Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск

» » » Говоря о поглощении Австрии Гитлером,


Говоря о поглощении Австрии Гитлером,

Говоря о поглощении Австрии Гитлером, необходимо упомянуть ту важную роль, которую сыграл в аншлюсе Муссолини. Будучи одной из держав-победительниц, именно Италия являлась одним из главных гарантов австрийского нейтралитета и суверенитета. Объяснялось это очень просто: согласно статье 36 Сен-Жерменского договора Италия получила от бывшей Австро-Венгерской империи солидные территории, и потому, как никто другой, была заинтересована в австрийском суверенитете.
Поэтому надежды на Муссолини в Вене возлагались особые. И поначалу он их оправдывал: в 1934 году, когда подняли голову и развили необыкновенную активность местные нацисты, Италия перебросила войска к австрийской границе, дав этим понять, что не потерпит германского господства в Австрии. Однако во время аншлюса Италия не сделала ничего, чтобы помочь соседу. Когда мы оцениваем изменение позиции Муссолини, мы должны помнить, что, хотя формальный союз между Берлином и Римом существовал, никаких поводов проявить серьезность этой дружбы глава Италии еще не имел[252].Фашист Муссолини вовсе не должен был безоговорочно поддерживать нациста Гитлера! Одно дело совместная духовная и идейная близость и совсем другое - перспектива возврата в страну, населенную этническими немцами, бывших австрийских, а теперь итальянских территорий[253].

Бенито Муссолини не возражал против аншлюса Австрии не из любви к Гитлеру или нацизму, а за конкретные политические дивиденды. От Англии и Франции, а вовсе не от Германии

