Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » Недостатки и неиспользованные возможности разведывательной работы партизан


Недостатки и неиспользованные возможности разведывательной работы партизан

Недостатки и неиспользованные возможности разведывательной работы партизанНесмотря на огромный размах разведывательной работы партизан и ее выдающееся значение для боевой деятельно­сти партизанских отрядов и соединений, а также операций Красной Армии, в этой работе имели место и недостатки, и неиспользованные возможности.

Крупнейшим недостатком было отсутствие у партизанской разведки технического вооружения. Она не имела средств радио­перехвата, телефонного подслушивания, портативных фотоаппа­ратов, не говоря уже об аппаратах для фотографирования ночью. Партизаны легко преодолели отсутствие приборов для телефон­ного подслушивания, однако они не смогли организовать под­слушивание обмена сообщениями по кабелям связи между глав­ным командованием и штабами армий и групп армий.

Одиннадцать раз в течение войны партизаны вскрывали в разных местах подземный кабель германского командования ставка - фронт и вырезали куски кабеля, чем, конечно, зна­чительно затрудняли связь. Куски вырезанного кабеля как образцы доставлялись даже в Москву. Это говорит о том, что партизаны имели возможность организовать систематическую запись каблограмм германского главнокомандования, фрон­тов и армий, значение этих записей было неоценимо. Одна­ко эта возможность была упущена из-за отсутствия средств записи.

Упущенной возможностью следует считать также то, что партизанская разведка не практиковала перехват, дешифровку и использование данных радиосвязи противника.

Немецкая служба радиоперехвата считала, что перехват радиограмм и радио-переговоров, проводившихся в сетях стрелковых полков и танковых частей, не имел смысла, так как обстановка на фронте постоянно менялась, а расшифров­ка требовала времени, и ценность этих всегда запаздывавших материалов оказывалась ничтожной.

Ввиду этого радиосвязь между расположенными на окку­пированной территории частями и штабами противника про­изводилась по упрощенным кодам и таблицам, легко подда­вавшимся дешифровке. Естественно, радиостанции этих ча­стей не могли не интересовать партизанскую разведку - для партизанского движения данные радиоперехвата представля­ли бы колоссальный интерес.

Например, в соединении Ковпака перехватывались и дешиф­ровались радиограммы венгерских частей, боровшихся против партизан. Всего было дешифровано несколько сот радиограмм.

Белорусские партизаны перехватили и дешифровали более 500 радиограмм частей, расположенных в районе Брест - Ба-рановичи, в том числе радиограммы, шедшие через радиоузел 143-й запасной дивизии, занятой борьбой с партизанами. Другие примеры неизвестны, но и эти говорят о том, что, если бы радиоперехват и дешифрование были организованы в системе партизанской разведывательной службы, результа­ты были бы значительными.

Другим крупнейшим недостатком было нарушение прин­ципа строгой специализации работы разведывательной аген­туры. Дело обстояло таким образом, что разведчику, работав­шему в городе, гарнизоне или учреждении врага, поручали выполнять множество других самых разнообразных заданий, и ценнейшие разведчики иногда, не будучи разоблаченными в разведывательной деятельности, погибали или оказывались пойманными при распространении листовок или при попыт­ках достать что-либо нужное партизанам.

Разведчики приносили в партизанские отряды бумагу, ти­пографские краски, шрифты, медикаменты, пишущие ма­шинки, переводили и уводили людей, распространяли про­пагандистские материалы.

Погибшая разведчица Таня из бригады Ливенцева на про­тяжении двух лет обеспечивала связь бригады с подпольны­ми партийными организациями и резидентурами Бобруйска.

Каждый раз ей давали пачки партизанских газет, листовок, которые она разбрасывала в городе, лично расклеивала на зданиях гестапо, полиции и других городских учреждений. За ее поимку гестапо объявило крупную сумму денег. В 1943 г. Таня увела из бобруйского восточного запасного полка РОА взвод музыкантов в составе 3D человек.

Минская разведчица Оля наряду с разведывательной ра­ботой передала партизанам более 180 кг медикаментов, более 15 кг хирургических инструментов, аппарат Боброва, около 200 кг писчей бумаги и т. д.

Многих командиров недостаточно заботила возможная судьба разведчика. Они позволяли знать работавшего развед­чика большому количеству партизан, посылали на связь к нему разных лиц, допускали появление разведчика днем в отряде, когда его могли видеть многие, записывали, не шиф­руя, фамилии разведчиков в записные книжки.

В конце 1941 г. был убит командир партизанского отряда Брянский. После войны из документов гестапо стало извест­но, что немцы у убитого взяли записную книжку, в которой значились фамилии людей, поддерживавших партизан и со­общавших в отряд о немецких агентах и изменниках. Все эти люди были расстреляны после зверских истязаний.

Один из участников минской подпольной организации профессор Б. Клумов, работавший в больнице, погиб, буду­чи выданным партизанским связным, получавшим от Клумо-ва медикаменты для отряда.

В некоторых случаях не проявлялась забота о своевремен­ном перемещении разведчиков, когда их дальнейшая работа становилась явно опасной.

Крупнейшим недостатком также было отсутствие у разве­дывательных групп и резидентур портативных радиоаппара­тов ближнего действия, по которым они могли бы, получая срочные и важные разведывательные сведения, передавать их в штаб отряда или бригады. Получалось так, что передать эти сведения из отряда или бригады в Москву было намного лег­че, чем пронести их из города и гарнизона врага в отряд или находившуюся где-либо поблизости разведывательную груп­пу. Это приводило к удлинению сроков поступления сведе­ний и стоило жизни некоторым разведчикам.


18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.