Последние новости
06 дек 2016, 22:35
Сегодня, 6 декабря 2016 года, в районе между деревней Богословка и посёлком Черёмушки в...
Поиск



А. Толстой: нас не одолеешь!

А. Толстой: нас не одолеешь!Каждый воин Красной Армии в кровопролитных боях, среди тысячи смертей, хочет знать, как в эти дни живет его родной край, как живут и что делают его близкие.

За колонками цифр, говорящих об увеличении добычи, о восходящих графиках превышения норм и о досрочном выполне­нии планов, хочется увидеть всю живую картину нашего тыла - грандиозную трудовую битву, которую народы Советского Союза дают фашистской Германии.

Мы даем битву в защиту нашей правды. Наша правда - это устроение обильной и широкой нашей Родины, где труд есть ис­точник всего доброго, что задумано доброй мыслью человека. Родина наша должна стать необозримым счастьем для молодости, светлым покоем для старости.

Гитлер спустил с цепей всех двуногих чудовищ на тотальную войну против нас, чтобы уничтожить нас как нацию, «вырвать с корнем наши жизненные перспективы», чтобы труд наш стал зубовным скрежетом и солнце нам показалось черным, как пепел, на тысячу лет...

Навстречу тотальной войне встала сила народной войны. На­встречу развязанному зверю встала собранная, воодушевленная любовью к Родине и правде, нравственная сила советского на­рода. Навстречу террористической организации рабского и при­нудительного труда встала организация свободно отданного, без­гранично могучего всенародного труда.

Вот я сижу на высоком и крутом берегу Волги, у подножия памятника Валерия Чкалова,- лучше не найти места для брон­зовой, могучей фигуры этого вольного человека: он стоит лицом к длинной площади, голубой после дождя, где на мокром асфаль­те в лужах отражаются небо и летучие облака. Он сам - будто оттуда, из этого простора - спустился и стал всем застывшим движением воли и силы, ястребиным лицом своим обращаясь к родному городу, краю, отечеству, - за мной, ввысь, в бой!

Горьковский край - это целое государство с тысячью заводов и фабрик, со знаменитыми своим кустарным производством се­лами, с необозримыми лесами и рыбными реками. Здесь своя сталь, своя бумага, свои химические производства. Здесь делают 25 пароходы, баржи, землечерпалки, вагоны, паровые машины и диполя, авиационные моторы, автомобили и грузовики, хирурги­ческие инструменты и всякую обиходную мелочь, художествен­ную и бытовую утварь. В дремучих лесах кустари гонят деготь, терпентин, древесный спирт. Здесь делают все, вплоть до лыж и сапой. Сейчас все заводы, фабрики и кустарные мастерские пере­строились на оборону...

Нот один из мощнейших заводов Советского Союза. Рабочие здесь потомственные, живут поколениями... В начале июля заводу даны были правительством новые задания, в корне ломающие все производство, и поставлены тесные сроки. Для выполнения ЭТИХ заданий заводу нужно было изучить и освоить новую техно­логию производства, переделав для этого старые цехи и при­способив станки на другую работу, обучить новые кадры рабо­чих,- из них процентов тридцать пять женщин, прибывающих взамен тех, кто пошел на войну; выстроить ряд новых цехов, на голом месте, на пустырях, и начать выпуск боевых агрегатов, О которых до этого здесь слышали только краем уха.

Для выполнения всех этих задач правительство дало заводу срок полгода, но уже через два месяца завод построил и пустил в пробный пробег первые чудовищной силы машины.

Вы проходите по цехам, от старых, тесных, узких, полутем­ных, до новых, где в одном конце уже идет работа, а в.другом еще заканчивается стройка. Выходя из ворот по кучам песка и глины, вы видите на пустыре решетчатые остовы колонн пред­полагаемого здания, груды материалов, подъемные краны, ямы... «К двадцатому октября эти три цеха будут пущены в ход»,- указывая на строительный хаос, говорит вам очень молодой человек, секретарь парткома, и глаза его светятся задорным возбуждением...

Нет, это не хвастовство, так оно и будет - соседний цех, огромнейшие здания из железа и стекла, выстроен за полтора месяца, и в термических печах его уже закаливаются огромные стальные, фигурно вырезанные плиты - на горе фашистам. В по­стройке термического цеха (как и этих, назначенных к пуску в конце октября) принимали участие все рабочие в часы смены, домохозяйки, служащие, дети, старики и - добровольно - воин­ские части по воскресникам. Строила народная сила, подняв­шаяся навстречу тотальной войне...

Слышу - кто-то кого-то ругает, не громко, но уверенно. Вижу низенького, в фартуке, старика печника около заложенной терми­ческой печи и перед ним на груде кирпичей, с кирпичами и инструментами для обтески в руках, три подростка.

- Это я с сынками разговариваю, нотацию им даю,- объяс­няет мне старый печник и посмеивается, и мальчики глядят на меня лукаво...

Горьковчане - народ веселый, смышленый и злой до работы. Им только раз поглядеть - поймут. В новом мартеновском цехе, законченном постройкой уже теперь, во время войны,-на не­сколько месяцев раньше срока, - и отличающемся от старых соседних мартеновских цехов так же, как лаборатория - от по­варни, старшему сталевару не дадите на вид и двадцати лет, ему, подумаете вы, самое место быть форвардом в боевой футбольной команде: небольшого роста, крепенький, рыжеватый, с отчаянно задорным лицом... Ошиблись. Товарищ Косухин льет на мартенах такие стальные брони и такие крепкие мячи, что в фашистских воротах и сейчас жарко и будет еще жарче.

Товарищ Косухин рассказывает, что до войны варили здесь простую сталь; когда пришло задание - варить сталь специаль­ную,- стало страшно: справимся ли? Из Кулебяк приехал инже­нер и заложил шихту специальной стали. Косухин, присматри­ваясь, двое суток не выходил из цеха, пил воду со льдом. И ни­чего - освоил, вторую плавку уже варил самостоятельно. Плиты из его стали немецкие снаряды никак не пробивают...

Нормы сталеваров на всем его участке - сто тридцать про­центов, но говорит он об этом, пожав плечом: можно работать лучше, если устранить такие-то и такие-то задержки и неувязки. На заводе поднято движение за общее повышение нормы до двух­сот процентов, шефство над движением взяли комсомольцы,- с одной стороны, они сами добиваются этих норм и превышения их, с другой - ставят в цехах комсомольские «посты», которые устраняют затяжки, рационализируют работу, продвигают вперед для обработки ударные детали и следят за графиком...

В одном из огромных цехов, где еще два месяца тому назад сваривали корпуса специальных судов, сейчас устроен конвейер для тех машин, на которые наша страна крепко надеется, что сломают они Гитлеру хребет. Вот как рассказывает о специаль­ном заказе товарищ Кудрин, старший мастер фасонного сталь­ного литья, сорок пять лет работающий на заводе.

17 мар 2010, 08:30
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.