Прежде всего это прекрасно понимал сам глава Германии. «Скажите дуче, что я ему этого никогда не забуду... Если ему когда-либо понадобится помощь или он окажется в опасности, то он может быть уверен - я буду с ним, чтобы ни случилось, пусть хоть весь мир обратится против него!»[254] - такова была реакция фюрера на послание Муссолини, в котором ясно давалось понять, что Италия не станет препятствовать аншлюсу.
Почему же Муссолини поступил именно так? Разумеется, не из любви к «другу Адольфу». В политике подобные сантименты неуместны. Италия за свою позицию по австрийскому вопросу была щедро вознаграждена. Кем? Англией и Францией. Дело в том, что, увлеченный подвигами древних римлян, Муссолини тоже решил построить для Италии новую империю. Первой пробой сил фашистского государства стало нападение на Эфиопию, в то время носившую название Абиссиния. 4 октября 1935 года итальянские войска вторглись в эту страну.
История итало-эфиопских отношений имеет давнюю предысторию. Задолго до Муссолини Италия пыталась покорить эту небольшую африканскую страну. Вокруг Абиссинии все земли были захвачены и поделены, но ее христианским монархам удавалось отстоять независимость. В 1896 г. в битве при Адуа итальянская армия, отправившаяся покорять эфиопов, была наголову разбита. В один день она потеряла столько же солдат, сколько за все свои войны на африканском континенте вместе взятые. После этой победы на политической карте мира «появилась» Эфиопия. В покое ее оставили ненадолго: через 39 лет агрессия повторилась[255].
Абиссиния потребовала применить к Италии международные санкции. 7 октября 1935 года Совет Лиги Наций признал Италию агрессором, что, впрочем, никаких ощутимых последствий для режима Муссолини не повлекло, потому что введенные «санкции» позволяли ей спокойно вести войну далее. Ведь о серьезных акциях вроде разрыва отношений или военного давления на агрессора речь даже не шла. Не случайно в документах Лиги Наций ничего и не говорилось о запрете поставок наиболее важных для Италии видов сырья: нефти, железной руды и угля. Помимо того, США и Германия не являлись членами Лиги Наций, а следовательно, режим санкций соблюдать вовсе не были обязаны. Наоборот, Соединенные Штаты в 19351936 годах резко увеличили поставки нефти агрессору, а правительство Великобритании отклонило предложение о морской блокаде Италии и закрытии для ее судов Суэцкого канала, что могло стать существенным средством давления[256].
Силы были неравны, но плохо вооруженные эфиопы оказывали упорное сопротивление. В ответ итальянская армия применила против мирного населения Эфиопии ядовитые газы. Вместо того чтобы осудить это варварство, Великобритания заняла довольно странную позицию: не только не усилила санкции, но фактически начала борьбу за их полную отмену. 18 июня 1936 года министр иностранных дел Иден выступил в Палате общин с заявлением, что введенные против Италии санкции не дали того результата, какого от них ожидали. Как мы не раз убеждались, именно Лондон являлся «законодателем» политических мод на мировой арене. И вот уже 4 июля 1936 года, после оккупации итальянцами столицы Эфиопии Аддис-Абебы, Лига Наций постановила отказаться от дальнейшего применения санкций.
«Цивилизованный мир» практически «не заметил» бойню, учиненную итальянскими фашистами у озера Ашанги 3 апреля 1935 г. 140 самолетов сбросили на мирное население химические бомбы. Никто не обратил внимания и на преступления Японии, напавшей на Китай. Не вдаваясь в страшные подробности той войны, приведем лишь два красноречивых факта. При осаде Шанхая японцы вырезали мирное население так тщательно, что очевидец описал бойню следующими словами: из района площадью 4,5 кв. км не ушел никто. Во время взятия Нанкина японцы убили 200 тыс. чел. - каждого второго жителя города[257].
Как же захват Абиссинии связан с аншлюсом Австрии? Самым непосредственным образом. Покладистая позиция Муссолини, позволившая Гитлеру проглотить своего соседа, была немедленно вознаграждена. 12 марта 1938 года немецкие танки заполнили все дороги на Вену, а 16 апреля 1938 года в Риме без лишнего шума было подписано англо-итальянское соглашение. Англия и Италия обязывались установить между собой «добрососедские отношения». Но самое главное - Англия признавала захват Абиссинии Италией. Фактически британские джентльмены обменяли Аддис-Абебу на Вену.
В перечень европейских столиц, неприкрыто «сданных» фюреру, по праву стоит записать и испанский Мадрид. Гитлеру, создававшему в страшной спешке новую огромную армию, позарез был нужен полигон для испытаний новой техники, обучения офицеров и т. п. И ему такой полигон создали.
Испанская война достаточно известна в нашей стране благодаря тому, что СССР активно в ней участвовал. Однако истинный смысл развязывания этого конфликта в советской историографии намеренно искажался. Подоплекой гражданской войны в Испании была отнюдь не борьба коммунизма и фашизма. Это была генеральная репетиция будущего тотального военного столкновения между СССР и Германией. При этом Англия и Франция, прикрывшись фиговым листком нейтралитета, на деле активно помогали одной из сторон конфликта - мятежникам генерала Франко, а не законному правительству Испании. Помощь «демократий» испанским фашистам была не только косвенной, но иногда и совершенно прямой. Только историки об этом писать почему-то не любят.
Понятно, что лондонским джентльменам не было никакого дела ни до самого генерала Франко, ни до его идей. Победа фашистов в гражданской войне в Испании позволяла британской дипломатии решить сразу несколько весьма важных задач:
• Гитлер и Муссолини получали возможность вдоволь повоевать и победить, поверить в свои силы, проверить свою армию и боевую технику в деле;
• в случае победы будущие агрессоры приобретали важную сырьевую базу[258];
• наглядное подтверждение получал главный стержень нацистской идеологии - борьба с коммунизмом и его уничтожение.
Мятеж против испанского правительства начался вечером 17 июля 1936 года в испанском Марокко, на Канарских и Балеарских островах. На следующий день радиостанция Сеуты передала в эфир знаменитую сегодня условную фразу - сигнал к началу мятежа: «Над всей Испанией безоблачное небо». После этого сообщения взбунтовались гарнизоны в самой Испании, но основные воинские континген-ты мятежников находились в Африке. Суть проблемы прекрасно сформулировал не кто иной, как Герман Геринг, давая показания на Нюрнбергском трибунале: «Франко обратился с просьбой о помощи к Германии. Ему нужна была поддержка с воздуха. Вместе со своими частями Франко находился в Африке и... не мог перебросить их, потому что флот был в руках коммунистов, а главным решающим фактором в войне была возможность высадки его войск в Испании[259]...»
