Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » Из материалов судебного процесса о зверствах немецко-фашистских захватчиков


Из материалов судебного процесса о зверствах немецко-фашистских захватчиков

Из материалов судебного процесса о зверствах немецко-фашистских захватчиковИз материалов судебного процесса о зверствах немецко-фашистских захватчиков на территории г. Харькова и Харьковской области в период их временной оккупации. Харьков, 15 декабря (ТАСС). Сегодня в гор. Харькове в Военном трибунале 4-го Украинского фронта началось слушание дела о зверствах немецко-фашистских захватчиков на территории гор. Харькова и Харьковской области в период их временной оккупации.

Обвинительное заключение подробно воспроизводит чудовищную картину массовых убийств и истязаний ни в чем не повинных советских людей, которые были тысячами уничтожены немецко-фашистскими извергами, временно оккупировавшими город Харьков и Харьковскую область.

...Является установленным, что всю полноту ответственности за массовые убийства и злодеяния, учиненные немецко-фашистскими захватчиками в период временной оккупации города Харькова и Харьковской области, за пытки и массовое истребление мирных жителей, за расстрелы и умерщвления путем удушения окисью углерода в специально оборудованных автомашинах «душегубках», за сожжение и другие виды уничтожения ни в чем не повинных советских людей, в том числе женщин, стариков и детей, несут руководители разбойничьего фашистского правительства Германии и верховного командования германской армии.

Установлено также, что в преступлениях, явившихся объектом расследования по настоящему делу, принимали непосредственное участие нижеследующие командиры и начальники немецких воинских, полицейских и карательных организаций:

командир дивизии СС «Адольф Гитлер» обергруппенфюрер Дитрих;

командир дивизии СС «Мертвая голова» группенфюрер войск СС Симон;

начальник харьковской зондеркоманды СД штурмбаннфю-рер Ханебиттер;

начальник группы германской тайной полевой полиции города Харькова комиссар полиции Кархан;

начальник 560-й группы ГФП при штабе 6-й германской 488 армии комиссар полиции Мериц;

заместитель начальника группы германской тайной полевой полиции города Харькова секретарь полиции Вульф.

Наряду с ними виновными во всех этих зверских злодеяниях являются участники преступления, привлеченные в качестве обвиняемых по настоящему делу сотрудники военных, полицейских, разведывательных и карательных органов немецкой армии - Рецлав Рейнгард, Риц Ганс, Лангхельд Вильгельм, а также их пособник, изменник родины Буланов Михаил.

Конкретная преступная деятельность названных лиц выразилась в нижеследующем:

Рецлав Рейнгард, являясь чиновником германской тайной полевой полиции в Харькове, вел следствие по делам ряда арестованных советских граждан, вымогая у них показания путем нечеловеческих истязаний и пыток и фальсифицируя в отношении их заведомо искусственные обвинения. Составил заведомо вымышленные заключения о том, что трое арестованных якобы сознались в антигерманской деятельности, и умышленно вписал в эти заключения 25 человек - рабочих Харьковского тракторного завода и Харьковской городской электростанции.

На основании его заключений эти рабочие были арестованы и в дальнейшем из них 15 человек были расстреляны, а 10 умерщвлены посредством «душегубки». Неоднократно лично погружал в «душегубку» советских граждан, убив таким образом еще до 40 человек. Сопровождая «душегубку» к месту разгрузки на территорию Харьковского тракторного завода, принимал непосредственное участие в сожжении трупов удушенных.

Риц Ганс, являясь заместителем командира роты СС при харьковской зондеркоманде СД, принимал участие в истязаниях и расстрелах мирных советских граждан.

В июне 1943 года участвовал в массовом расстреле ни в чем не повинных советских людей в районе деревни Подворки, близ Харькова. Участвовал в допросах арестованных зондеркомандой СД. Лично избивал их шомполами и резиновыми палками, добиваясь получения от них заведомо вымышленных показаний о проводимой якобы ими антигерманской деятельности.

