Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » Александр Поляков. Из дневника военного корреспондента. В тылу врага


Александр Поляков. Из дневника военного корреспондента. В тылу врага

Александр Поляков. Из дневника военного корреспондента. В тылу врагаИз дневника военного корреспондента

27 июня

Прошло 5 дней войны! Моя родина, мой парод ведут великую отечественную войну с гитлеровскими бандитами. События проносятся бурей. В эти дни я не вел подробных записей, кроме мелких пометок в блокноте.

События и эпизоды фронтовой жизни поражают своей грандиозностью. Но чем грандиознее события, тем короче мои записи в блокноте.

Утром 26-го я записал: «Опушка леса. Тригонометрическая вышка. Танковый бой. Марков бил в упор. Щука сказал: «Прищемить им хвост».

Вот и все, что я успел записать в тот день. Больше не прикасался к перу. Только сегодня вечером я получил наконец возможность взяться за дневник.

...Итак, прошло пять дней с момента, когда гитлеровские орды ринулись на пашу землю. Война застала меня в одном из гарнизонов Западного особого военного округа. Я находился в служебной командировке. Через несколько часов после начала войны я разговаривал с редакцией и получил приказание немедленно отправиться на фронт специальным военным корреспондентом.

В тот же вечер я выехал в расположение части, которой командует Галицкий. Высокий человек, с крупными, правильными чертами лица, выслушал мой рапорт о прибытии и коротко сказал:

- Ну что ж, воюйте с нами.- И, обратившись к начальнику штаба, тоном приказа добавил: - С нашей частью будет корреспондент.

Я понял, что «церемониал» встречи закончен и можно приступать к работе.

Что же произошло за эти 5 дней. Расскажу очень коротко.

Мы шли к границе навстречу немцам. Непрерывно действуют наши разведывательные подразделения. Стычки происходят каждый день. Идет разведка боем. Поговорить с командиром части не удалось. Но по всему видно, что он хочет взять боевую инициативу в свои руки. Беседовал с начальником штаба. Данные разведки говорят о том, что на этом участке фронта неприятель не ждет большого сопротивления.  Видимо,  Галицкий готовит им «сюрприз».

26 го наши передовые отряды столкнулись с фашистами. Этот день нельзя забыть. Перед моими глазами развернулась грандиозная картина встречного боя. На нас напоролась средняя колонна фашистской танковой армейской группы во главе с 19-й панцирной дивизией. Товарищ Галицкий действовал решительно. Он немедленно ввел в бой все силы. Наша часть полностью вступила в сражение, имея перед собою фронт шириною в 30 километров.

Закованные в железо и сталь фашистские бандиты ведут наступление в направлении города М. Боевая задача: любой ценой сдержать и отразить натиск танковой колонны. От бойца к бойцу, от сердца к сердцу пролетал приказ:

- Ни шагу назад! Вперед, на врага!

...Впереди меня в 300 метрах батарея кинжального действия Попова. У нее самая жаркая работа, она на дороге. К ней мчится штук 30 танков.

- Беглый! Прямой наводкой! - еле успевает скомандовать Попов. Орудия заглушили его команду...

На батарею Попова прорвалось около двух десятков танков. Они прочесывают огневую позицию Попова, и Попов прочесывает их. Батарейцы ворочают орудия, бьют в упор.

Прибегаю к ребятам сразу после схватки с танками. Несколько человек ранено, убит наводчик Галкин. Остальные бойцы, законченные дымом, опаленные огнем, с запекшейся кровью на лицах, стоят среди настоящего кладбища танков. 18 черных сожженных танковых скелетов валяются между орудиями.

- Чья это работа, кто сколько сбил? - спрашиваю у Попова. Старший лейтенант не спускает глаз с дальней опушки леса,

откуда должна выскочить очередная группа фашистских танков. Его смуглое лицо горит возбуждением боя.

- Счет у нас общий, - не оборачиваясь, отвечает Попов...

Два дня шел этот бой. Но сегодня к вечеру обстановка изменилась. Фашисты, бессильные взять нас в лоб, начали обходный маневр, обтекая нас со всех сторон. Они решили не застревать здесь, а двигаться вперед, рассчитывая покончить с нами позже.

Несколько минут тому назад вражеские самолеты сбросили листовку: «Вы окружены со всех сторон. Ваше положение безнадежно. Сдавайтесь в плен». На обороте листовки напечатана схема нашего окружения.

Галицкий внимательно изучает немецкую схему.

- Ну, что же, за ориентировку спасибо, - говорит он спокойно и приказывает командиру разведывательного батальона майору Щуке проверить схему разведкой.

Поздно ночью Галицкий собрал на летучку командный состав. Мы оказались во вражеском тылу,- жестко прозвучали его слова.- Прямо и открыто сказать это сейчас же всем бойцам. Никакой паники! Коммунисты и комсомольцы задают всем тон своим примерным поведением...

Мы в тылу у врага... Я повторяю про себя эти слова, стараясь освоиться с неожиданной новостью. Светлая ночь. Я вглядываюсь в лица. Командир артполка Бородин не спускает глаз с Галицкого. Этот темпераментный человек весь день громил из орудий фашистские танковые колонны - он навалил целую гору из гусениц, колес, продырявленной брони... О чем думает он сейчас?

Спокойно лицо подполковника Пасюкова. Расчетливый, предусмотрительный командир, он что-то подсчитывает про себя, прикидывает, его не застанешь врасплох... Майор Щука горит от нетерпения,- вот когда придется поработать его разведке! И постепенно я проникаюсь спокойствием и уверенностью в благополучном исходе... С такими людьми не страшно никакое окружение.

- Мы с честью сражались во имя нашей родины,-продолжает Галицкий,- неужели мы дадим себя истребить в окружении проклятым фашистам?!

- Ни за что! - дружно отвечаем мы все разом.

- Так слушайте! Мы будем с боями отходить в сторону фронта на соединение С Красной Армией. Сегодня мы переходим на положение части, действующей в тылу врага. Отныне мы будем действовать партизанскими методами. Будем вредить фашистам на каждом шагу, не давать им покоя ни днем, ни ночью, изматывать и бить нещадно. А для этого необходимо...

Галицкий пункт за пунктом излагает законы нашей новой жизни - «законы Галицкого», как мы назвали их потом.

Никто не имеет права употреблять слова «говорят», а только- «сам видел». Беспощадно бороться с болтовней и паникерскими слухами.

Пищу делить поровну. Кормить в первую очередь разведчиков и раненых. Этот закон особенно нравится Щуке.

Экономить патроны, стрелять только по видимым целям и в упор!

За куренье ночью под открытым небом - расстрел!

...Выходим из блиндажа. Чувствуется, что все стали как-то ближе друг к другу.

Ночь на исходе. Шумит лес. Укладываясь на землю лицом к звездному небу, я долго не могу уснуть...

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.