Последние новости
06 дек 2016, 22:35
Сегодня, 6 декабря 2016 года, в районе между деревней Богословка и посёлком Черёмушки в...
Поиск

» » » 24 июля - День Военно-Морского Флота


24 июля - День Военно-Морского Флота

24 июля - День Военно-Морского ФлотаСледующая запись в дневнике:  24 июля - День Военно-Морского Флота. Ленинград
У нас есть билеты на Неву. Иначе не пускают. Весь день и вечер я был на Неве. Видел парад. Проносились торпедные катера. Шли шлюпки с десантом, который высаживался у Петропавловки при поддержке артиллерийского огня с 4 миноносцев. Были шлюпочные гонки. Я успел переписать все суда и их данные.

Числа 30 поехали с дядей и тетей в Петергоф на небольшом пароходе "Кремль". Ехали мимо Балтийского завода. Какой-то флотец объяснял девушке. Ну и я слушал. Видел "Максим Горький" - крейсер типа "Киров", который достраивается. Старый линкор "Полтава" стоял у причала. Новые подлодки стояли на воде у причала, эсминцы, и где-то, но я не заметил, стоял строящийся линкор: Невелика штучка, ну и не заметил. До Петергофа плыли час сорок минут.

Петергоф очень понравился. В порту стояли десятки, штук 45 катеров МУ (Морское Училище), а курсанты с пристани удили рыбу.
Петергофские фонтаны меня поразили. Вообще все, что я тут видел, было впервые. Погуляв, мы пошли пешком до жел. дорож. станции. Шли километров 5-6. Там ходят электрички. Приехали домой поздно.

Фраза в дневнике: "Я успел переписали, все суда и их данные" объясняла мне, спустя 58 лет, сделанные в моем маленьком довоенном блокнотике с адресами и телефонами родственников в Москве, непонятные зашписи чернильным карандашом: "С-1,1-105, 1-47, Щ-323, 2-47, М-80, 1-47, П-2 (Звезда). 2-105. 1-47, Б-2. 2-76, 1-47, 321 и 311. 2-47, 2 зен. пул. и 8 глуб. бомб" и т.д. Теперь ясно, что эти данные об арт. вооружении я записывал во время празднования первого Дня военно-морского флота на Неве. Правда, калибр орудий дан на глазок. Я тогда не знал, что калибров ни 105, ни 47 мм не было на наших кораблях.

Но откуда взялись подобные лее записи о вооружении кр. "Коминтерн", "Красный Кавказ", эсм. "Незаможник", "Сталин", которых не было на Балтике, я еще не знаю.
Интересно, что на алфавитных, страничках, где были записаны адреса и телефоны моих родственников, записаны фамилии, должности и звания военно морских руководителей того времени, например: "Гончаров Л. Г. - начальник кафедры Тактических свойств оружия артиллерийского факультета Военно-морской Академии военно-морского флота имени К. Е. Ворошилова. Флагман 1 ранга", "Дрозд В. П. - командующий Северным флотом. Флагман 2 ранга", "Захаров С. Е. - член Военного Совета Тихоокеанского флота. Дивизионный комиссар", "Кузнецов Н. Г. - Народный Комиссар военно-морского флота. Флагман флота 2 ранга", "Левченко Г. И. - заместитель Наркома военно-морского флота. Флагман 1 ранга" и т.д. По-видимому, эту информацию я списывал из газет или из каких-то публикаций, подписанных этими товарищами.

На мое счастье, этого блокнота не было со мной в первые месяцы войны, иначе мне было бы трудно доказать и в Большом Сером Доме на Литейном в июле 41-го и в Особом отделе в Адмиралтействе весной 42-го, что я не шпион.
После поездки в Ленинград решение стать военным моряком-командиром стало окончательным. Но до окончания школы еще 2 года. И какие оценки будут в аттестате? Может быть, такие, что к училищу лучше и не подходить.

В зиму 1939-40 гг. меня, как и других мальчишек, волновали успехи наших войск на Карельском перешейке в войне с Финляндией. Кроме официальной информации в печати, хотелось знать мнения военных, хотя и не участвовавших непосредственно в тех боях, в надежде, что они имеют более широкую и объективную информацию из районов боевых действий.

Муж моей двоюродной сестры Леонид Григорьевич Шмелев был преподавателям в Военно-инженерной академии. Его семья жила в новом 8-этажном ведомственном доме на углу Подколокольного переулка и Яузского бульвара в кв. 38. Из окон квартиры был виден большой двор - место бывшего Хитрово рынка. Когда я заставая Леонида дома, он с готовностью доставал карту Финляндии, рассказывал и показывал мне - где сейчас проходит линия фронта, какие населенные пункты нами взяты. Я чувствовал, что он рад видеть во мне внимательного слушателя, хотя и мальчишку, т.к. остальные взрослые члены семьи - жена и теща, таковыми не являлись.

Одно из его объяснений затянувшейся войны, которое тогда показалось мне любопытным, оказалось в записи моего дневника от 12.01.40 г:
"Финские укрепления из каучука и небольшие снаряды от них отскакивают, но когда наши стали бить из 14-дюймовых орудий, то финнам пришлось туго. Но беда в том, что у 14-дюймовых орудий быстро изнашиваются стволы. Приходится менять "лейнер" (так у меня записано) после 9 выстрелов". В скобках мое мнение об этом ("Я думаю, что это слишком мало, и не верю этому"), "а еще он думает, что с Финляндией покончат до весны".

