Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск

» » » Г. Семенихин: собачьи валенки


Г. Семенихин: собачьи валенки

Г. Семенихин: собачьи валенкиФронтовая быль. М. А. Шолохову. Пожалуй, я нисколько не солгу, если скажу, что в то время не было у нас более светлой минуты, чем та, когда безусый солдат полевой почты вручал очередной номер «Правды» с новым от­рывком из шолоховского романа «Они сражались за Родину».

В ту тревожную, озаренную всполохами войны весну мы жи­ли в кубанской станице, в горнице небольшого домика с осевшей, словно нахлобученной на облупившиеся стены камышовой кры­шей. Нас было четверо парней, гордившихся тем, что общий наш возраст перевалил уже за восемьдесят пять лет. Ежедневно с за­рей мы уходили на аэродром, ежедневно летали на боевые зада­ния. А по вечерам, когда над разбухшей от весенней грязи ста­ницей смолкал надтреснутый гул И Лов и аэродром замирал, кто-нибудь зажигал изрядно коптившую «летучую мышь» и молча придвигал командиру звена Вячеславу Бестужеву газету. Слава был у нас признанным чтецом, еще до войны брал призы на смот­рах художественной самодеятельности. Он отбрасывал назад гус­тые светлые волосы и начинал читать.

В тот день я задержался на аэродроме и вошел в горницу, когда чтение подходило к концу. Выразительный Славкин голос наполнял наше жилище. Он как раз читал монолог одного из ге­роев, Звягинцева, о том, как наши летчики не успели вступить в бой с вражескими бомбардировщиками.

- «Опять опоздали! Когда нас немцы бомбили и висели над нашим порядком, как привязанные,-- вы небось кофей пили да собачьи валенки свои натягивали, - раскатывался его голос, пере­давая сочную шолоховскую речь,- а теперь, после шапочного разбора, пошли в пустой след порхать, государственное горючее зря жечь...»

В горнице раздался дружный смех. Даже хозяйка, измучен­ная войной, потускневшая в разлуке с мужем женщина, которую мы именовали «мамашей», совсем не беря в расчет, что ей толь­ко пошел тридцать седьмой, и та смеялась в соседней комнате за перегородкой. Но Славка вдруг отложил газету и хватил себя ладонью по затылку.

- Позвольте! - растерянно воскликнул он. - Это же прямое попадание! Что же теперь произойдет в войсках доблестного Военно-Воздушного Флота? Вы не знаете, да? Так я вам нарисую.

Завтра нам, летчикам, проходу давать не будут этими самыми «собачьими валенками».

И как в воду глядел наш друг. Утром, едва лишь мы стали собираться на завтрак, хозяйка первая из своей комнатки про­изнесла эти слова:

Сыночки, христом-богом прошу, оставляйте свою обувку и сенцах. Уж больно тяжелый дух идет от ваших «собачьих ва­ленок» .

Ладно, мамаша, мрачно ответил один из нас.

Л когда мы, все четверо, подходили к столовой, водитель штабной полуторки конопатый ефрейтор Беклемишев сказал сво­ему дружку вполголоса, но так, что мы услышали:

Эй, Сенька, гляди-ка. Наши «собачьи валенки» уже кофей пить идут. Выходит, скоро и моторы загудят на летном поле.

Но это были только «цветочки». «Ягодки» обозначились чуть позднее. В столовой я без особого зла ругнул официантку Со­нечку за то, что она задержалась с завтраком. Миловидная Со­нечка, сдвинув подбритые бровки, бросила взгляд на мои новые шикарные унты с чуть вывернутой наружу рыже-белой изнанкой и прыснула со смеху:

- Товарищ лейтенант, а товарищ лейтенант! - невинным го­лоском обратилась она.- А вы свои «собачьи валенки» по утрам не расчесываете? А то я вам на этот случай свою старую гребен­ку с выломанными зубцами подарю.

Рядом с нами размещался пункт связи, и молодые девчата в кокетливо пошитых яловых, а то и хромовых сапожках с утра и до вечера оглашали улицу звонкими голосами и смехом, делови­то обсуждая подробности своих состоявшихся и несостоявших­ся свиданий. К ним наведывались степенные зенитчики из ди­визиона, охранявшего наш аэродром. Но в этот вечер мы натяну­ли им нос и после ужина первыми устремились к «девичьему питомнику», как окрестили наши полковые остряки общежи­тие связисток. И вдруг услышали вослед мрачные восклица­ния потерпевших поражение зенитчиков:

- Ребята, поворачивай назад, нас «собачьи валенки» обогнали.

- Да тише ты! - возразил другой голос предостерегающе.- Летчики народ самолюбивый. Еще вздуют!

- Куда там! - издевательски заметил первый голос - Нешто они догонят нас в своих «собачьих валенках».

У Славы Бестужева был воздушный стрелок Никита Марлин-окий, здоровый рыжий парень, и мы окрестили этот экипаж «Вестужев - Марлинский», вспомнив в свое время нашумевшего модного беллетриста. Однажды, когда Слава дежурил на КП, Марлинский разбудил нас за добрый час до подъема и торжест­венно объявил:

- Презренные сони! Моему командиру сегодня стукнул двад­цать один год. Так неужто мы чего-нибудь не соорудим?

17 мар 2010, 08:30
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.