Последние новости
01 дек 2016, 18:53
Тридцать лет назад, 26 апреля 1986 года, рядом с украинским городом Припять произошла...
Поиск





Гордиенко: королева Луиза

Гордиенко: королева ЛуизаНа севере море туманное в штиле,
Из моря встают кенигсбергские шпили.
Л здесь, от столба, где указки скрестила

Война над скрипучим дорожным настилом,

К палатке прошел под тенистые ели

Большой человек в генеральской шинели,

Затянутый туго и выбритый гладко.

И сразу притихла штабная палатка.

Лишь слышно в прокуренном воздухе сизом: -

Гвардейцы, нас ждет Королева Луиза.

Как радиосвязь у майора Манюты?

2
Светает... До штурма остались минуты.

Секунды - и фронт перейдет в наступленье.

Вдруг - новый приказ: пропустить населенье!
Открыты проходы в кольце укреплений.

Выходят оттуда не люди, а тени.

Глаза опустив, наклонив капюшоны,

Проходят немецкие вдовы и жены,

Бредут черноземом и глиною вязкой.

Сутулясь под скарбом, толкая коляски.

Уходят, косясь боязливо на крепость:

Страшит их безумье ее и свирепость!

Как знать ее прихоти или капризы?

Но скован язык Королевы Луизы.

Не внемля ее молчаливому гневу,

Народ покидает свою королеву.

3
Вниманье! - глядят на часы офицеры.

Вниманье! - латунью блеснули прицелы,
Один из фашистских фортов в Кенигсберге
Привстали орудий пятнистые туши,
И грозный запев начинают «катюши».
Заранее цели глубинные выбрав,
Ударили пушки тяжелых калибров.
Со свистом фугасы проходят над бором -
Шататься от них кенигсбергским соборам!
Здесь воют и рвутся ответные мины,

Там танки берут пехотинцев на спины.

Бинтуют наводчику рану сквозную...

Пылает усадьба... Убило связную...

В светлеющем небе туманною ранью

Летят «петляковы» на бомбометанье.

Идут тяжело над ревущей равниной -

Ну, верно, чернеть в Кенигсберге руинам!

4
Из главных резервов, приказом особым,

Вот брошена гвардия к вражьим высотам!

В промерзлых шинелях, как в кованых латах,

К бойницам глухим подползают солдаты.

На них из-под серых бетонных карнизов

Надменно глядит Королева Луиза,
Как поясом, ржавой колючкой повита.

Крепки ее башни! Верна ее свита!

Угрюмо железные сдвинуты брови...

Она от пехоты потребует крови!

За плен свой - потребует крови и пота...

Но знать не желает об этом пехота.

Дано генералу гвардейское слово,

И цени с земли поднимаются снова.

5
От гулких ударов готов расколоться

Железобетон погребов и колодцев.

В штабной каземат, караулы утроив,

Сошел комендант королевских покоев.

Со сводов за каплею капля слезится

На ворох ненужных смешных диспозиций.

Оглох телефон, перископы ослепли.

Сгорают в огне и теряются в пепле

Штандарты с клешнями фашистского краба,

Секретный приказ генерального штаба...
От дыма и грохота полуживые,
Попрятались, бросив посты, часовые.
Ушли номера орудийной прислуги...
- Беда, королева! Нас предали слуги.
Конец! - комендант обливается потом,
Хрипит: - Разыскать! Приковать к пулеметам! -
Зовет... Ни души человеческой рядом,
Лишь он да заветная капсула с ядом...

6
Вперед!.. Умолкает огонь гарнизона.

Орудия брошены... Форт - без призора.

Не сбросить, не снять Королеве Луизе

Осады кольцо из железных дивизий.

Теснят ее справа, теснят ее слева.

И русским гвардейцам сдалась Королева.
Далекие пушки гремят басовито.

Горят ее башни, в плену ее свита.

За нею - заливы туманные в штиле,

За нею во мгле - кенигсбергские шпили.

17 мар 2010, 08:30
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.