речонку мы заметили, как идущую на подъем дорогу словно бы разметают гигантской метлой машины притирались на обочине, люди, как листья под ветром, сыпались в кюветы. Шофер наш первым оценил щекотливость положения - машина находилась у моста, самого соблазнительного места для бомбежки,- и кинулся в лес направо. Мы с попутчиком, побросав вещмешки, побежали налево - я по лугу, поближе к речке, он подальше, по низкорослому дубняку.

Самолетов мы все еще не видели, они шли низко над лесом, по по гулу можно было догадываться, что их много. Мы уже отбежали шагов на пятьдесят, когда раздался грустный, какой-то по-осеннему тоскливый свист фугасок. Не рассудочно, а почти кожей, физически ощутив близость бомб, я ткнулся в побуревшую травку, почувствовал влажный запах торфа и трёфоли, закрыл щеки брезентовыми зелеными рукавицами с двумя пальцами па каждой. Затем страшный удар сотряс почву, краем глаза не успел увидеть, как земля разверзлась и стала дыбом, вверху что-то лязгнуло и заскрипело,- или это мне показалось? Больно стукнуло в спину, и я с последней мыслью, что всему конец, провалился в коричневую болотную тьму...

Очнулся я лежащим на спине, в глаза больно ударил синий свет из облачных промоин. Самолеты - а их было около тридцати - еще выли поблизости, а мой попутчик отирал мне лицо куском бинта. Увидев, что я открыл глаза и пришел в себя, сказал:

- Совсем тебя торфом завалило и сучьями закидало, только сапоги и торчали наружу. Ран нет, я уже просмотрел, но малость приконтузило.

- Странно, что не убило.

- Ничего странного - все по закону. Бомбы упали почти рядом и кучно, но глубоко ушли в торф. И оказался ты в мертвой зоне для осколков.- Забеспокоился: - Кто-то бежал почти рядом справа от меня, а не видно.

Может, ушел?

Нет, я присматривался. Вставай-ка, и пошли искать. В голове у меня шумело, как на праздничном базаре, издалека звонил какой-то колокол, но жить было можно. Приходилось только отирать платком кровь, сочившуюся изо рта и носа,- она была неприятно солоновата и щекотала. В редких молодых дубках мы нашли сержанта, совсем молоденького, с пушком на щеках. Пилотка свалилась, ветер лоснился по русому ежику головы, вещмешок с какими-то мазутными пятнами сбился на шею. Он был без сознания, подплывал кровью - крупный осколок попал в бок чуть выше бедра.

- Не успел вовремя лечь, - вздохнул попутчик.- Я займусь им, а ты беги искать врача, там недалеко от нас я санитарную машину видел. Поскорее!

Санитарную машину я нашел, по в ней никого не было: самолеты все еще обстреливали дорогу. Стал кричать. Из березняка,

стряхивая с гимнастерки желтые и красноватые листья, вышли майор медицинской службы высокий, с длинной жилистой шеей и при всем том с брюшком, уверенно круглившимся под плохо затянутым ремнем, и сестра, невысокая, круглолицая и румяная - яблоко с глазами

- Возьмите носилки и несите его сюда,- приказал врач, узнав о раненом.   Так быстрее будет.

- Может, и не схожу?  -спросила сестра.

- Иди.

- Меня зовут Топя,- представилась она, едва мы перешли кювет. Доктор у нас толковый, вы не беспокойтесь. Только пистолета не носит, а без пистолета какой военный, верно? Вот вы при пистолете - другое дело.

- Давно на фронте?

- А мы на фронте и не были, только приехали - отступать приказали.

Раненого, который так и не приходил в сознание, втроем донесли до машины.

- Шок,- сказал майор.- И ранение серьезное. Тоня, йод, шприц, бинты - живо! А вы, лейтенанты, можете двигаться.

- Будет жить сержант?

- Прооперируем - увидим. Топайте по своим делам, привет!..

Над дорогой снова шли самолеты. Лицо сестры побелело от страха, черные глаза округлились, как две залитые тушью буквы «о», но хлопоты она свои продолжала. Врач уже не обращал внимания ни на трескотню, пи на нас. Мы пошли к машине, а когда примостились снова в кузове на взрывчатке, попутчик сказал:

- Вовремя нос в землю сунул, иначе имел бы дырки в голове. Практику где проходил?

- В Смоленске, в Ярцеве и в других местах.

- Опыт - вещь! Вот наберемся - попищит у нас фриц!

- Думаешь, и отступаем потому, что опыта не хватает?

- Ну, не совсем так просто, но отчасти и так. Немцы до нас кое-чему в Европе научились, а у нас и кадровики практиковались только на мишенях. Полигонная психология! Такому всегда кажется, что каждая пуля и снаряд в него летят, каждый самолет его персонально ищет. На себе испытал. А привыкнет - и не так страшен черт. Немца живого вблизи видел?

- Парашютиста пленного. По улице вели. С кипрским загаром, сволочь, картинно шел, как на параде.

