Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск



Как Адольф Гитлер

Как Адольф Гитлер за один день превратился в «наглого агрессора»
Меня всегда высмеивали как пророка. Из тех, кто тогда смеялся, бесчисленное множество сегодня уже не смеется, а те, кто еще смеется, скоро, пожалуй, тоже перестанут.
Адольф Гитлер [312]

Есть Украина в составе СССР. Но есть и другая Украина в составе других государств. Есть Белоруссия в составе СССР. Но есть и другая Белоруссия в составе других государств.
И. В. Сталин [313]
Чтобы понять смысл событий, речь о которых пойдет в этой главе, надо вновь взглянуть на карту и убедиться, что СССР и Германия в то время общей границы не имели. Напасть на Советский Союз Гитлер мог лишь с территории некоторых соседних государств. Теоретически удар из Европы можно было нанести с территории Прибалтики, Прибалтийских государств, Польши и Румынии. А вот с практической точки зрения все выглядело иначе. Латвия, Литва и Эстония являлись независимыми государствами, созданными Великобританией и Францией из отколовшихся кусков Российской империи, чтобы обеспечить между Россией и Германией блок буферных стран. Именно союз двух великих континентальных держав являлся кошмаром для англосаксов, и противодействие такой возможности лежало в основе британской политики после Первой мировой войны.
Создание стран, помощь в обретении независимости и тому подобные метаморфозы политической карты всегда обусловлены прозрачными интересами других мировых игроков. Никто и никогда не помогал никому просто так, ради осуществления принципа самоопределения или по доброте душевной. В наше время США пекутся о «строительстве демократии» в Грузии, Украине и Молдавии вовсе не ради благосостояния народов этих стран. Идея все та же - буферные государства, враждебным кольцом отделяющие опоясывающие Россию. Для создания прецедента «цивилизованный мир» делит Югославию и признает Косово. Чтобы потом «признать» отколовшиеся куски нашей территории.
В Германии все складывалось удачно: здесь к власти было приведено нацистское движение во главе с обожающим Великобританию фюрером. А вот в России неожиданно возникла «неблагоприятная» ситуация. Товарищ Сталин победил товарища Троцкого и начал активно восстанавливать разрушенную империю. Поэтому буфер государств, ранее разделяющих две страны, теперь становился помехой в деле организации нападения Гитлера на СССР.
В своих действиях Англия во все времена руководствовалась лишь собственной выгодой. Изменилась ситуация - изменились задачи: пришло время искусственно созданные дружественные англичанам государства тихо и быстро «сдавать» Гитлеру. Недоумевают историки, в раздумьях политики и аналитики: зачем Англия и Франция отдавали одну позицию за другой гитлеровской Германии? И пишут в книгах о невероятном миролюбии, словно болезнь, поразившем Лондон и Париж. Между тем Гитлер поссорился с западным миром не по причине своей агрессивности, а наоборот, из-за собственного неуместного, по мнению англичан, миролюбия...
Однако вернемся к политической карте Европы: она нам многое объяснит. Независимость прибалтийских стран была столь же «индюшачьей», как и чехословацкая: до тех пор, пока хозяину не потребуется «свежего мяса». Если Гитлеру для нападения на СССР понадобилась бы их территория, можно не сомневаться, что под тем или иным предлогом он бы ее получил. Однако, если бы фюрер использовал эти земли для удара по СССР, он был бы резко ограничен в маневре. Территория Польши, так называемый «польский коридор», отделяла Восточную Пруссию от рейха и делала невозможной там значительную концентрацию войск. В случае начала военного конфликта с Россией немецкие войска находились бы в крайне невыгодной ситуации: их тылы, снабжение, а значит, нормальное ведение боевых операций полностью зависели бы от благорасположения Польши. А точнее говоря, от благосклонности Англии и Франции. Именно в этом и была загвоздка. Польша, главный союзник Парижа и Лондона в Восточной Европе, так же как Чехословакия и Прибалтика, была выкроена победившей Антантой из тела Германской и Российской империй. Направляя Гитлера на Восток и обеспечивая для этого необходимые территории, производственные мощности и полезные ископаемые, Англия и Франция оставляли ключ к будущей войне за собой[314].
Без участия Польши в агрессии против СССР невозможно было развернуть немецкие войска для обеспечения необходимой мощи удара. В этом германский генералитет убедился еще осенью 1936 года, когда на командно-штабных учениях немцы попытались воспроизвести нечто напоминающее будущий план «Барбаросса». Вывод германского Генштаба гласил: «Никакого точного решения относительно Восточной кампании не будет найдено, пока не будет разрешен вопрос о создании базы для операций в самой Восточной Польше»[315].
Следовательно, согласие поляков и их содействие становились для Гитлера решающими. А те, кто подумают, что в собственных поступках Варшава была независима, пусть вспомнят самоубийство «независимой» Чехословакии, которая словно самурай по команде своего господина сделала себе харакири...
Как огромная пробка, Польша закрывала для Гитлера движение к советским границам. Но во власти англичан и французов было эту пробку в нужный момент вышибить. И тогда широким фронтом германские войска выходили к нашей территории. На правом фланге агрессора, готовящегося к удару по России, находилась Румыния. Пока еще дружбы у Гитлера с румынами не было. Но это дело наживное. Румыния, как и Чехословакия, как и Югославия, являлась членом малой Антанты и союзником Лондона и Парижа, а не Берлина. Но для успешной агрессии Гитлера англичане готовы были и эту страну отдать нацистам. Нефть румынских месторождений была крайне необходима для грядущей войны моторов.