Возникла опасная ситуация: мятеж мог быть подавлен из-за невозможности перевести части африканской армии Франко на материк. Гитлер, не колеблясь, решает помочь. Менее чем через две недели после начала путча к берегам Испании прибыли две немецкие военные эскадры, а в Марокко - германские транспортные самолеты.
С помощью Гитлера марокканские части благополучно высадились на территории материковой Испании.
Как может реагировать международное сообщество на вмешательство третьей страны во внутренний конфликт в Испании? Особенно если она собирается поддержать воинские части, взбунтовавшиеся против законного правительства? Реакция может быть самой жесткой. Санкции, бойкот, требование немедленного прекращения вмешательства. Не забудем, что в августе 1936 года в Берлине пройдет Олимпиада - событие крайне важное для нацистского режима. И всего за месяц до этого Гитлер ввязывается в гражданскую войну в Испании! А заседающему в Нью-Йорке комитету, который призывает к бойкоту немецкой Олимпиады, как раз не хватает аргументов! Мировое сообщество упорно не хочет замечать табличек «Вход воспрещен для евреев и собак», висящих на дверях общественных туалетов в нацистском рейхе. И тут фюрер делает жаждущим лишить его олимпийского огня такой подарок - осуществляет военное вмешательство в независимую страну. Может быть, теперь начнется бойкот фашистской Олимпиады?
Почему же Гитлер идет на такой риск? Потому что он знает, что Третьему рейху обеспечен режим наибольшего благоприятствования!Пока он действует согласно договоренностям со своими британскими партнерами.
А ведь помощь нацистов одной перевозкой мятежников не ограничилась. На следующий день, 31 июля 1936 года, английская газета «Daily Herald» сообщила об отправке из Гамбурга в Испанию 28 самолетов с грузом бомб, снарядов и других боеприпасов. И так будет в продолжение всей войны: снабжение франкистов возьмут на себя Германия и Италия. Зато со снабжением республиканцев возникнут серьезные проблемы: Великобритания и Франция провозглашают политику «невмешательства» в испанские дела. Уже 25 июля, то есть через неделю после начала мятежа, французское правительство приняло решение о запрещении вывоза оружия в Испанию. Его в этом поддержало правительство Англии. Зато Германия и Италия заявлять о невмешательстве не спешили, готовясь переправить армию Франко на континент. Нейтралитет французов был столь последовательным, что Париж запретил поставку в Испанию оружия и самолетов, которые были заказаны и оплачены испанским правительством задолго до соглашения о нейтралитете и невмешательстве!
«Почему наши заказы во Франции, сданные еще до 18 июля, не должны выполняться лишь в силу того, что заговорщики напали на нас?» - недоумевал глава испанского правительства Хираль. Ответа не последовало. Все протесты и требования республиканской Испании оставались гласом вопиющего в пустыне. До сентября. Почему именно до этого срока? Потому что в августе в Берлине начнется Олимпиада, и никакого, пусть даже пустякового, повода для ее срыва дать нельзя. Гитлеровский режим должен сиять во всей своей респектабельности.
Весьма примечателен следующий малоизвестный факт: сторонники бойкота Берлинской Олимпиады предлагали провести альтернативные игры в Испании, в городе Барселоне. А там как раз началась гражданская война, и ничего из этой затеи не получилось. Поймите меня правильно: война в Испании началась не для срыва этих альтернативных игр. Полигон для фюрера был готов заранее, и ясность, что в Испании начнется заваруха, для политиков международного уровня была полной. Поэтому, чтобы лишний раз подстраховать «дорогого» Адольфа Гитлера от ненужных осложнений, сторонникам бойкота подкинули идею в качестве альтернативного места избрать именно Испанию. Заранее зная, что это не получится.
Но отгремели олимпийские баталии, и ситуация меняется. 9 сентября 1936 года в английском Министерстве иностранных дел начал свою работу Международный комитет по вопросам невмешательства в дела Испании. Суть его деятельности - блокирование всякой помощи республиканцам под видом фальшивого нейтралитета и подталкивание СССР к самостоятельным действиям, «нарушающим» международное законодательство. И события развиваются именно в том направлении, что нужно англичанам. 22 октября 1936 года советский посол в Лондоне направил английскому министерству иностранных дел ноту, в которой предлагалось признать и восстановить право испанского правительства на закупку вооружения. Нота предупреждала, что в противном случае советское правительство не будет считать себя связанным соглашением о невмешательстве в большей мере, чем другие участники соглашения[260].
Раз Германия и Италия поставляют оружие в Испанию, то и СССР будет это делать. Это-то как раз на руку англичанам. Советский Союз встревает в конфликт, теперь необходимо придать его вмешательству нужную окраску. Это ведь «кровожадные коммунисты» рвутся устанавливать свои порядки в Европе. Поэтому в ответ на нашу ноту англичане публикуют свою, где перечисляют случаи нарушения обязательства о невмешательстве, заслуживающие расследования. С точки зрения Англии, таких случаев всего четыре: один на счету Италии, а вот три якобы совершены Советским Союзом.
Теперь самое время ответить на вопрос, зачем же СССР встрял в дурно пахнущую испанскую заваруху. Причин тому несколько.
• За все поставленное военное снаряжение республиканское правительство платило золотом, ничего даром Советский Союз не поставлял.
• Германские военные обкатывали в Испании свои танки и самолеты, точно такую же возможность получили советские генералы.
• Только слепой мог не понять, зачем растят западные державы германского фюрера. Задержать агрессора и нанести ему поражение на чужой территории фактически чужими руками было бы очень заманчиво.
• И только в качестве последней причины можно назвать некоторое идеологическое родство между СССР и республиканской Испанией.

17 мар 2010, 08:30
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.