Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » Валентин Катаев: на Орловской земле


Валентин Катаев: на Орловской земле

Валентин Катаев: на Орловской землеТишина. Беспредельная земля и беспредельное небо, тесно за ставленное гипсово-белыми, голубыми, круглыми облаками, которым очень подходит название- орловские облака. Как прекрасно это среднерусское лето - конец июля месяца, как красива, богата, могущественна эта орловская земля, воспетая Тургеневым, Лесковым, с ее холмами, живописными перелесками, речками, водяными мельницами, кирпичными избами под соломой!

 

И тяжелым комом подступает к горлу ярость при одной мысли, что часть этой богатой, красивой, исконно русской земли испоганили и еще до сих пор продолжают поганить фашистские мерзавцы. Ярость стучится в сердце, и, точно откликаясь на этот стук, гремит на западе горизонт грозными раскатами ни на минуту не утихающего боя. Это Красная Армия жмет, теснит, выгоняет с родной земли вооруженную до зубов, бронированную фашистскую нечисть.

 

Враг отчаянно сопротивляется. Но шаг за шагом, неумолимо, неотступно, с железным постоянством и с подавляющей яростью советские войска ломают его сопротивление.

Окровавленный фашистский зверь уползает на запад. Был когда-то тенистый городок. Теперь это город только по названию. Это груда развалин, осененных пыльной зеленью искалеченных, оборванных деревьев. Жаркий ветер метет по улицам черную пыль. В пыли мчатся машины, замаскированные вялыми ветками с пожухлой листвой.

 

Машины мчатся на запад. Там гремит бой. Там необходимы боеприпасы. Спуск вниз. Балка. Выход к реке. Отсюда несколько дней назад началось наше наступление в направлении на Орел. Земля взрыта. Подбитый «тигр». Исковерканные, взорванные немецкие машины. Брошенное снаряжение. Ящики с патронами. Горы снарядов. Все свидетельствует о страшном поражении, нанесенном врагу в бою за переправу.

 

Чем дальше, тем ужаснее картины разрушений, которые произвела здесь отступающая армия противника. Гитлеровцы не Оставили целым ни одного дома, ни одного сарая. Как истые бандиты и варвары, они все на пути своего отступления предавали огню. Деревень нет. Лежат груды дымящихся развалин, толстый слой пепла, под которым еле светится и дышит розовый жар непогасших угольев. Вот еще одна речка и еще одна переправа. Этот водный рубеж мы форсировали всего два дня назад.

 

Широкий подъем вверх. Здесь была деревня. Наверху - на фоне черно-пыльного, страшного, какого-то аспидного неба - стена белой, поломанной, во все стороны поваленной ржи. Рожь похожа на русые волосы, набитые пылью. По этой ржи прошла отступающая техника - все эти «тигры», «фердинанды». Железное стадо бежало, ломая все на своем пути, оставляя во ржи танки, пушки, автомашины. Здесь наша артиллерия и авиация настигли бандитов.

 

Две женщины - старуха и молодая - и мужчина, крестьяне из только что освобожденной деревни, тащат тележку со своим жалким скарбом. Это все, что у них осталось. Их дом сожжен. Они пробираются подальше в наш тыл. Радостно кланяются проносящимся на грузовиках красноармейцам, с любопытством смотрят на погоны.

- Долго были под фашистами?

- Около двух лет.

- Ну и что?

 

Ничего не отвечают, только машут руками и идут дальше, взволнованные, торопливые. А старуха вдруг начинает рыдать. На горизонте вспыхивает несколько багровых пожаров. Рокочут, рвут воздух взрывы фугасок. Это «юнкерсы» беспорядочно сбрасывают на оставленные деревни свой груз. На бреющем полете проносятся наши штурмовики.

 

Совсем стемнело. Пожары вокруг бушуют. Огонь похож на косматую, красно-черную овчину. Уже слышна трескотня пулеметов. С напористым шумом проносится снаряд и рвется где-то позади, сотрясая воздух звуком множества порванных басовых струн. Тонко поют и посвистывают мелкие осколки. Ведут толпу пленных. В потемках различаю оборванные фигуры. Их человек полтораста, этих «завоевателей мира», грязных, перепуганных, сгорбленных. Их ведут всего три автоматчика.

 

Останавливаюсь. Спрашиваю:

- А они не разбегутся? Голос в ответ:

- А куда им бежать? Они боятся бежать. Боятся попасть в руки населению. Население от них такого натерпелось, что теперь не помилует...

 

Лес. Палатка. В палатке горит керосиновая лампа. Столик. Перед командиром, на столике, карта. Грохот боя нарастает. Над головой висят люстры светящихся бомб. Линия фронта похожа на хорошо освещенное шоссе. В мутном небе передвигается голубоватый столб прожектора...

«Правда», 1 августа 1943

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.