- Вера у них в себя есть! А в общем, ничего особенного, тоже на двух ногах ходят. И пуля хорошо берет. Когда я от самолета в лес чесал, за мной один покатился - из десанта на танке. Шустрый на ногу. Мундирчик расстегнут, грудь рыжей волосней наружу. Из автомата посыпает, кричит что-то. Я чувствую - вес у меня побольше, не уйти. Прилег за сосной, подождав малость, и стукнул из пистолета. Результат обыкновенный - свалился. Другие же и гнаться перестали, поостереглись... Ничего, при выдержке бить можно!

- Это, наверное, приятное сознание - самому убить врага.

- Ничего, между прочим, интересного. Не о нем, а о себе думаешь. А он как наваждение, если бы можно было крестом откреститься, и стрелять не стоило бы. Но, как говорил Старо-иванников, на погосте живучи, всех не переплачешь.

- Это не Староиванииков, а Лесков.

- Разве? Тоже умен был!

За железнодорожным переездом, где нас накоротке еще раз пробомбили, свернули вправо и мимо какого-то заводика, по дороге в густой еще зелени ракит попали прямо на край полевого аэродрома. Шофер на полуторке сразу же уехал, мы с лейтенантом остались. Отсюда, с Края аэродрома, открывалось много любопытного. Левее, к Верее, и правее, к Боровску, далеко, насколько хватал глаз, лежали темно-серые пятна полей среди рощиц, словно бы выполненных из старой бронзы - желтизна с прозеленью. Среди них в разных местах поднимались одинокие столбы дыма - горели села. Еще дальше, у края горизонта, все было затянуто пылью, копотью, будто на земле всей тяжестью осела грозовая туча, в которую пикировали самолеты - и наши и немецкие. Оттуда шел ровный, напористый гул.

Примечательно выглядел сам аэродром. Над ним не спеша, переваливаясь с крыла на крыло, барражировала «рама», не обращая никакого внимания на очереди одинокого пулемета, проходили по шесть и девять штук немецкие бомбардировщики. Но зениток наших не было. Не было и ни одного самолета в воздухе. Зато слева, у края аэродрома, около выключенного шлагбаумами куска дороги, стояло около полутора десятков новейших истребителей.

- Интереснейшие дела! - присвистнул мой попутчик.-Что у них тут, выставка? Действовать так могут только сумасшедшие или предатели.

Справа, в тени берез, шла погрузка имущества на грузовики. Попутчик мой раздраженно спросил, где начальник, и младший лейтенант молча показал на землянку невдалеке. Возле нее на обрубке бревна сидел, подперев щеку рукой, подполковник, осунувшийся, небритый, словно изжеванный. Сначала он даже не заметил нас, не ответил на приветствие, и только когда попутчик мои заговорил, спрашивая о своей части, порывисто, словно спросонья, вскочил:

- А? Лейтенанты... Чем могу служить? Летать умеете?

- Нет.

- А нет-так и катитесь своей дорогой.

- Я авиатехник,- спокойно, хота глаза ого сузились и стали злыми, сказал мой попутчик. И хотел бы узнать, почему не летаете. Истребители неисправны?

- Исправны,- отходи от раздражения, махнул рукой подполковник.- Исправны. Только .печать некому. Вчера так на земле накрыли нас, что... Он горько покачал головой.- Запросил вот, жду. Гадай, когда летчики прибудут. Может, с минуты на минуту, а может... А немец прет... И обратите внимание: эти по аэродрому прямо брюхом ползают, но самолеты не бомбят и не обстреливают. Почему?

- Ясно почему,- кивнул попутчик.- Ясно... Может, по земле их увести? Грузовиками?

- Смотри, умник какой, без тебя не додумались! На чем уводить? Грузовики где?

- Вон с передовой сколько идет.

- Ага, идет - на четверть километра левее. Мы тут в свое время дорогу отключили, шоферы проложили прямую через поле, и теперь их завернуть сюда никакой силой невозможно. Из пекла вырываются, на поле немецкие самолеты гоняют, смерть в глазах пляшет, вот и прут, ни на что не глядя. Я сам пробовал завернуть, пистолетом грозил - не помогает...

Попросив разрешения, попутчик тоже присел на бревно, смотрел отрешенными глазами, как суется носом в березняк «рама», выискивает, вынюхивает. Над Вереей и Боровском все так же стояла туча дыма и копоти, а с юга натягивало другую, натуральную, с аспидными отсветами.

- А давайте еще раз попробуем,- вдруг сказал он.- У нас сапер есть, - кивнул он на меня.

- Сапер не пограничник. Пограничника бы.

- Сапер лучше. Заминируем ту дорогу и сделаем объезд сюда.

- А мины где?

- Мин и не надо. Покопаем малость, поставим указатели объезда. Конечно, многие шоферы в Финляндии поднаторели, проверить могут. Но раз тут сапер, какой разговор...

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.