Лангхельд Вильгельм, являясь офицером военной контрразведки, принимал непосредственное участие в расстрелах и зверствах, чинимых над военнопленными и мирным населением. Допрашивал военнопленных, путем истязаний и провокаций добивался от них заведомо вымышленных показаний. Сфальсифицировал ряд искусственных дел против советских 490 граждан, по которым было расстреляно до 100 человек.

Буланов Михаил Петрович, изменив родине, перешел на сторону немцев и поступил к ним на службу на должность шофера харьковского отделения гестапо. Принимал участие в истреблении советских людей путем их удушения в «душегубке». Вывозил на расстрел мирных советских граждан. Принимал личное участие в расстреле группы детей в количестве 60 человек.

Вследствие изложенного, перечисленные выше лица подлежат суду Военного трибунала. После оглашения на суде обвинительного заключения и пе ревода его на немецкий язык все подсудимые заявили, что полностью признают себя виновными в предъявленных им обвинениях.

Суд приступает к допросу обвиняемых.

Первым допрашивается подсудимый Вильгельм Лангхельд капитан германской контрразведки. Он признает, что являлся непосредственным участником массовых расстрелов советских людей. Недаром он считался примерным служакой и получил от своего командования три награды. Отвечая на вопросы про курора, Лангхельд рассказывает о том, как в лагерях для воен нопленных гитлеровцы фабриковали ложные обвинения, на основании которых ни в чем не повинные люди подвергались расстрелу.

- Мое непосредственное начальство,- показывает он майор Люляй сделал мне замечание, почему у меня мало расстрелов. Я извинился, сказал, что недавно в этом лагере и еще не имел возможности себя проявить.

Прокурор. А вы не пытались доказать майору, что военнопленные не совер шили никаких преступлений?

Лангхельд. Да, я знал, что нет преступлений и нет дел, но замечание майо ра воспринял как приказ создать их, если нет, то выдумать. Я приказал при вести ко мне одного из самых истощенных пленных, думая, что от него мне удастся легче получить нужные показания.

Прокурор. То есть вымышленные?

Лангхельд. Да, разумеется, вымышленные, спровоцированные. Когда ко мне привели пленного, я спросил, известно ли ему, кто в лагере собирается совершить побег, и пообещал при этом улучшить его питание. Пленный отказался назвать мне какие бы то ни было фамилии, сказав, что он о таких случаях не знает. Но так как я все-таки должен был выполнить приказ майора, то приказал бросить пленного на землю и избивал его палками, пока он не лишился сознания. Затем я составил протокол, пинками поднял потерявшего созна ние пленного и попытался заставить его подписать протокол. Он снова отказался.

Прокурор. Кто же все-таки подписал протокол? Лангхельд. Переводчик.

Прокурор. Следовательно, этот протокол был подложный? Лангхельд. Да.

Прокурор. Что же в нем было записано? Лангхельд. Мы написали, что двадцать военнопленных якобы собираются совершить побег. Фамилии назвали совершенно произвольно. Я просто выбрал их из лагерного списка. На следующий день протокол доложили майору, и он распорядился всех расстрелять. Это распоряжение было выполнено.

Прокурор. Таким образом, были расстреляны ни в чем не повинные люди?

Лангхельд. Да.

Из дальнейших показаний подсудимого выясняется, что подобная практика у Лангхельда и других немецких офицеров была системой. Подсудимый показывает о втором таком же случае. На этот раз его жертвой были шесть ни в чем не повинных украинских женщин. Это были крестьянки ближайших деревень. Они приходили в лагерь искать своих родственников.

Желая отличиться перед начальством, Лангхельд решил добиться от этих женщин показаний о том, что они якобы помогали установить связь между партизанами и находящимися в лагере военнопленными. С этой целью были арестованы шесть женщин, из них одна с пятилетним ребенком. От них добивались вымышленных показаний теми же методами: раздевали, бросали на скамью, били палками и шомполами. Но никакие мучения и пытки не могли вынудить у советских женщин ложных признаний. Они падали без сознания, но не сказали ни слова.

Прокурор. Как вела себя женщина, у которой был ребенок, и как вел себя ребенок?

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.