О том, кто хозяйничал в Румынии, легко догадаться, приняв во внимание следующие факты. В 1929 г. Румынию накрыло волной мирового кризиса. В том же году правительство страны получило от американских, французских и английских банков так называемый заем «стабилизации», в 1931 г. - еще и заем «развития». Условия займов были такими кабальными, что Румыния к 1932 г. не смогла выплачивать не то что сам долг, а даже проценты по нему. Зато по условиям предоставления денег иностранцы получили концессии на важнейшие государственные монополии: телефонные станции, табак, спички, соль, папиросную бумагу. Когда Румыния фактически стала банкротом, кредиторы направили в страну комиссию из девяти экспертов, которые установили полный контроль над доходами и расходами государства и над Национальным банком. Фактически это было введение внешнего управления. Среди кредиторов и «управляющих» не было ни одного германского банка[316].
Как же из далекого Лондона виделся сценарий войны Германии и СССР? Очень просто: используя предоставленные экономические, территориальные и политические возможности, Германия атакует. В этом конфликте участвуют и поляки, давно мечтающие о возрождении «Великой Польши», включающей в себя добрый кусок территории Украины, Белоруссии и России. Гитлер мог Россию разбить быстро, мог увязнуть в ней по самые уши - никакого значения это уже не имело. Германии, имеющей в тылу Польшу, по команде из Лондона «перекрывали краник». Польша опускала шлагбаум, оставляя немецкие войска без боеприпасов и горючего. А дальше на белом коне в зоне конфликта появлялись англичане, французы и американцы.
Именно 1938 г. стал стартовым в деле безудержного вооружения «миролюбивых держав». При этом разговоры, что они готовились защищаться от Гитлера, несостоятельны. Хотели бы защититься - им бы не потребовалось даже имевшееся скромное вооружение. Об этом вся эта книга. Оружие было нужно для того, чтобы ударить Гитлеру в спину и продиктовать свою волю обескровленной России. «Военные приготовления Соединенных Штатов к войне на море, на суше и в воздухе... проводятся ускоренными темпами и уже поглотили колоссальную сумму в 1250 млн долларов», - читаем в донесении польского посла Е. Потоцкого из Вашингтона 16.01.1939[317]. А Чемберлен, привезший мир «нашему поколению», уже через три дня после мюнхенской идиллии «провозгласил в палате общин вооружение любой ценой»[318].
В роли миротворцев, разумеется. И начиналось торжество «свободы» и «демократии»:
• в СССР происходит замена власти на «демократическую», то есть ту, которая примет на себя все царские долги, вернет Западу национализированные предприятия и позволит почти бесплатно качать нефть, добывать алмазы и пилить русский лес;
• в Германии генералы смещают Гитлера, поссорившего немцев со всем цивилизованным миром.
Наличие польских войск на границах страны и в тылу действующей в России германской армии делало сопротивление немцев фактически невозможным. В этот момент внезапно прозревшие правозащитники и журналисты должны были «увидеть» зверские преступления фашистов. Далее - «Нюрнбергский суд», осуждение нацизма, казни его лидеров - словом все, что случилось в реальности.
Важно понимать, что, натравливая Гитлера на Россию, англосаксы вовсе не собирались делать его равным и сажать фюрера рядом, за собственный «стол». После тяжелой и кровавой работы на наших бескрайних просторах Адольфа ждало не равноправное партнерство с лордами и сэрами, а скамья подсудимых или ампула с ядом. Сделав всю грязную работу по зачистке России от большевиков (а точнее сказать, от русских), нацизм должен был кануть в лету. А благодарное человечество еще больше любило бы англичан, французов и американцев за спасение от ужасов фашизма. Чехословакия, Австрия и Прибалтика вновь стали бы «независимыми» и «свободными». До следующего раза, когда ради своей политической игры их хозяева принесли бы «освобожденных» в жертву.
План будущей агрессии мы набросали весьма условно и схематично. Поскольку события в реальности развивались совсем иначе, то никто и никогда не упоминал о том, как «планировалось». Слишком неприглядно выглядели бы в таком случае будущие победители Второй мировой войны - ее прямыми организаторами.
Понимали ли пасьянс, раскладываемый правительствами Англии и Франции на европейском политическом столе, в Кремле? Безусловно. Только слепой мог не понять и не заметить, на чью погибель начали активно растить гитлеровский рейх. Еще 1 марта 1936 года, задолго до передачи Гитлеру Австрии и Чехословакии, Иосиф Сталин давал интервью американскому журналисту Рою Говарду. Так вот, отвечая на вопрос «Как в СССР представляют себе нападение со стороны Германии? С каких позиций, в каком направлении могут действовать германские войска?», глава СССР заявил следующее:
«История говорит, что когда какое-либо государство хочет воевать с другим государством, даже не соседним, то оно начинает искать границы, через которые оно могло бы добраться до границы государства, на которое оно хочет напасть. Обычно агрессивное государство находит такие границы... Я не знаю, какие именно границы может приспособить для своих целей Германия, но думаю, что охотники дать ей границу „в кредит" могут найтись»[319].
Как мы видели, Иосиф Виссарионович оказался прав: Гитлеру дали «в кредит» Австрию и Чехословакию и медленно, но верно повели его к советской границе. Для этого невозможно было ограничиться переданными фюреру Судетами - надо было сдать ему всю территорию чехословацкого государства. За собственно Чехией лежала Словакия, а рядом с ее границей, что была направлена в сторону советской Украины, и вовсе лежали земли, «ключевые» для организации будущей войны против России. Это Закарпатская Украина (Закарпатье).
Это были не просто территории - это был повод.

17 мар 2010, 08:30
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.