Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » В. Братков: из племени крылатых


В. Братков: из племени крылатых

Из книги «Твои освободители, Донбасс».

***

В. Братков: из племени крылатыхБомбардировщики шли в ночном небе курсом на запад. Уверенно гудели моторы. Тускло светились приборы. Марченко привычно сжимал ручку штурвала. Справа от него склонился над картой штурман. Иногда перебрасывались парой слов. До цели оставались считанные минуты... Марченко зорко смотрел вперед, а мысли его были далеко.

 

Штурман понимающе молчал. Он догадывался, о чем думает командир эскадрильи.На Донбасс летчики 21-го бомбардировочного полка авиации дальнего действия летали уже несколько недель. Полеты стали привычными. Но сегодняшний маршрут для Марченко был особым...

 

Командир авиаполка, давая задания экипажам, коротко охарактеризовал общую обстановку на фронте:

- Наши части перешли в наступление. Оборона фашистов на Миус-фронте прорвана. Но враг пытается, отходя, вывезти свою технику и награбленное добро. Эшелоны идут на запад днем и ночью. Командование поставило задачу: сорвать врагу перевозки. Удары будем наносить по узловым станциям, где особенно много скопилось составов...

Марченко захлестывала радость. Донбасс скоро будет нашим! Еще немного, и его родной город Енакиево будет свободным... И вдруг он услышал:

- Енакиево...

 

Командир полка назвал станцию, на которую сегодня ночью следует обрушить бомбовый удар. Марченко замер. Никто и никогда за всю войну не мог укорить его в малодушии. У командира эскадрильи был непререкаемый авторитет бесстрашного человека. Но в тот момент ему стало не по себе. Боль сжала сердце. Он мгновенно представил картину: его улица, дом рядом со станцией. Бомбы падают вниз, превращая все в море огня. Он бросает бомбы на свой дом. Там больной отец, мать, сестра... Мог ли он представить хотя бы раз, что ему придется перенести такое испытание?

 

Командир полка неожиданно обратился к нему:

- Слушай, Марченко, ты же, кажется, из Енакиево?

- Так точно товарищ полковник!

- Отлично! Вспомни нужные ориентиры на станции. Марченко не выдал себя ничем. Спокойно рассказал, что нужно. Указал на карте наиболее удобные подходы к станции. Когда товарищи вышли из блиндажа, не выдержал:

- Ребята, у меня к вам просьба...

 

На Марченко это было не похоже: обычно просили о чем-нибудь его, зная, что он ни в чем не откажет, если может помочь. Удивленно спросили:

- Что случилось, Саша?

- Кладите бомбы как можно точнее по станции. Мой дом рядом... Старики там...

Теперь все стало ясно.

А чем можно утешить товарища?

- Ты не волнуйся, Саша, - заговорили все сразу. - Все будет в порядке! Будем бить, как снайперы! Ты же знаешь, мы это умеем!

 

Марченко хорошо знал, что такое ночная бомбежка. Он что-то еще сказал ребятам, пытался шутить. Чувствуя непривычную тяжесть в ногах, пошел к своей эскадрилье.

...Сейчас он вел машину в ночном небе и вспоминал. Путь в авиацию у Марченко был долгим и трудным. Сначала казалось, все идет хорошо. Он поступил в Енакиевский аэроклуб. Без отрыва от производства окончил его в 1937 году и уехал в Ворошиловград, в школу военных летчиков имени Пролетариата Донбасса.

 

И вдруг он появился в Енакиево, хмурый, расстроенный. Друзья, привыкшие видеть его веселым, удачливым, были поражены. На вопросы товарищей Александр ответил кратко:

- Отказали. Медицина забраковала.

Работая токарем на заводе, года полтора до окончания клуба, он получил травму: осколок стальной стружки попал в глаз. Теперь из-за этого, как тогда казалось, пустякового случая его не пропустила медкомиссия. Марченко искренне жалели. Все знали, как он хотел стать летчиком, как рвался к полетам, решив навсегда связать свою судьбу с авиацией. Чтобы поддержать хлопца, его приняли в аэроклуб общественным инструктором. Он проводил беседы с новичками, тренировал их на земле.

 

Лишь перед самой войной упрямый Марченко окончил Бала-шовскую летную школу и стал пилотом бомбардировочной авиации.

...В час ночи эскадрилья была над целью. Первый бомбардировщик сбросил над станцией САБ (светящуюся авиабомбу). Внизу все замерцало черно-белым контрастным светом. Змеились нити железнодорожных путей. Четко, пак нарисованные, видны были пристанционные постройки: здание! вокзала, депо, водокачка, домики. Цепочками вытянулись эшелоны. А вокруг бегали сотни людей. Вот забили зенитки. И первые бомбы понеслись вниз.

 

Еще в штабе, получая задание, Марченко предложил наносить удар с двух сторон по горловинам станции: закупорить ее, чтобы немцы не смогли вытаскивать эшелоны на перегон.

Теперь все шло по плану. Бомбовый удар был вначале нанесен но входным и выходным стрелкам. Потом вторым заходом бомбардировщики накрыли станцию.

Взрывы корежили металл. Выворачивали шпалы, разносили в пыль насыпь. Пламя охватило обломки. Черный дым поднимался столбами. Под крылом бешеный водоворот огня. На земле рвались цистерны, паровозные котлы, вагоны с боеприпасами.

 

Краем глаза Марченко следил за пристанционным поселком. Вдруг он заметил, как с грузовой платформы немцы стали выводить танки. При свете вновь сброшенного САБа он увидел, что примыкавшие к станции улицы буквально забиты танками, машинами. И особенно эта улица... Он прекрасно сейчас ориентировался, хотя и давно не был тут: ведь столько раз, еще будучи курсантом аэроклуба, он пролетал над ней, своей улицей, и домом! Что же делать? Что?

Машина уже шла в пике...

 

...Много лет спустя после войны Александр Яковлевич, вспоминая навсегда врезавшийся в память этот эпизод, рассказывал: - Дом свой увидел сразу. Кто-то из ребят подвесил новый САБ. Было так видно, что я рассмотрел во дворе белье на веревке. А улица забита танками. В пике зашел -- в глазах темно. Нажал кнопки бомбосбрасывателей. Ушли с бомбежки, станция и поселок в пламени и дыму. Три дня ходил как пьяный, все из рук валилось... Потом сообщение: Енакиево освободили! Я к командиру - дали краткосрочный отпуск. Иду по улице сам не свой. Стоят обгоревшие танки. Подхожу к дому ни окон, ни дверей! Ну, все, думаю... А из сада идет навстречу женщина. Мать! Все остались живы: и отец, и сестра. В саду, в траншее, отсидели бомбежку...

 

13 марта 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР гвардии капитану А. Я.Марченко за образцовое выполнение заданий командования было присвоено звание Героя Советского Союза. Этой же высокой награды Родины был удостоен и ОГО бессменный штурман Владимир Вязовский.

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.