Последние новости
07 дек 2016, 10:36
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 6 декабря 2016 года...
Поиск

» » » Борис Зубавин. Сталинградский плес


Борис Зубавин. Сталинградский плес

Борис Зубавин. Сталинградский плесЗубавин. Сталинградский плес

Все поняли, что стряслась беда, когда Иван Никитич распахнул дверь и с порога в нетерпении закричал:

Давайте на низ и на верх... чтоб закрывали... чтоб пи один пароход! Оставив дверь отворенной, он оттолкнулся от косяка и исчез в темноте.

Он прибежал в колхоз, там ему немедленно дали лошадь, т.п.ко без седла. Когда конюх вывел ее из стойла, она еще сонно жевала. Конюх посветил ей на морду фонарем, лошадь зажмурилась и отвернулась от света. Иван Никитич навалился животом на ее сытую спину. Конюх светил ему сбоку фонарем. Лошадь тронулась, вышла из полосы света на дорогу, и Иван Никитич погнал ее в темноте, взмахивая растопыренными локтями.

Ныло ясно, что выброшены две мины. Он хорошо понимал, что это значит. Но диспетчер, которому он доложил о случившемся из Старицы по селектору, стал зевать и откашливаться. Л он рассказал диспетчеру, как услышал сперва звук немецкого самолета п выбежал к реке. Самолет, летевший вдоль Волги, низко прошел над его головой. Иван Никитич услышал металлический визг и после этого тяжелые всплески воды. Он хорошо заметил, где это было. Одна мина упала под створами, а вторая недалеко от верхнего белого бакена. Но диспетчер ответил ему:

Жди, пока придет пароход «Маяк». Он во Владимировке пока стоит. А утром ты сам попробуй поискать их.

Как-то вы чудно отвечаете, - сдерживая нетерпеливую злость, сказал Иван Никитич. - Чем я, багром, что ли, буду их искать?

Но по селектору не ответили.

Уже занималась заря, когда он вернулся к себе па участок. Он но пошел домой, а сел на берегу и неторопливо скрутил большую папироску. Табак был крепок, и он закашлялся, хватив слишком много дыма. Оттуда, где он сидел, было хорошо глядеть па могучую и сонную реку, и он видел, как соседние участки зажгли запретные огни, перегородив фарватер.

Вверху скопилось три пассажирских парохода. Там было тихо. А внизу дымил и шипел буксир. Его грязный и тяжелый дым, вываливаясь клубами из трубы, тут же падал к воде. Сзади бук сира глубоко сидели две баржи, похожие на большие корыта.

К Ивану Никитичу подошла ого жопа и молча, устало села рядом. Видно, она тоже не спала этой ночью.

- Что же теперь?    тихо спросила она, глядя на реку.

 

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.