Судьбе было угодно, чтобы через 4 года, в июне 1944 г. я тоже воевал на Карельском перешейке, своими глазами видел остатки укреплений бывшей, как считали западные специалисты, неприступной линии Маннергейма и участвовал в десантах на острова Бьёркского архипелага.
В 8 классе у нас уже определился более-менее круг близких по интересам и взаимным симпатиям мальчишек и девчонок. Поэтому в выходные дни в большей или меньшей компании выбирались в Москву или на каток в Парк культуры и отдыха им. Горького, или в кино, реже в театры. Причем билеты, оказывается, на 6-10 человек добывал я. Если в кассе такое количество не давали, шел к директору и получал разрешение.

Иногда одна из наших одноклассниц Валя Масленникова, которой я симпатизировал еще с 5 класса, собирала у себя дома небольшие вечеринки с участием 6-10 одноклассников с чаем, ребячьими играми и танцами. Чаще всего там бывали Ира Друндина, Ира Осипова, Женя Преображенская, Стелла Бубнова, Тамара Падерина, Рита Школина, староста класса Люба Клейнер, Юра Зубрицкий (Баранцев), Коля Калгушкин, Андрей Айдаров, Миша Вестицкий, Юра Трутнев, Шура Калачев, Леня Поливанов и другие.

Спустя лет 30 после окончания войны, когда нам всем было уже за 50, оставшиеся к тому времени в живых решили встречаться ежегодно в первую субботу февраля у кого - нибудь на Клязьме. И вот уже более 25 лет мы встречаемся в эту дату, чаще у Риты Школиной. Постепенно к группе из нашего класса присоединились бывшие ученики из двух других параллельных классов, окончивших школу в 1942 году. Старшая нашей группы, которой мы единодушно избрали бывшую старосту нашего класса Любу Клейнер, объявляет, сколько человек собралось на этот раз, и оглашает их фамилии. Обычно собираются 20-30 человек. Хозяйка дома зажигает в металлической чаше спирт, символ вечного огня, и мы поминаем наших погибших и ушедших из жизни товарищей.

Когда морозы спадали, вечерами собирались на окраине поселка, на так называемой Пушкинской горке, где гурьбой катались на лыжах нередко внизу в овраге валились в кучу-малу.
Спустя 25 лет с этой горки я катался уже со своими детьми - сыном и дочкой. А вот с внучкой уже не успел. Горку разрыли экскаваторы, добывая песок для строек, часть склона заняли теплицы совхоза "Лесные поляны", а часть - коттеджи "новых русских".

Однажды мой близкий друг Андрей Айдаров пригласил меня вечером домой к другой нашей однокласснице Жене Преображенской, которая лет через 6-7 стала его женой, таинственно предупредив меня, чтобы я никому не рассказывал об увиденном у нее. Кроме нас троих были еще две девочки, но кто - не вспомню до сих пор. В небольшой комнате все сели вокруг круглого стола, в центре которого лежало вверх дном блюдце.

Погасили свет. Полная темнота. Все положили кончики пальцев на край блюдца. В полной тишине Андрей шепотом пытался острить, но на него зашикали, и он притих. Описание этого единственного в моей жизни спиритического сеанса в мой дневник не попало, поэтому большинство деталей его проведения в памяти не сохранилось. Помню, что вызывали духов каких-то святых или императоров, задавали им какие-то вопросы, получали какие-то ответы. Но два вопроса и ответа запомнил на всю жизнь.

Андрей спросил: сколько он будет жить. И получив ответ - 60, воскликнул: "Вот здорово"! Я не нашел ничего более умного и задал такой же вопрос. Ответ - 86 лет. "И куда тебе столько!" - среагировал Андрей. Как приходил и доходил до нас ответ - совершенно не помню. Блюдце под пальцами двигалось. Само или его крутил Андрей - не знаю.
Сбудутся ли все предсказания для участников этого сеанса - не знаю. Я, пройдя всю войну в действующих частях, еще жив, а Андрей, не попав на фронт, окончил два военно-морских училища, в звании капитана 3 ранга в 1974 году уволен в запас, жил с семьей в Клайпеде, служил в торговом флоте, а в 1984 г. (в 60 лет!) его на улице сшиб пьяный водитель грузовика. Насмерть.
Но это потом, а пока мы учимся, влюбляемся, отдыхаем.

кораблей, в том числе крейсер "Память Азова", броненосец "Потемкин". Там же была выставка трофейного оружия из Польши, с Халкин-Гола. В эту зиму я купил в магазине "Военная книга", что на Арбате, несколько исторических книг о войне на море: "Речные военные флотилии", "Операции Владивостокских крейсеров в войне 1904-05 гг.", "Потери торгового флота в войне 1914-18 гг.", "Германские подводные лодки в войне 1914-18 гг.", "Линейные корабли в бою в 1914-18 гг.". Конечно, такие книги расширяли мои познания в военно-морском деле.

17 мар 2010, 08:30
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.