Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск





Первый переход

Первый переходПервый переход 5 июля, суббота. Кронштадт, флотский экипаж.
"Как новоприбывших разбудили в 7 ч. Позавтракали и на комсомольское собрание в ленкомнату. Нас, комсомольцев и партийных, человек 30.

Какой-то политрук у каждого осматривает, проверяет комсомольские и партийные документы. До меня еще не скоро. Я боюсь, что ему мой год рождения покажется подозрительным, но тот лишь немного удивился, но ничего не сказал.
Только кончил политрук просмотр документов, заходит посыльный и спрашивает разрешения вызвать двух человек.
- Радист, старшина 2 старший Кожин, есть? - Молчание.
- Сигнальщик, краснофлотец Трифонов, есть?
- Есть! - отвечаю.
- Владимир Иванович?
- Так точно!
- Идемте за мной!

Я спрашиваю у политрука разрешения выйти и выхожу. Спрашиваю у посыльного, куда это меня. Говорит, что не знает, велит взять вещи и обождать во дворе.
Выхожу во двор и сажусь на скамейку, а посыльный пошел искать радиста Кожина. Наконец нашел его и подвел ко мне. Невысокого роста, коренастый, с суровым лицом, светлыми короткими волосами, в запыленных ботинках и брюках, в измазанной суконке с двумя полосками на рукаве и без головного убора он сел рядом и начал спрашивать меня, с какого я года, специальность, где служил и по какому году.

Ответил, что с 23 г., сигнальщик, служу по второму, сам с Ладоги, а сюда попал из-под Риги.
"Тикали?" - спрашивает. "Нет, отвозили раненых в госпиталь".
Он сам уже "рубает" пятый год, служил на эсминце "Ленин", радистом. До 26-го июня держали Либаву, куда ушли с кораблей. "Ленин" был в ремонте, и его сами взорвали.
Пришел посыльный, сказан, что придет сейчас главстаршина и мы пойдем с ним.
- Куда?
- На какой-то ледокол, название какое-то чудное.
- На "Ермак"? - спросил я.
- Нет.

Подошел какой-то краснофлотец, товарищ Кожина, и, узнав, куда нас отправляют, сказал, что там нам будет неплохо. Он сам сигнальщик, но его никуда не отправляют.
Наконец вышел главный старшина, и мы пошли с ним. Вышли на улицу, солнце уже начало припекать. В рюкзаке нож колет спину, и его неудобно нести. Из разговоров с главным старшиной узнал, что идем в порт на ледокол "Суртыл".

Вышли в большой парк. Сплошь клены, вековые липы. Здесь кругом тень. Это Петровский парк.

На пристани сказали, что ледокола в гавани нет, он на Восточном рейде. Сейчас пойдет в Ленинград буксир и может нас захватить по пути. Главный старшина отдал пакет с направлением и документами Кожину, проводил нас на буксир и ушел.

В 9 ч. буксир отошел и с полчаса вертелся в гавани около "Октябрины" (линкор "Октябрьская Революция"). Я "пожирал" глазами гавань. Кругом суда, о которых я лишь читал и видел на снимках. В середине гавани стоит флагман красавица "О. Р." ("Октябрьская Революция"). Перед самыми воротами на бочках стоит красавец "Марат". На баке черно от флотских брюк и суконок, но на полубаке никого - лишь часовой у гюйса.

17 мар 2010, 08:30
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.