Последние новости
07 дек 2016, 10:36
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 6 декабря 2016 года...
Поиск

» » » » Шварценеггер, у тебя настоящий талант в культуризме


Шварценеггер, у тебя настоящий талант в культуризме

Шварценеггер, у тебя настоящий талант в культуризмеПосле того как я выиграл соревнования Mr. Europe среди юниоров, один из судей, назову его Schneck, имеющий спортзал и журнал в Мюнхене отозвал меня в сторону и сказал: "Шварценеггер, у тебя настоящий талант в культуризме. Скоро ты будешь самым великим в Германии. Как только ты закончишь службу в армии, я хотел бы, чтобы ты приехал в Мюнхен и руководил моим клубом бодибилдинга и здоровья.

 

Ты сможешь тренироваться сколько хочешь. А в следующий раз я оплачу дорогу в Лондон, чтобы ты мог посмотреть соревнования «Мистер Юниверс». «Что вы имеете в виду — посмотреть?» «Ну, ты сможешь посмотреть соревнования, — ответил он. — Ты сможешь посмотреть на ребят и набраться вдохновения». Слово «посмотреть» кольнуло меня. Он слегка насмешливо взглянул на меня: «Ну, ты же не думаешь…»


 «Да, — ответил я. — Я поеду туда и буду соревноваться». «Нет, нет, нет, — он засмеялся. — Ты не сможешь. Эти мужики как большие быки. Это действительно большие звери, такие огромные, что ты даже не поверишь. Ты не сможешь соревноваться с ними. Пока еще не сможешь».
 Он говорил как будто у меня впереди многие годы, но насколько я понял, он обещал мне поездку в Лондон на соревнования, а там уж я смогу делать, что хочу. «Если я туда поеду, я буду соревноваться, а не смотреть».


 Он засмеялся и ответил: «Точно».
 Мюнхен — это как раз для меня. Это был один из самых стремительных городов в средней Европе. Казалось, что все здесь происходит одновременно. Город был большой и вызывал ощущение здоровья, силы и едва сдерживаемой энергии; казалось он вот-вот взорвется. Даже прежде чем я там устроился, я уже видел перспективу. Я мог расти и развернуться. Первый раз в жизни я почувствовал, что можно свободно дышать, по-настоящему дышать.


 Но в первый день, когда я приехал из Австрии, я почувствовал подавленность. На вокзале меня окружил целый поток иностранных языков: итальянский, французский, греческий, немецкий, испанский, английский, датский, португальский. Никто меня не встречал, у меня был только адрес, который нужно было отыскать. Каждый раз, когда я обращался к кому-нибудь, чтобы спросить, как туда добраться, меня встречали пожатием плеч. Оказывалось, что этот человек не говорит по-немецки, или что он приезжий. Я взял свои сумки и вышел с вокзала.

 

Снова я с трудом верил тому, что вижу. Никогда не видел столько народу. Все, казалось, куда-то торопятся. Бесконечные потоки машин гудели и быстро проезжали мимо. Вокруг, впритык друг к другу, возвышались высокие здания. Я помню, как медленно поворачивался на месте, смотрел на все это и произносил про себя: «Арнольд, пути назад нет».


 Конечно, я и не собирался ехать обратно. Я собирался быть здесь и двигаться вперед. План, родившийся три года назад, начинал воплощаться в жизнь.
 В Мюнхен я приехал зеленым, наивным и невинным. Я был как большой ребенок из маленького деревенского городка и в этом большом переполненным городе все меня поражало.
 Шнек — мой новый работодатель, провез меня по окрестностям в своем «Мерседесе». Он показал свой прекрасный дом, в котором обещал мне комнату.

 

Я прожил у него три или четыре дня. У меня была отдельная комната, но там не было кровати. Я спал на кушетке, совершенно непригодной для человека моего размера. Шнек говорил мне, что заказ кровать. Но эта кровать так никогда и не появилась, и, в конце концов, он намекнул мне, что мне следовало бы пойти спать к нему в спальню.
 Я все понял. У меня по спине даже мурашки пробежали. Я собрал свои вещи и вышел из дома.


 Он вышел за мной следом. «Подумай обо всем, Арнольд. Ты же не первый». Он рассказал мне о других двух культуристах, которые жили с ним. «Посмотри, где они теперь. У них собственные спортзалы. У них легкая жизнь, Арнольд».


 Я ответил: «Нет!» Хотя это прозвучало жестко и уверенно, я помню, что слегка испугался. Внутренне я дрожал. Частично это было от страха, но в большей степени от ярости.
 Шнек всегда выглядел таким гладким и уверенным в себе. А сейчас я заметил, что он вспотел. Он наклонился поближе: «Знаешь, я смогу устроить тебя сниматься в фильмах. Я оплачу твои тренировки на „Мистера Юниверс“, а позднее я смогу послать тебя в Америку, в Калифорнию тренироваться со знаменитыми чемпионами». Он очень тонко обрисовал картину всего того, о чем я ему рассказывал, когда говорил о своих желаниях в жизни.

 

Я ведь хотел иметь спортивный клуб и хотел сделать карьеру в кино, в общем, я хотел жить той жизнью, которой жил Рэг Парк. Я хотел поехать в Америку, чтобы иметь возможность тренироваться с самыми знаменитыми культуристами. Америка всегда была у меня в голове. Это была Мекка бодибилдинга, чемпионы казалось всегда уезжали в Америку. И это обещание подействовало на меня больше чем все его аргументы.


 Я задумался. Я действительно размышлял над его предложением и ничего очень удивительного в этом не было. Шнек был профессионалом. Он знал, как манипулировать молодыми парнями, у которых голова забита мечтами.
 «Ну, давай зайдем внутрь, Арнольд, что мы разговариваем на улице», — продолжал он свои уговоры.


 Я зашел с ним в дом. Я сел на стул и стал его слушать. Он повторил все, о чем говорил ранее. И его обещания показались мне еще более привлекательными. Я смотрел на него пока он говорил. И то, что я увидел у него в глазах, вызвало у меня ненависть. Каждая клетка моего тела говорила: «Нет!». И я вдруг осознал, что смогу получить все, что он обещает, если буду работать самостоятельно. Я хотел добиться всего этого на хорошем пути и ничего не делать такого, чтобы потом было стыдно. Я произнес: «Нет». Покачал головой и встал. Он подошел и дотронулся до меня, я снова сказал: «Нет». Он понял, что именно это я и имею в виду.

17 мар 2010, 09:36
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.