Последние новости
09 дек 2016, 10:42
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 8 декабря 2016 года...
Поиск

» » » Вадим Инфантьев. Рассказ: Технари


Вадим Инфантьев. Рассказ: Технари

Вадим Инфантьев. Рассказ: ТехнариИнфантьев. Рассказ: Технари

Командир отдавал приказание, не смея поднять глаз от земли. Подчиненные - шесть техников, все, что осталось от технического персонала авиационной части на этом острове, - стояли неровной шеренгой, глядя на носки сапог.

Лица техников были темны от загара и бессонницы. Одежда, пропитанная маслом, тускло лоснилась. Жилистые руки с потрескавшейся кожей висели безжизненно, обозначая команду «смирно».

Десять истребителей, таких же залатанных и закопченных, как и те, кто выхаживал их, были готовы к взлету. Летчики сидели в кабинах и смотрели на остающихся.

Командир медленно произносил слово за словом:

- Ничего не поделаешь. Приказ есть приказ. Другого выхода нет. Надо сохранить оставшиеся машины и людей...- Он запнулся, помолчал и поправился: - Тех, кто непосредственно участвует в бою. Немцы заняли побережье. Удерживать остров нет смысла. Войска наши на материке. Приказано уцелевшим машинам прочесать приморскую дорогу и сесть на аэродром двадцать третьей авиабригады. Машины одноместные. Сами понимаете...

- Летите, товарищ командир, темнеет,- сказал старший техник Сивков, глядя в сторону,- а мы... мы как-нибудь доберемся через пролив...

Сивков нахмурился, заморгал выцветшими ресницами, потом, окинув взглядом самолеты, добавил:

- Машины в порядке.

- Но с вами-то не все в порядке...- Командир помолчал, подбирая слова, потом махнул рукой и побежал к своей машине. Залезая в кабину, крикнул: - Оставшееся горючее, боеприпасы, неисправные машины - сжечь!

Вот последний истребитель оторвался от земли и растаял в вечерней синеве. Все продолжали смотреть вслед, как и положено техникам: не спускать глаз со своей машины, пока она не скроется.

Самолеты уже давно исчезли, замер гул их моторов, а оставшиеся на аэродроме все еще глядели в небо.

Хотелось кричать, рвать голосом эту непривычную тишину, страшную, как внезапная глухота. Где-то заверещал кузнечик и смолк. Чистый печальный крик какой-то птицы донесся издали.

Она пролетела далеко над кустами, четко выделяясь на бледно-зеленом горизонте.

...Трава стала серой. Кусты почернели и сдвинулись. С моря потянуло прохладой.

 

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.